заказчики в Казахстане . Уборка квартир в Киеве a Уборка квартир.

Война в Северном Китае. Первые годы

Отношения кочевых племен Монголии и государств Китайской равнины никогда не отличались особой сердечностью. Лучшее доказательство этому - Стена, построенная китайцами на заре истории, дабы хоть как-то защититься от визитов соседей с севера. За тысячу лет ситуация существенно не изменилась. Опустошительные набеги всадников из холодных застенных степей перемежались с походами китайских войск и разорением сопротивлявшихся кочевий.

Новый этап наступил с появлением на сцене киданей (первая половина 10 в.). Завоевав северный Китай, они обратили свой взор на степи Монголии. Сами будучи кочевниками, они смогли покорить воинственные протомонгольские кочевья и построить свои укрепления там, куда еще никогда не проникали войска оседлых государств - на берегу Орхона. (3.стр. 79).

Сокрушительное наступление еще одного кочевого народа Приморья - чжурчжэней, приведшее к крушению киданьского государства (1114-1125 гг.), означало для монгольских племен конец вассальной зависимости и стремительную консолидацию в крупные племенные союзы. Чжурчжэни, основавшие свою империю - Цзинь - и двинувшие свои войска для покорения Монголии, столкнулись с ожесточенным сопротивлением коалиции объединенных племен. Военные действия, тянувшиеся в 1138-1147 гг.закончились, в целом, безуспешно для цзиньцев (чжурчжэней).

Откатившиеся на линию пограничных фортов и укреплений, чжурчжэни, продолжили активную - теперь только дипломатическую - деятельность среди племен. Несомненно, их агентура приложила определенные усилия к раздуванию противоречий между племенами. Результатом этого явилась война между племенными союзами монголов и татар в 60-х гг. 12 века. Прямым следствием упомянутой войны стало раздробление племенных союзов и обособление отдельных племен. Это дало правителям Цзинь возможность возобновить свой суверенитет над племенами внутренней Монголии.

При этом цзиньцы не упускали возможности ослабить карательными экспедициями то или иное племя, что в сочетании с их полнейшим превосходством в военной области должно было еще больше усиливать страх кочевников перед императорами Цзинь.

В конце 12 века военная активность Цзинь в степях постепенно сходит на нет. Образовавшийся вакуум немедленно захватывает Чингиз-хан подчиняющий себе подавляющее количество местных племен. Сам Чингиз еще остается цзиньским вассалом, что и обеспечивает ему время от времени помощь чжурчжэней в походах на племена юго-востока Монголии (татар, онгутов).

К 1206 г. Чингиз-хан подчинил практически все степные народы. Его энергия начала находить выход в походы на оседлые государства за пределами степей. Вероятно с этого же времени Чингиз начал серьезную и детальную разработку планов нападения на Цзинь. Отказываться своего вассалитета, он, впрочем, не торопился, ожидая удобного момента. И этот момент наступил...

В 1209 г. на императорский престол Цзинь взошел Мадаху Чунхэй (кит. Юньцзи, тронное имя - Вэй Шао ван) 1 . По тысячелетней традиции, манифесты о смене правителей рассылались по всем окрестным государствам. Одной из обязанностей посланцев было подтверждение новым императором всех обязательств и притязаний империи. Не обошли посольства стороной и монгольские степи.

Чингиз-хан, принимая посла Юнь Цзи (а произошло это в 1210 г.) напрочь отказался приносить клятву верности, отправлять дань и вообще как-либо выказывать свое подчиненное положение. По существовавшему ритуалу он должен бы был встать на колени и поклониться подателю манифеста. Вместо всего этого он пренебрежительно отозвался о личности посла и плюнул в сторону китайской границы - жест наносивший императору несмываемое оскорбление, и, по существу, означавший объявление войны.

Разведка чжурчжэней доносила в 1210 г. ко двору императора, о непрерывных военных приготовлениях в степях. Начальник пограничной стражи севера, полководец Нахата Майчжу прямо докладывал о готовящейся войне. Его призывы остались втуне. Более того, сам Майчжу был вскоре смещен под надуманным предлогом - цзиньское правительство всеми средствами пыталось не допустить войны 2.

Одновременно и монголы тщательно подготавливали свою армию. В походе на тангутов (см. соотв. статью) в 1209-10 гг. их войска приобретают необходимый опыт в т.ч и во взятии городов.

С течением времени столкновения приобретают масштабный характер. В 1210 г. орды кочевников берут чуть вынесенные в степи крепость Няошабао и Няоюеин, находившиеся чуть севернее Датуна. Данный факт однако, также не послужил предостережением имперскому руководству.

В марте 1211 г. вторжение началось - огромные массы монгольской конницы двинулись через границы Цзинь. Главный корпус во главе с самим Чингизом наступал от озера Далай-Нор. Преодолев укрепления Стены, кочевники начали операции в прилежащих районах. В ходе военных действий были захвачены области (округа): Дашуй, Ло, Фэнь, и Ли. Чжурчжэни реагировали на редкость вяло. Императорский двор находился в шоковом состоянии, что не могло не сказаться на успехах противника.

Первой реакцией императора стала попытка добиться мира дипломатическими методами. Однако миссия Нухури, главнокомандующего войсками на северо-западных границах, привезшего к Чингиз-хану мирные предложения, провалилась. Военные же акции Цзинь проводились крайне вяло. Уполномоченные отражать монголов воеводы Хэшери Хушаху (командовавший войсками в Западной столице - Датуне), Дуцзи Сычжун и Ваньянь Чэнюй не двигались с места. Единственная операция чжурчжэней в этот период - восстановление Сычжуном и Чэнюем разрушенных крепостей Няошабао и Няоюеин. Но не успели цзиньские гарнизоны достаточно укрепиться в упомянутых крепостях, как на них обрушился корпус Джэбе, одного из лучших полководцев великого хана, и окончательно сровнял с землей оба укрепления.

Несмотря на успехи кочевников, главные силы Цзинь еще не участвовали в боях. Они медленно но верно развертывались в глубине имперской территории, и это, надо полагать, являлось единственной причиной удерживавшей Чингиз-хана в приграничной зоне.

