www.vulcan.casino

Извлечение из «Мервильской рукописи», глава XVII

Педро II Арагонский прибывает на помощь графу Раймону (лето 1213 г.). Тулузцы захватывают Пюжоль (июль 1213 г.). Битва при Мюре. Гибель Педро II Арагонского и бегство тулузского войска (12 сентября 1213 г.). Отъезд графа Раймона в Рим.*

И вот, как гласит история, король Арагона, именуемый Педро, одна из сестер коего была замужем за графом Раймоном, а другая — за сыном сего графа, узнал, что крестоносцы и граф де Монфор досаждают его родичу1, и решил со всеми своими людьми прийти на помощь к означенному Раймону и его сыну. Он созвал тысячу хорошо вооруженных рыцарей, самых отважных и самых храбрых, какие только нашлись в его королевстве. А когда рыцари прибыли к королю Арагонскому, он приказал им призвать своих вассалов, дабы те последовали за рыцарями.

Пока король Арагона готовился к походу, граф Раймон известил капитул и коммуну2 города Тулузы, что в Пюжоле3, куда путь лежит через Монтодран4, затворился большой отряд крестоносцев, и оные крестоносцы оттуда совершают набеги на окрестности и грабят всех подряд. А посему он полагает надобным отправиться в Пюжоль, дабы выбить оттуда крестоносцев. Консулы и советники коммуны ответили графу Раймону, что речь его разумна, и они согласны сделать так, как он сказал, и что они последуют за ним повсюду и во всем станут ему повиноваться. Тогда граф Раймон приказал глашатаям объявить по всему городу, что каждый горожанин должен вооружиться и приготовиться идти на осаду занятого крестоносцами Пюжоля. И каждый житель, как богатый, так и бедный, взял оружие и снаряжение и явился к графу Раймону, а следом за ними явились также граф де Фуа и граф де Комменж, в доспехах и в сопровождении своих людей. Когда же все собрались, тулузцы, развернув знамена, в боевом порядке выступили из города и направились в Пюжоль, как им было приказано. Подойдя к Пюжолю, они увидели, что означенный Пюжоль занят крестоносцами, кои затворились в нем и намереваются


 

 

 

 

 

/264/

обороняться от войска графа Раймона. Тогда люди графа Раймона окружили Пюжоль и приступили к осаде; через некоторое время они решили взять город штурмом и начали готовиться к наступлению; они носили вязанки хвороста и прутьев и заполняли ими рвы. Потом тулузцы пошли на штурм; они спрыгнули во рвы, заполненные вязанками хвороста, и подобрались к городским стенам, желая пробить их и обрушить. Но в стенах города собрался весь цвет крестового воинства, а потому осажденные стали храбро и яростно защищаться. И они так отважно оборонялись, что нападавшие вынуждены были отступить от стен. Тогда граф Раймон и все знатные люди, бывшие с ним, приказали своим воинам соорудить катапульты, камнеметы и стенобитные машины, дабы с их помощью штурмовать Пюжоль. И, соорудив те машины, воины графа Раймона начали метать огромные камни, от которых стены города рухнули. Тогда войско графа Раймона пошло на штурм, и был тот штурм яростным и жестоким; когда же воины графа Раймона ворвались в город, они истребили всех крестоносцев до единого, и ни одному не удалось бежать. Самых знатных крестоносцев, коих насчитывалось более шести десятков, вывели за ворота Пюжоля и повесили, а прочих пленных без разбору предали смерти. Когда же тулузцы, истребив крестоносцев, захватили город Пюжоль и произвели в нем великие разрушения, к графу Раймону прибыл гонец и сообщил, что сюда движется граф Бодуэн5 с большим войском и что сей граф хочет напасть на них. Когда граф Раймон и его войско услышали таковое известие, они покинули Пюжоль и отправились в Тулузу, радуясь одержанной победе, а также множеству дорогих вещей, ставших их добычею после того, как они перебили всех крестоносцев.

Тем временем до графа де Монфора дошло известие, что граф Раймон и его отряд захватили Пюжоль и там перебили всех его людей, разрубили их на куски, не оставив в живых ни единого воина, а самых знатных повесили, не пощадив никого и не помиловав. И граф де Монфор опечалился и омрачился так, как не печалился никогда прежде, и наизнатнейшие бароны увидели, как из-за такого страшного поражения он проливает слезы.