Что не мешало ему продолжать войну с полной силой. В начале осени 1211 г. он разорил Байдын (место, где полторы тысячи лет назад хунны Модэ поймали в ловушку всю китайскую армию с императором впридачу) и осадил Западную столицу. Предвидя падение города, Хушаху (как упоминалось ранее командовавший дислоцированными в Датуне войсками) попытался пробиться сквозь ряды осаждающих. Побоище окончилось в пользу кочевников, и Хушаху удалось оторваться от преследования лишь у крепости Цубэйкоу. Лишенный гарнизона, Датун, пал в последующие дни. Одновременно с Датуном монголы взяли крупные административные центры: Фучжоу и Сюаньдэ (Сюаньхуа), что в свою очередь привело к утрате цзиньцами городов Сюаньпин, Чжанчжоу и Хуаньчжоу.

После взятия основных укрепленных центров упомянутых областей кочевники обрушились на остальные города и крепостицы. После согласованных действий трех групп армий: Джэбе, Чагатая (Джагатая) и Угедэя власть монголов признали все цзиньские округа до Пиньчжоу и Луаньчжоу на востоке, до Цинчжоу (Цинсянь в области Тянцзиня) и Цанчжоу на юге и до Синчжоу и Дайчжоу на юго-западе 3.

На сей раз император решил наконец принять жесткие военные меры. Огромные массы войска (до 400 тыс. человек (1.стр. 52)), вверенные Ваньян Цзюцзяню и Ваньян Чэнюю пришли в движение. Было решено идти навстречу противнику и в генеральном сражении смести его с лица земли. Однако из-за технических трудностей движения китайцам пришлось разделить свои войска на две группы армий из которых задняя - Ваньян Чэнюя - исполняла роль резерва. Расчет был на попеременный ввод в бой соединений празных эшелонов. Но получилось по-другому..

Чингиз-хан отлично знал состояние цзиньской армии - его разведчики были высокомобильны, да к тому же к нему перебежал один из цзиньских полководцев, Мингань (его послали парламентером к монголам, дабы призвать их к благоразумию). И видя что цзиньские части расстроены длительным маршем в гористой местности, он велел седлать коней и выступать навстречу цзиньским колоннам медленно двигавшимся в горах Ехулин...

Сражение в Ехулин ("Луковый хребет")4 было решено неудержимым натиском конницы кочевников, вызвавшей бегство китайцев по всему фронту. Монголы безжалостно рубили бегущих. В районе крепости Куайхэбао произошла битва со вторым эшелоном цзиньских армий - войсками Ваньян Чэнюя. И здесь монгольская кавалерия одержала блистательную победу, заставив Чэнюя спасаться бегством в Сюаньдэ. Преследовавшие его монгольские разьезды, опустошили окрестности города. А на месте сражений при Ехулин и Хойхэпу еще долго лежали груды человеческих скелетов - потери цзиньской армии в этих боях оценивались современниками в 300 тысяч человек.

Развивая успех, Чингиз-хан бросил своих всадников прямо на Пекин (тогда называвшийся Чжунду). Попутно был взят Цзинъаньсянь, а через некоторое время конница монголов замаячила ввиду заставы Цзюйюнгуань 5, прикрываывшей подступы к Пекину. Застава Цзюйюнгуань являлась последней линии обороны на подходах к цзиньской столице. Комендант заставы, Ваньян Фучжоу, бросил все и бежал. Гарнизон, полный решимости сражаться, монголы притоворным бегством выманили из крепости и наголову разбили, расчистив себе путь к Пекину. Вскоре их войска уже жгли пекинские предместья.

Императорский двор ударился в панику. Призывы сановников бежать в Южную столицу (Кайфын) множились час от часу, и лишь отчаянная решимость гвардейских полков отстоять Пекин, заставила императора на время отложить переезд. И действительно: гвардейцы отбросили от города несколько передовых монгольских частей, с большим уроном для последних. Для более эффективной защиты к городу был вызван Чжуху Гаоцзи (правитель округа Цзиньчжоу) со всеми имеющимися у него в наличии войсками.

При известиях о концентрации цзиньских армий у Пекина, Чингиз-хан не стал тратить силы на его завоевание. Кампанию 1211 г. он закончил великолепным маневром - его всадники обрушились на государственные пастбища чжурчжэней и отбили табуны их коней, сберегавшиеся для дальнейшего ремонта кавалерии. Следствием стала утрата цзиньской армией, из-за недостатка лошадей, ударных кавалерийских корпусов.

Осень и зима 1211 г. показали полное превосходство монголов на полях сражений. К победителям незамедлительно начался поток перебежчиков. Это были в основном военные чины: начальники отрядов с северной границы Цзинь, воеводы Лю Болинь, Гуалг Я и Чан Гэ. Особняком стоит некий Елюй-аха (судя по имени- кидань), чин и ранг которого Юань ши не указывает (1.стр. 46).

Новый, 1212 г., принес чжурчжэням очередные потери. Тысячник с северной границы, кидань Елюй Люге, со своим отрядом самовольно ушел в Лунъань 6 и обьявил себя независимым владетелем. И-вполне понятный шаг - запросил союза у монголов. Договор о союзе и взаимопомощи между Люге и Чингиз-ханом был заключен на горе Цзиньшань.

Это казалось бы незначительное событие имело далеко идущие последствия. У киданей, бывших довольно многочисленным народом, появился национальный лидер, а в перспективе - и создание собственного государства. Несомненно к Люге сразу же начался массовый приток сторонников, в том числе и из вооруженных сили Цзинь.

Чингиз-хан продолжал расширять сферу своего влияния. Им были взяты города Чанчжоу, Хуанчжоу и Фучжоу. У Цюаньэльцзюй была разгромлена 300 - тыс. армия цзиньских генералов Ваньян Чэнюя и Ваньян Цзюцзяня, в прошлом году уже битых монголами (при Ехулин и Куайхэбао).

В конце весны пали осаждаемые Чингиз-ханом города Сюаньдэ и Дэсин. Область последнего, лишенная административного центра не замедлила подчиниться завоевателям. Осенью полки монголов появиляись под стенами Датуна 7. Спешно высланная на помощь городу армия "главнокомандующего" О Туна была завлечена Чингиз-ханом к крепости Мигукоу и полностью истреблена. Судьба Западной столицы была тем самым предрешена и все-таки жители и гарнизон отчаянно защищались; в боях Чингиз получил ранение стрелой и был вынужден снять осаду.

Елюй Люге, как выше указано провозгласивший себя независимым правителем не терял времени даром. Назвав свое государственное образование Ляо, он завоевал признание многочисленных киданей проживавших в Ляоси (областях западнее реки Ляо) и по прошествии небольшого времени смог организовать стотысячную армию.

Пытаясь покончить с Люге до того как его движение примет размеры, угрожающие территориальной целостности страны, цзиньский двор отрядил карательную экспедицию. Шестидесятитысячный корпус вел Ваньян Чэнюй, полководец, более известный своими сокрушительными поражениями чем победами.

Так получилось и на этот раз. Елюй Люге вызвал на помощь монголов и вместе с ними разгромил армию Цзинь. Одновременно чжурчжэням был нанесен еще один чувствительный удар - в 1213 г. Джэбе стремительным маршем двинулся в Ляоси, осадил Восточную столицу - Ляоян, но через некоторое время защитники, упорно обороняясь заставили его свернуть осадные работы. Как позднее выяснилось - ненадолго. Ибо Джэбе отойдя от города на незначительное расстояние, вернулся и захватив врасплох ликующих горожан, занял Ляоян.

Почувствовав значительное ослабление власти Цзинь в регионе, Елюй Люге переименовал свое государство в империю, автоматически становясь императором. Империя же его, имея название Ляо (Железная) становилась прямой правопреемницей киданьской империи Ляо (существовавшей с начала X века по 1125 г.). Соответственно вырос и масштаб территориальных притязаний Люге. Он развил широкое наступление на юг, занял Сяньпин (Кайюань) и объявил его своей столицей.Однако, несмотря на громкие слова, реально в его власти находился лишь север Ляодуна.

Очевидно ранение монгольского хана повлияло на его планы ведения войны. Зимой 1212-1213 гг. монгольские части отходят со всей занятой ими территории Цзинь, не оставляя гарнизонов. На освободившихся землях чжурчжэни оперативно восстановили свою администрацию. Быстрами темпами начались восстановительные работы на разрушенных кочевниками укреплениях, многие из которых были в кратчайший срок восстановлены и приведены в боевую готовность (например Цзюйюнгуань). Монгольская опасность, столь страшная дотоле, неожиданно исчезла. Все казалось безоблачно и легко.. При дворе уже неспешно разрабатывались планы войны в Маньчжурии против Люге, когда вдруг в к воротам императорского дворца, опрокидывая стражников подлетел размахивающий свитком донесения пропыленный гонец...

В июле 1213 г. монгольские войска вновь вливались в пограничные зоны Цзинь. Их армия была пополнена, кони - откормлены, а притупившиеся в предыдущих кампаниях мечи - отточены. Центральное командование выработало план войны, направленный на методичное и посильное ослабление Цзинь, посредством опустошения возможно большей территории империи. Согласно этому плану все недовольные чжурчжэнями лица привлекались к войне с ними на стороне монголов и их союзников.

Первым делом пламя войны охватило города в прежнем районе военных действий, уже хорошо знакомом монголам. Последние взяли Сюаньдэ и Дэсин. После этих успехов, во второй половине ноября 1213 г. Чингиз-хан двинулся к Хуайлай, где наголову разгромил цзиньскую армию Ваньян Цзина и Чжугэ Гаоцзи - да так что "пространство земли на 40 ли (ок. 20 км.) устлано было трупами" (2.стр. 64). Чжурчжэней преследовали до крепости Губэйкоу. (Комендант Губэйкоу, генерал Уланбар, кидань по национальности, при приближении монголов сдал им крепость). Передовые отряды монголов попытались пройти к Пекину, но не продвинулись далее заставы Цзюйюнгуань, защитники которой яростно защищались.

Ввиду бесперспективности осады этой хорошо укрепленной заставы, Чингиз-хан удовольствовался ее блокадой, оставив для этой цели корпус воеводы Хэтэбци и, пытаясь найти обходные пути на Пекин, уклонился на юго-запад по направлению на проход Цзыцзингуань. При Ухойлин дело дошло до сражения с очередной армией Цзинь, также разгромленной. Пройдя Цзыцзингуань, монгольская армия вырвалась на оперативный простор. Взяв Чжочжоу и Ичжоу, Чингиз-хан оказался в непосредственной близости от Пекина. Отдельный корпус Джэбе был двинут далее на север, выйдя к заставе Цзюйюнгуань с южной стороны горного прохода (с севера проход был блокирован войсками Хэтэбци). Кольцо осады сомкнулось и по прошествии некоторого времени Цзюйюнгуань пала.

В это время центральная власть Цзинь была временно парализована дворцовым переворотом. Полководец Хэшери Хушаху, отправленный за свои поражения весной 1212 г. в ссылку, был в сентябре 1213 г. при новом обострении ситуации на фронте, призван ко двору и поставлен во главе армии, занимавшей позиции к северу от Пекина.

Как утверждает "Тунцзянь Ганму" он "ежедневно занимался облавой, нимало не помышляя о военных делах" (1.стр.60) 8. Оскорбительные выговоры императора все чаще встречались в его утренней почте и однажды чаша терпения полководца переполнилась.. Он ввел свои войска в город и во дворец (являвшийся городом в городе) и приказал убить императора. Также был убит, продолжавший сохранять приверженность правителю, воевода Ваньян Цзан, чья стотысячная армия стояла у горы Цзиншань. Престол был предложен принцу Ваньян Сюню, во второй половине сентября-начале октября 1213 г. ставшему императором с тронным именем Удабу.

Военные действия между тем продолжались. Монголы наступали на Пекин с двух направлений. С севера, от прохода Цзюйюнгуань к предместьям Пекина подошло 5000 всадников Котая и Хатая, начавших осаду. Но наиболее сильная угроза исходила с юга, где оперировали группы армий самого Чингиз-хана.