Покуда граф Раймон совершал набег на Пюжоль, прибыл король Арагона, о коем уже было сказано; сей король отправился осаждать город Мюре, что находится на земле Комменж, захваченной крестоносцами. Когда король приступил к осаде города Мюре и всех его жителей, а также французского гарнизона, который там находился, он тотчас сообщил об этом графу Раймону, дабы тот со своим войском без промедления прибыл к Мюре, городу, который он, король Арагона, осадил вместе со своими рыцарями. Когда граф Раймон получил это известие, он без промедления передал его консулам Тулузы; также он уведомил своих баронов и воинов, что прибывший из Арагона король осадил Мюре. А когда и воины графа, и его бароны, и тулузские консулы узнали новость, кою сообщил им граф Раймон, они сказали, что графу


 

/265/

надобно как можно скорее отправляться на помощь королю. Выслушав волеизъявление консулов и прочего люда, граф Раймон приказал глашатаям и трубачам пройти по городу и сообщить всем его жителям, что каждый из них обязан вооружиться и отправиться на осаду Мюре6, дабы оказать поддержку и помощь королю Арагона.

Глашатаи ходили по улицам Тулузы и выкрикивали приказ графа, в коем говорилось, что жителям всех кварталов, как знатного, так и простого звания, надобно вооружаться и снаряжаться в поход. И после этого призыва людей собралось так много, что не нашлось никого, кто сумел бы их сосчитать. Тогда граф Раймон приказал сооружать катапульты и иные осадные машины и везти их на осаду Мюре. И граф Раймон, а с ним графы де Фуа и де Комменж вооружились и вместе со всеми прочими воинами отправились осаждать Мюре. И вот, такое множество тулузцев двинулось к стенам Мюре, что никто не мог ни сосчитать, ни перечислить их всех. Когда же граф Раймон и все, кто пошел и поехал с ним, прибыли на место, где ожидал их король Арагона, радость охватила и тулузцев, и арагонцев, и они без промедления принялись обсуждать, как им лучше продолжать осаду Мюре. После обсуждения они поставили катапульты и камнеметы и стали осыпать город камнями. Они метали камни и ночью, и днем, и всех, кто находился в городе, охватил страх. И тогда тулузцы пошли на штурм Мюре и начали разить и убивать всех, кто пытался оказать им сопротивление. И большинство осажденных отступили и закрылись в крепостном замке7, необычайно прочном и приспособленном для обороны, в чем по-прежнему можно убедиться. Когда люди графа Раймона начали бить по городу из катапульт, явился к королю Арагона гонец и сказал ему, что воины графа решили разрушить крепостной замок и начали метать камни с помощью камнеметов, а потом ворвались в город и принялись убивать всех, кто попадался им под руку. Король сильно опечалился, ибо усмотрел в действиях войска графа Раймона великое зло, и послал им сказать, чтобы они немедленно прекратили сражение и вернулись обратно. Приказ был передан, и тулузцы, выслушав распоряжение короля Арагона, покинули захваченное ими предместье Мюре и вернулись в лагерь, не завершив начатое дело, что явилось великим безумием и глупостью. Король же сказал им, что они поступили неосмотрительно, начав штурмовать город, ибо, насколько ему известно, на помощь осажденным в Мюре намерен прибыть сам граф де Монфор со своим могучим войском. Поэтому сражение лучше начать после того, как граф де Монфор войдет в Мюре. Король считал, что осаду и сражение следует начинать тогда, когда французы окажутся в стенах города, ибо только в этом случае ни один враг не сможет уйти от них. А если они сейчас не окружат и не захватят Монфора, то они уже никогда не смогут этого сделать, а значит, не сумеют отвоевать захваченные им земли и владения. Говорят, слова безумца часто принимают за истину; вот и теперь подданные графа Раймона поступили так, как рассудил король.


 

 

/266/

А король не позволил тулузцам завершить начатый штурм, хотя тулузцы уже готовы были захватить и занять Мюре. Король рассудил, что брать один лишь город, не захватив Монфора, смысла нет, а воины графа Раймона не посмели его ослушаться. Но более возможности взять Мюре тулузцам не представилось, и в будущем они этого сделать не смогли, о чем и будет сказано ниже.

Покуда король отдавал приказ, о коем сказано выше, графы и простолюдины, сопровождавшие его на осаду Мюре, посмотрели на реку8 и увидели трепещущие на ветру флажки и стяги графа де Монфора, двигавшегося на помощь городу с многочисленным войском. Пройдя мост и рынок, граф де Монфор вошел в Мюре и разместился там вместе со всем своим отрядом. Когда граф со своими людьми разместился в Мюре, те защитники города, что, спасаясь от графа Раймона, укрылись в крепостном замке, покинули это убежище и явились приветствовать своего сеньора, графа де Монфора, и рассказали ему о штурме, который им довелось выдержать.