Именно против выступил них Хэшэри Хушаху, вместе с поставленным под его начало, Чжуху Гаоцзи укрепившийся на северном берегу реки Хойхэ. На другой стороне уже сновали разведывательные подразделения монголов. Первая попытка подошедшего монгольского войска форсировать реку в районе моста Гаоцяо, оказалась неудачной. На другой день сражение возобновилось, но из-за несвоевременных действий Чжуху Гаоцзи "войска чжурчжэньские были приведены в большое замешательство" (1.стр.63) т.е отступили, дав тем самым монгольским отрядам соединиться под стенами Пекина.

В довершение всех бед был казнен сам Хэшэри Хушаху. Приказ о его убийстве был отдан Чжуху Гаоцзи, не без основания опасавшегося кары за свою безалаберность, прявленную в битве при Гаоцяо. Со смертью Хушаху чжурчжэни потеряли единственного военачальника способного на равных противостоять монголам.

Одновременно обострилась ситуция на границе между Цзинь и Си Ся. Тангуты, никогда полностью не доверявшие восточному соседу, были страшно озлоблены отказом Цзинь в помощи, когда монголы стояли у стен столицы Ся и угрожали самому существованию государства (см. соотв. статью). С 1213 г. учащаются пограничные стычки, переросшие в столкновения регулярных армий обоих государств. Тангуты нападают на Баоань и Цинъян, берут Цзинчжоу, хотя официально война была обьявлена лишь в следующем, 1214 г.

Тангуто-чжурчжэньская война явилась немалым успехом монгольской дипломатии. Она окончательно изолировала Цзинь на международной арене и обезопасила тылы монгольских армий, действовавших в северном Китае.

Военные операции монголов не ограничивались Пекином. На второстепенных участках фронта также велись интенсивные боевые действия. Как явствует из текста "Тунцзянь Ганму" один из виднейших монгольских воевод, Мухали, наступал на юг от Пекина. Его отряды заняли Бачжоу. Поскольку его армия действовала уже в районах с преобладающим китайским населением, отнюдь не желавшим умирать за чужую династию, то и количество перебежчиков в его армии было наибольшим. В конце концов он организовал из них автономную войсковую единицу, прозванную "Черной армией". Высшие командные посты в ней занимали выходцы из китайского рода Ши, так верховное командование армией осуществлял полководец Ши Тяньни. Кроме Черной армии в войсках монголов на конец 1213 г. насчитывалось 46 китайских бригад...

Сильные оборонительные сооружения Средней столицы произвели должное впечатление на Чингиз-хана. Ограничившись блокадой города (для блокады выделялся вышеупомянутый кавалерийский корпус Котая и Хотая) он разделил свои войска на три войсковые группы. Целью их дальнейших операций стали области Цзинь расположенные к северу от реки Хуанхэ. Первая (под началом ханских сыновья Чагатая и Угедэя, которых опекал Джэбе) из них направилась на запад, к югу от хребта Тайханьшань и разорила всю среднюю часть совр. провинции Шаньси 9, достигнув, в своем движении, вод Хуанхэ.

На восток двинулись полки полководца Бота . Дойдя до морского берега Бот двинулся вдоль побережья на север; взял Луаньчжоу, Цзичжоу и Пинлуань, разорению подверглась также провинция Ляоси.

На центральном же направлении, в Хэбэе и Шаньдуне, действовал сам великий хан. Совместно с младшим сыном Толуем, он также достиг реки Хуанхэ (в то время она еще впадала в море севернее Шаньдуна) и разорив немало городов 10 , после взятия крепости Дайкоу, вернулся к Пекину (апрель 1214). Продолжавший неспешное завоевание Хэбэя, Мухали, следуя прямому приказу хана, поголовно уничтожил население в захваченном Мичжоу.

Чжурчжэни приняли беспрецендентные оборонные меры. Войска из всех провинций были сконцентрированы для обороны горных проходов в Шаньси, ведуших в житницу страны - Хэнань 11. Сгон масс крестьян в ополчение, разумеется начисто подрубал сельское хозяйство, но по-видимому являлся хоть какой-то мерой противодействия монгольскому способу брать города, используя в качестве щита захваченный полон. Этот способ монголы усовершенствовали донельзя - за зиму 1213-1214 гг. вплоть до апреля 1214 г. ими было взято 90 крупных окружных городов. К северу от Хуанхэ, в ту ужасную зиму, войскам Цзинь удалось защитить лишь 14 городов 12.

Положение империи стало критическим. По областям к северу от Хуанхэ гигантской щеткой прошлись войска кочевников, сметая островки сопротивления. Широкое применение крестьянского населения обоими сторонами, вкупе с военными действиями грозило стране недородом, а в недалеком будущем - и голодом. Предельно обострилась ситуация на западной границе. Си Ся официально обьявила войну чжурчжэням и пустила в ход все силы своей армии. Да и Южная Сун, всегда откровенно враждебная, начала нерегулярно выплачивать дань и прозрачно грозила разрывом отношений.

В этих условиях цзиньский двор, который находился в Пекине, в полном окружении войск монголов, начал дипломатические контакты с Чингиз-ханом, справедливо полагавшим, что его войску требуется время для отдыха и раздела добычи. За отход от Пекина и установление перемирия старый хан запросил неслыханную дань - чжурчжэни были согласны на все. Мирный договор, продиктованный монголами под стенами Пекина, как ни унизителен он ни был (в частности, от Цзинь требовалось признание независимости Ляо, созданной Елюем Люге), был принят цзиньцами. В полном соответствии с условиями договора монгольские войска сняли осаду и отошли от стен Средней столицы.

Стоило армиям Чингиз-хана удалиться и пределов видимости как цзиньский император развернул деятельные приготовления к отъезду. Он переехал в южную столицу, в Кайфын (Бяньцзин) и, почувствовав себя в полной безопасности в этом городе, отгороженном от монголов горными хребтами и прекрасно укрепленными заставами немедленно поменял свое решение о мирном договоре. В места дислокации войск полетели приказы о выступлении. Начинался новый этап войны...