В то время как граф де Монфор входил в город и располагался там на отдых, король Арагона и граф Раймон, графы де Фуа и де Комменж, а также сенешаль и многие другие участники осады собрались на совет, дабы принять решение, как им поступить, ибо все уже знали, что граф де Монфор прибыл и вошел в город Мюре. После обсуждения все постановили, что раз графа де Монфора не предупредили и не поставили в известность о замыслах противника, и пока оный граф и его люди отдыхают, устав и утомившись после долгого пути, тулузцы и арагонцы пойдут на штурм города. Решение сие сочли достойным и разумным, одобрили его и постановили сделать так, как сказано. Так что совет распорядился готовиться к штурму. Но тут граф Раймон возразил и сказал, что, прежде чем начинать атаку и штурмовать город, следует соорудить укрепления вокруг лагеря и защитить палатки и шатры, дабы, пожелай граф де Монфор со своим войском напасть на них, он бы не застал их врасплох и не смог бы причинить им ущерб, уничтожив лагерь. Чем скорее будут построены укрепления вокруг лагеря тулузцев, тем больше у них будет уверенности в победе над врагом, ибо с укреплениями им не придется опасаться за свои тылы. Но некий храбрый рыцарь9 из окружения короля Арагона заявил, что слова графа Раймона не имеют ни смысла, ни резона, ибо не след им ожидать и бояться, а надобно без промедления идти в наступление10. Большинство присоединилось к мнению этого рыцаря, и потому решено было немедленно начать штурм; тулузцы и арагонцы двинулись в атаку и дошли до самых ворот Мюре. Но защитники города так яростно оборонялись и так отважно сражались, что, отбив нападение, выбежали из городских стен и стали разить нападавших, заставив их отступить до самых палаток и шатров. Укрывшись в лагере, все, кто ходил в атаку, внезапно ощутили сильную усталость и не смогли снова идти на штурм Мюре. Почувствовав себя в безопасности,


 

 

 

/267/

они принялись есть и пить, не думая более о сражении и не выставив караулов; такая беспечность обернулась для них великой бедой, о чем и будет сказано ниже. Когда преследователи вернулись в Мюре, граф де Монфор, увидев, как повели себя тулузцы, приказал своим воинам схватить оружие и напасть на лагерь противника. Когда же его воины вооружились и взяли снаряжение, он велел им выйти из города через ворота Салас, дабы в лагере осаждавших их никто не заметил, а они же, наоборот, застали осаждавших врасплох, что в конце концов и было сделано. Но, прежде чем выйти из стен Мюре, граф де Монфор созвал своих людей и сказал им, что пробил час, когда каждый обязан проявить себя храбрым воином и сражаться не на жизнь, а на смерть, разить врага без пощады и являть геройство и отвагу. Завершив свою речь, граф приказал без промедления выступить из города. Войско Монфора вышло из стен Мюре, разделившись на три отряда, одним из которых командовал Гильом де Контр, другим Бушар11, а третий вел сам граф де Монфор. С криками «Монфор, Монфор!» все три отряда ринулись на лагерь тулузцев. Король, граф Раймон и те, кто был с ними, изрядно растерялись, увидев, как враги мчатся на них и всех, кто попадается им на пути, сбивают наземь и убивают безжалостно и беспощадно. Ни король Арагона, ни граф Раймон, ни войско, бывшее с ними, не ожидали столь внезапного нападения и стали обороняться, но, так как их застали врасплох, они не сумели соблюсти ни порядок, ни строй, а отражали удары врага и бились, как могли. А когда люди графа де Монфора увидели, что противник их, позабыв о боевом строе, сражается в беспорядке и всей толпою, они воодушевились и начали бить противника и рубить без всякой пощады. И случилось, что воины графа де Монфора увидели короля Арагонского, коего узнали по доспехам. Король наносил удары направо и налево и кричал при этом: «Арагон, Арагон!» Но крика этого никто из его воинов не услышал, а потому он был убит, а все, кто с ним был рядом и вокруг, были зарублены в той стычке, из коей никто из них не вышел ни живым, ни раненым, и никто не смог спастись бегством. Когда же граф Раймон, граф де Фуа и остальные тулузцы увидели, что король Арагона и его воины мертвы и зарублены, они обратились в бегство и поскакали к Тулузе, и тот, кому удалось добраться до города, тот сумел спастись. В той битве пало великое множество жителей Тулузы; многие воины графа Раймона, погибшие в том бою, остались лежать на лугу, а на том месте, где находился их лагерь12, люди графа де Монфора собрали богатую добычу.