Первый удар чжурчжэни решили нанести по Ляо - государству Елюя Люге. Огромная, четырехсоттысячная чжурчжэньская армия 13 под началом Пусянь Ваньну, губернатора Сяньпина (Кайюаня), двинулась на север, разгромила формирования Люге в нескольких сражениях и заняла Ляоян. В руках у Люге оставались только территории к северу от современного Телина. (2.стр.65).

Явное нарушение договора не удивило Чингиз-хана. Поспешный отъезд цзиньского императора сам по себе говорил о желании последнего продолжать войну - и спрятаться получше в случае неблагоприятного исхода. Полки монголов к этому времени достигли к озера Юйли (Байбур-чагар-нор в аймаке Хорлос). Сразу после получения известий о возобновлении военных действий, монголы перебили всех пленных китайцев (несколько сот тысяч человек). Старый хан (в 1214 г. ему было ок. 60 лет) однако не сразу отдал приказ о выступлении. Нагруженное награбленным добром войско могло возроптать. Приходилось вводить его в дело изподволь, частями.

Император чжурчжэней, проезжая через Лянсян, расположенный к юго-востоку от Пекина, отдал приказ разоружить провожавшие его гвардейские отряды, а оружие возвратить в дворцовые хранилища. Это сделать не удалось. Гвардейские полки взбунтовались, убили командира гвардии и выбрали из своих рядов начальников Чжоду, Бэйшера и Чжалара, которые не раздумывая послали к Чингиз-хану гонцов с изъявлением покорности и просьбой о помощи. Попытка подавить мятеж не удалась - занявший мост Лугоуцяо, Ваньян Ченхой, имевший в распоряжении пекинский гарнизон, был разбит восставшими гвардейцами.

Вскоре подошли и посланные Чингиз-ханом войска - корпус Минганя - которые, соединившись с мятежной гвардией, блокировали Пекин. В августе-сентябре 1214 г. началась последняя осада города.

В ноябре массы монгольской пехоты и кавалерии заполонили размякшие от зимних дождей дороги на восток - это в Ляодун, для оказания помощи Елюю Люге, шли войска Мухали. Мухали удалось захватить Су (Цзиньчжоу) и обманом - Ляоян. Вслед за этим монголам покорился остальной Ляодун. Цзиньский полководец в этом районе, Пусянь Ваньну, не вступая в сражение, отошел на восток, к Цзюляньчэну.

Успехи Мухали (а он считался одним из талантливейших монгольских воевод) произвели сильное впечатление на высшие чины цзиньской руководства Ляоси. В начале следующего, 1215 г., к монголам переходят военачальники городов Сянчжоу (Ши Тяньин) и Цзинчжоу в Ляоси (Чжан Цин). Следующей целью монголов стала Северная столица Цзинь - Дадин. Чжурчжэньская армия Ин Цина, главнокомандующего войсками Цзинь в данной провинции, попыталась прикрыть город, но была отброшена, потерпев поражение при Хото...

В штабах армий Цзинь воцарилась паника. Ин Цин был убит собственными офицерами, поставившими на его место полководца Илдуху. Этот последний ничем особенным себя проявить не успел - Дадин, где он укрепился был осажден Ши Тяньсяном (командиром "Черной армии" укомплектованной китайцами) 14, и сдался - после недолгой осады. Оставив в Дадине полководца Уэра в качестве гарнизона, монголы легко подчинили себе цзиньские города Шуньчжоу, Чэньчжоу, Ичжоу и Тунчжоу. Покорение Ляоси можно было считать законченным. Чжурчжэни отвечали булавочными уколами - переждавший грозу в Цзюлянчэне, Пусянь Ваньну, захватил Ляоян - сразу после ухода оттуда войск Мухали.

И все-таки фронт боевых действий у бассейне реки Ляо был только второстепененным. Главным театром войны являолось Пекинское направление, где осада этого густонаселенного города (а в Пекине насчитывалось по самым скромным подсчетам никак не менее миллиона человек) продолжалась уже несколько месяцев. Нехватка продовольствия, эпидемии выкашивали население и гарнизон. Многочисленные гонцы к императорскому двору возвращались ни с чем. Если вообще возвращались - монголы установили плотную блокаду.

В апреле 1215 г. чжурчжэни отважились, наконец, на ответные действия. Был выработан план освобождения Пекина от осады и доставки в него большого количества продуктов. К операции было привлечено три войсковых корпуса. Войска областей Чжуншань и Чжэньдин двигались под началом генерала Юн Си. Воевода Ухури Циншоу выдвигался с 18 000 солдат из Дамина (присоединив еще 11 000 из юго-западных районов). Обозы с провиантом для Пекина были вверены Ли Ину, получившему для их защиты несколько десятков тысяч воинов.

Все эти воинства должны были соединиться и, используя фактор неожиданности, разжать кольцо блокады. Вышло однако по-другому. У северных предместий города Бачжоу монголы напали на рати Ли Ина - и тот как раз был смертельно пьян. Разгром его армий (Ли Ин также погиб в бою) и потеря всех транспортов с зерном делала дальнейшие действия цзиньцев бессмысленными. Остальные корпуса Цзинь, наступавшие широким фронтом, развернулись и бегом вернулись на места прежней дислокации. 15

Тем временем на северо-востоке открылся неожиданный фронт военных действий . В мае монголы начали переброску подразделений из недавно покореннной Ляоси на юг. Командовать частью этих войск - "десятью полками" 16 - было поручено бывшему военному начальнику области Цзинчжоу, в начале года, как описано выше, переметнувшемуся на сторону Чингиз-хана. Чжан Цин долго медлил с выступлением и наконец, сочтенный предателем был схвачен и казнен. К несчастью для монголов у него остался младший брат, Чжан Чжи, в возмущении начавший войну против них и захвативший резиденцию казненного - Цзинчжоу и несколько городов в округе 17.

Мухали пришлось срочно стягивать силы для подавления этого очага сопротивления. Введя в зону боев корпуса воевод Уэра и Менгу-бухи, он в августе отвоевал упомянутые окружные города обратно, так что к концу года власть Чжан Чжи распространялась только в пределах городских стен Цзинчжоу.

В июне 1215 г. подошла к концу почти годовая агония Пекина. Исчерпав все возможности сопротивления город капитулировал. Монгольские войска, ворвавшись, устроили чудовищную резню горожан. Подожженый дворец цзиньских императоров горел больше месяца. Пекин на долгое время превратился в город теней и пустых домов с хлопающими на ветру дверьми. Хорезмское посольство, проезжавшее через город в последующие месяцы, зафиксировало страшное запустение и многочисленные следы недавнего истребления жителей. Средняя столица Цзиней надолго потеряла свое значение.

С падением Пекина территории к северу от него погрузились в состояние полнейшей анархии. Вакуум власти заполняли всевозможные князьки и полководцы. Монголы, понесшие немалые потери за четыре года войны не могли эффективно контролировать указанные территории. Чжурчжэни, оттянувшие свои силы на юг - в Шаньси и Хэнань, более не представляли серьезной силы в регионе. Это привело к полнейшему хаосу в 1215-16 гг. Чжан Чжи занимал прекрасно укрепленный Цзинчжоу, недалеко от него концентрировались полки армий монгола Мухали. Империя Цзинь была представлена в этом районе копьями солдат генерала Пусянь Ваньну, к концу года перешедшего в наступление и захватившего Шэньчжоу и Гуаннин. В его власти находился и Ляоян, в свою очередь оспариваемый Елюем Люге, киданьское государство раздирала борьба партий. Шла упорная борьба всех против всех.

Монголы подводили итоги четырехлетних походов. По данным "Тунцзянь ганму" к осени 1215 г. монголы завоевали в Цзинь 862 города и обнесенных стенами местечка. 18

Надо сказать, что для чжурчжэней борьба шла не только на северных фронтах с монголами. Активные военные действия велись также на западных и северо-западных рубежах их державы - с тангутами. В 1214-1215 гг. те оказали помощь войсками восставшему цзиньскому чиновнику из Ланьчжоу, Чэнь Чэньсэну. В 1215 г. тангуты взяли Линьтао. Два больших поражения тангутов выровняли ситуацию на фронте, но обстановка продолжала оставаться напряженной.

В конце 1215 г. Чингиз-хан попытался прощупать пути в Хэнань - житницу чжурчжэней. Монгольский корпус под русководством Самухи двинулся в глубокий рейд на юг, подошел к заставе Тунгуань, закрывавшей горный проход в долину Хуанхэ, и потеряв время в бесполезных попытках взять эту твердыню, отклонился в сторону и пошел по горным тропинкам. Беспримерный переход по горным дорогам через хребет Суншань Самухе удался - в ноябре кочевники опустошали поля вокруг города Жучжоу. Дальнейшее их продвижение - в сторону Кайфына (местопребывания цзиньского иператора) привело императорский двор в панику. Спешно был вызван особый корпус из Шаньдуна, который и отразил донельзя вымотанных солдат Самухи у местечка Синхуаин - всего в 10 км. от Кайфына.

Путь отхода отрядов Самухи отмечен страшными опустошениями.. Цзиньцы защищали одни только города, оставляя сельскою местность на произвол монголов.

Практически одновременно с этими воюющие стороны вели переговоры. Требования монголов состояли в сдаче чжурчжэнями всех еще удерживаемых ими городов в Хэбэе и Шаньдуне отказа от императорского титула и признания подчиненного положения к монголам. несмотря на положительное отношение Чингиз-хана, считавшего империю Цзинь уже почти сокрушенной, к заключению мира, переговоры все-таки были сорваны. По некоторым данным немалую роль в этом сыграл Самуха, честолюбие которого было жестоко уязвлено провалом экспедиции к Кайфыну и который, надо думать, всячески желал попытать счастья еще раз.

Новый, 1216 год, начался личной встречей Чингиз-хана и Елюя Люге. Последний еще раз добился своего признания монголами, устроил сына в их армию и был определен Чингиз-ханом на местопребывание в Гуаннине. Поскольку этот важный стратегический пункт надо было сперва отнять у Ваньну, удерживавшего его с прошлого года, в Ляоси были активизированы действия армии Мухали. Один из его генералов - Суесянь, вместе с полками Люге захватил Ляоян, вынудив Пусянь Ваньну отойти на восток, к границе округа Цзюляйчэн. (2.стр.67). Но как только всадники Суесяня двинулись на соединение с главными силами Мухали, Ваньну вернул себе Ляоян и "присоединив к себе прибрежные острова в ляодунском заливе, в ноябре 1216 г. провозгласил себя правителем с титулом "небесного вана" (тяньван) владения Дачжэнь-го" (2.стр.67).

Основные свои военные усилия на северо-востоке монголы в 1216 г. направляли на разгром Чжан Чжи. Военные действия в на этом театре протекали с переменным успехом. Сначала Чжан Чжи удалось захватить Синчжун (к сев.-зап. от бассейна реки Шэньшуй) и Гуаннин. Летом Мухали отбил Синчжун обратно, но Чжан Чжи со своим сильным войском по прежнему был практически неуязвим за крепкими стенами Цзиньчжоу. Для его разгрома Мухали прибег к хитрости: приказав части своих войск (корпусам Уэра) осадить незначительную крепость Люшипу, он выманил Чжан Чжи к ней и, отрезав с главной армией дорогу назад, наголову разгромил его у реки Шэньшуй. Люшипу пала. Чжан Чжи бежал обратно в Цзиньчжоу, пытался возобновить сопротивление, но после нескольких неудачных вылазок из города был выдан монголами своми офицерами и казнен. Завершая покорение области, Мухали, после сдачи Цзяньчжоу (октябрь 1216 г.), прошелся по Ляоси и принудил к покорности города, захваченные Чжан Чжи: Гуаннин, Жуйчжоу, Ичжоу, Пинчжоу и Луаньчжоу.

Одновременно были направлены войска в Ляодун. Захватив города Фучэн, Хайчэн, Гайпин и некоторые других, монголы достигли нижнего течения р. Ялуцзян. Когда, во время этого похода, они подошли к Ляояну, властвовавший там Пусянь Ваньну сохранил свою власть путем подчинения кочевникам. Для укрепления союза с монголами его сын Тегэ, вступил в их войска. 19. Этим актом он поставил себя в состояние вражды с уцелевшими гарнизонами Цзинь, угрожавшим его владениям с севера и юга.