Прибыв в Тулузу, граф Раймон без промедления созвал советников капитула и сказал им, что придется ему отправиться к Святому Отцу Папе13, дабы рассказать тому о бедах, кои граф де Монфор причинил и продолжает ему причинять, и велел консулам оборонять город, насколько у них хватит сил. А если увидят они, что силы на исходе, пусть идут к графу де Монфору и просят его взять их под свое покровительство, до тех пор пока граф Раймон не вернется от Святого Отца и не скажет им, могут ли они рассчитывать на помощь, дабы избавиться от власти Монфора. Распрощавшись с жителями Тулузы, граф Раймон отправился по дороге, ведущей к Святому Отцу, и с ним поехали граф де Фуа и другие бароны.


 

 

 


* Фрагмент прозаической версии «Песни», перевод которого представлен ниже, извлечен из так называемой «Мервильской рукописи», впервые изданной Дирком Хекстрой под названием «Восемь лет альбигойской войны» (см.: Hoekstra 1998: 57— 73). Рукопись, которой присвоена литера М, создана в начале XVI века и с 1587 года по настоящее время хранится в библиотеке замка Мервиль, принадлежащего семье Шальве-Рошмонтей (Chalvet-Rochemonteix). В рукопись тем же почерком, каким написан основной текст, а именно нотариальным курсивом, принятым в то время в Тулузе, внесено 625 поправок, что позволяет именовать рукопись M авторской. Судя по обилию правки, множеству канцелярских оборотов и идентифицирующих референций, а также парных синонимов, свойственных средневековым административно-юридическим текстам, рукопись была создана скрибом, клерком одной из канцелярий, являвшихся средоточием тогдашних эрудитов. В рукописи 72 листа, ни начала, ни конца не сохранилось. Редактор, Д. Хекстра, разделил описание событий, охватывающих период от осады Каркассонна (в 1209 году) и до штурма Тулузы войском Монфора и последующим отступлением крестоносцев (в 1217 году), на 3 части и 27 глав, предваряя каждую главу кратким изложением рассказанных в ней событий. Представленный фрагмент соответствует лессам 131—152; большая часть примечаний содержит отсылки к примечаниям к «Песни».Назад

1 ...крестоносцы и граф де Монфор досаждают его родичу... — См. примеч. 4 к лессе 15, примеч. 2 к лессе 130.Назад

2 Коммуна — общий совет города и предместий, иначе именуемый капитул, состоявший обычно из исполнительного комитета, коллегии консулов и консультативного совета, число участников которого варьировалось.Назад

3 Пюжоль. — См. примеч. 4 к лессе 132.Назад

4 Монтодран. — См. примеч. 6 к лессе 132.Назад

5 ...сюда движется граф Бодуэн... — Согласно «Песни», на помощь спешил сам Монфор (лесса 137, ст. 21—23). Граф Бодуэн вместе с братом Монфора Ги в это время осаждали Пюисельси.Назад

6 ...граф Раймон приказал... сообщить всем... жителям, что каждый из них обязан... отправиться на осаду Мюре... — Из текста «Песни» следует, что решение выступить в поход к Мюре принял тулузский капитул.Назад

7 ...большинство осажденных... закрылись в крепостном замке... — См. примеч. 5 к лессе 137.Назад

8 ...посмотрели на реку... — Под стенами Мюре протекала Гаронна.Назад

9 ...некий храбрый рыцарь... — Микель де Лусия.Назад

10 ...надобно без промедления идти в наступление. — См. примеч. 1 к лессе 139.Назад

11 Бушар — Бушар де Марли. См. также примеч. 7 к лессе 41, примеч. 3 к лессе 63.Назад

12 ...где находился их лагерь... — Лакуна в тексте. Судя по иным источникам, в пропущенном фрагменте говорилось о том, что пехотинцы из гарнизона Мюре не теряли времени, и, пока всадники гнали и разили противника, они обирали павших и приканчивали раненых.Назад

13 ...Святому Отцу Папе... — Папе Римскому Иннокентию Ш.Назад

Рубрика: XIII век, Альбигойцы.