У его северного соседа - Елюя Люге, императора киданей - тоже не все ладилось. После вышеупомянутой встречи Люге с Чингиз-ханом, в Ляо подняла голову оппозиция, вовсе не обрадованная быстрым ростом его влияния. В начале лета 1216 г. дело дошло о вооруженных выступлений. Лидеры оппозиции Есыбу и Цину открыто порвали с Люге и обьявили о создании своего государства, которое они неоригинально назвали Ляо. Эта империя Ляо (третья по счету 20 просуществовала всего 70 дней. Есыбу был убит своими подданными, командующий его армией Цингоу бежал в Цзинь, а его сподвижник Цину оказался разбит Елюем Люге и искал убежище в Корее.

В августе 1216 Елюй Люге вторгся в Коре (Корею). По всей видимости он желал отомстить корейцам за укрывательство Цину. За собой он вел 90 тысяч киданей-воинов. Но легкого набега не получилось. Кидани перешли р.Амноккан (кит. Ялуцзян) у Ыйджу и через некоторое время увидели оборонительные сооружения крепости Куджу (Кусон). Там их уже поджидала кореская армия во главе с командующим Ким Чхире, которая в нескольких сражениях разбила незваных пришельцев и изгнала их из пределов Коре...

На юге же, где линия противостояния монголов и чжурчжэней проходила по территории северных округов современных провинций Хэбэй и Шаньси, активных действий в 1216 г. не велось. Отчасти это обьясяется усталостью войск, отчасти - вполне возможным постепенным выводом их обратно, в степи Монголии. Основные наступления в конце 1215-1216 гг., как описано выше, велись на востоке соединениями Мухали и соответственно туда же были перенацелены основные пути армейского снабжения. Ввиду этого можно предположить что Чингиз-хан просто не располагал требуемыми силами для мощных ударов в южном направлении. Не исключено, что к этому времени старый хан уже пришел к выводу о невлзможности свалить китайский колосс одним ударом.

Передышку, полученную таким образом, цзиньцы использовали по назначению: переформировывалась изрядно потрепанная в боях армия, в крепости свозились припасы, стены городов поспешно подновлялись... Императорский двор решил использовать все наличные силы и вывести из игры союзников Чингиз-хана - тангутов. Летом 1216 г. войска Цзинь вторглись на территорию государства тангутов Си Ся и подвергли осаде административные центры восточных его районов, за малым не дойдя до столицы 21. Области в которых развернулись бои, являясь наиболее густонаселенными и развитыми в сельскохозяйственном отношении, нещадно опустошались чжурчжэнями.

Предельно обострившаяся ситуация заставила тангутов обратится за помощью к монголам. Спустя короткое время (осень 1216 г.) монгольская армия Самухи, соединившись с тангутским корпусом, начинает наступление на крепость Тунгуань, создавая угрозу оперирующим в Си Ся цзиньским войскам. Чжурчжэни немедля сворачивают свои наступательные операции и отзывают войска, но поздно - Самуха, твердо решив воспользоваться своим вторым шансом, уже взял Тунгуань и продвигается на юг, прямо на резиденцию императора - Кайфын.

Как и в прошлом году при известиях о приближении монголов при императорском дворе возникла паника. Император, отклонив разумные предложения сановников, приказал Чжуху Гаоцзи, главнокомандующему вооруженными силами государства, сосредоточить войска только для обороны столицы, оставя остальные города на милость неприятеля. Этим частично могут объясняться головокружительные успехи отрядов Самухи. Его войска, как уже упоминалось, взяли заставу Тунгуань, кстати считавшуюся неприступной. Города, лежавшие к югу от Тунгуани, брались степным полководцем один за другим: Жучжоу, Жаогуань, Мяньчжоу... Разгром слабых цзиньских соединений, (как например части Нимаха Фулху (1.стр. 84)), ставших на пути следования монгольской кавалерии еще больше усиливал панические настроения населения, старавшегося укрыться за стенами городов, еще больше увеличивая хаос... Очень скоро запылали строения даже в предместьях Южной столицы Цзинь - там авангарды монголов достигли и ее.

Этим они и ограничились. На осаду, и тем более штурм прекрасно укрепленного и полного войск города у Самухи не было сил. Он отвел душу, сея смерть в окрестностях. Тем временем войска Цзинь, вренувшиеся из похода на тангутов, развернули контрнаступление. Тангутский корпус, после взятия Тунгуани отделившийся от Самухи, потерпел сокрушительное поражение при Динси; затем чжурчжэни взялись за монголов.

Пытаясь избежать окружения, Самуха начал отход на север, переправился через Хуанхэ, но при городе Пиньян потерпел поражение от Сюй Дина, цзиньского воеводы, перекрывшего монголам пути отступления. С большими потерями Самухе удалось-таки уйти. Провал этих двух его походов ясно показал Чингиз-хану что Цзинь еще сильна и может быть завоевана лишь постепенно.

Хан с конца 1214 г. обретался на территориях современной Внутренней Монголии, немного к северу от Великой стены, стараясь быть в степях, в то же время недалеко удаляясь от театра войны. После двух подряд неудач Самухи стало ясно, что война затянется еще на долгие годы. Годы, которых у пожилого хана оставалось не так уж и много...

В конце 1216 - начале 1217 гг. Чингиз-хан передал верховную военную власть в Китае своему верному Мухали, поручив ему окончательное покорение земель Цзинь. Для выполнения этой задачи в Китае было оставлено пара десятков тысяч степняков 22. Оставлялись и многочисленные части, укомплектованные китайцами. Остальные соединения были уведены Чингиз-ханом на родину - готовиться к новым войнам.


Примечания

1. В Китае императору присваивали специальное тронное имя, немедленно становившееся табу для остальных смертных.

2. В это время уже начались столкновения на границе. Об этом прямо сказано в "Тунцзянь Ганму": ".. почитал Нахата Майчжу затейщиком пограничных несогласий" (1.стр.47)

3. В ходе первой фазы этих операций были завоеваны следующие округа: Юньнэй, Дуншэн, Учжоу, Шочжоу, Фынчжоу, Цзиньчжоу (к северу от Ордоса). Вторая фаза охватила Дэсин, Хунчжоу, Чанпин, Хуайлай, Цзиньшань, Фынжун, Миюнь, Фунин и Цзинин.

4. В Хэбэе, к северу от городов Ваньцюань и Шаньфаньбао.

5. В Китае стратегически важные проходы в горах (гуань) были перекрыты сильно укрепленными заставами, своего рода естественными крепостями. Например Тунгуань, Сангуань, Жаофынгуань.

6. Бывший Хуанлунфу, в окрестностях современного Ачэна.

7. Этот факт зафиксированный в "Юань ши" (1.стр.54) дает возможность предполагать, что после первого завоевания города в 1211 г. монголы не оставили гарнизона, и впоследствии Цзинь восстановила контроль над городом.

8. Обвинение, явно имеющее целью очернить Хушаху. При детальном разборе событий оказывается что в условиях стремительных монгольских рейдов, он не обладал свободой действий. Главной задачей его армии, судя по ее дислокации, оставалсь прикрытие Средней столицы. Само собой разумеется, когда монголы стояли в 40 км. от города, у Цзюйюнгуаня, Хушаху не мог оставить город. Впоследствии же, когда Чингиз-хан через Цзыцзингуань вышел к Пекину, было бы еще более преступно уводить армию куда-либо. Император явно вынуждал Хушаху принять участие в активных действиях против монголов. Но в условиях превосходства последних в маневренности и соответственно в возможности концентрации войск, это было бы самоубийством, что доказали многочисленные поражения цзиньских военачальников в полевых сражениях. Единственно правильная стратегия - сражаться с монголами на укрепленных позициях, там где их кавалерия стеснена в маневрировании. Как мы увидим, Хушаху выбрал именно ее.

9. О действиях этой группы армий "Юань Ши" и "Тунцзянь Ганму" дают обширные сведения, группирующиеся по трем категориям:

I) Взятые города: Баосуй, Аньсу, Аньдин, Баочжоу (совр. Баодин в Хэбэе), Чжуншань, Синчжоу, Минчжоу, Цычжоу, Сянчжоу, Вэйчжоу (Вэйхой), Хуайчжоу и Мынчжоу.
II) Разорены следующие округа Цзинь: Цзэчжоу, Лучжоу, Ляочжоу, Циньчжоу, Пиньян, Тайюань и Цзичжоу.
III) Города взятые приступом: Фынчжоу, Шичжоу, Ланьчжоу, Суньчжоу, Синьчжоу, Дайчжоу, Учжоу.

9а. Данные и командовании этого монгольского войска различны. "Тунцзянь Ганму" ставит во главе его доселе не упоминавшегося воеводу Бота. "Юань Ши" придерживается другой версии - армию вели брат Чингиз-хана, Хашар, Ван Цинь (судя по имени- китаец), Ноинь (похоже на искаженное "нойон") и Чжоцит-боця (??).

10. А именно: Сюнчжоу, Бачжоу, Мочжоу, Аньчжоу, Цинчжоу, Цанчжоу, Цзинчжоу, Сянчжоу, Хэцзянь, Бинчжоу, Дайчжоу (Удин), Цзинань, Шэньчжоу, Цичжоу, Личжоу, Ичжоу, Эньчжоу, Пучжоу, Кайчжоу, Хуачжоу, Бочжоу (Дунчан), Цзичжоу, Тайань, Иду, Чжичжоу, Вэйчжоу, Дынчжоу, Лайчжоу, Ичжоу.

11. Китайские географические названия легко трансформируются в понятную нам форму после ознакомления с базовыми понятиями. Стороны света в Китае обозначаются следующим образом "нань" - юг, запад - "си", восток - "дун", север - "бэй". Река -"хэ", крепость-"коу", центральный город области -"чжоу". Таким образом становятся понятным названия провинций; например Хэнань и Хэбэй означают соответственно - к югу (или к северу от Реки). А поскольку просто Рекой обозначалась неизменно Хуанхэ, то упомянутые названия означают в точном переводе "области лежащие к югу от Хуанхэ (Хэнань)" и "области лежащие к северу от Хуанхэ (Хэбэй)". Соответственно - Ляоси - "области лежащие к западу от [реки] Ляо". "Центральный город области Цзин" = Цзинчжоу.

12. Ими являлись: Пекин, Даймин, Чжэньдин, Цинчжоу, Юньчжоу, Пичжоу, Хайчжоу, Вочжоу, Шуньчжоу и Тунчжоу, Дунпин, Дэчжоу, и Далин.

13.Численность цзиньских войск явно завышена.

14. Как видно, входившей тогда в соединения Мухали

15. Как видно из "Юань Ши" после победы над Ли Ином, монголы проводили ограниченные наступательные операции. В 4 месяце (мае) ими были захвачены города Цинчжоу и Шуньчжоу. (1.стр.75)

16. Судя по скупым сообщениям "Тунцзянь Ганму" на юг переводились соединения Чжан Цина, Доголана и вероятно - вся группа армий Мухали (1.стр. 83)

17. А именно города Луаньчжоу, Жуйчжоу, Личжоу, Ичжоу и Гуаннин.

18. В июле 1215 г. военачальник крепостцы Хуньлошаньчжай (укрепление в горах Хуньло) признал власть монголов. А в сентябре посланная на юг "Черная армия" Ши Тяньни захватила Пинчжоу. В декабре 1215 г. Ши Тяньсян берет город Синчжоу. (1.стр.76-77).

19. Итак как мы видим оба могущественных правителя Маньчжурии, Люге и Ваньну, заключили - каждый на свой лад - договор с монголами и послали своих сыновей в их армию. При этом друг к другу оба князя относились крайне враждебно.

20. Первая существовала в 917-1125 гг. Вторая была основана Люге в 1212 г. Стало быть государство Есыбу - третья империя Ляо.

21. Си Ся было на волосок о гибели. Если бы пали осаждавшиеся чжурчжэнями восточные твердыни: Яньчжоу, Ючжоу, Линчжоу, Сячжоу и многие другие, государство, ослабленное многолетними войнами, вряд ли бы устояло.

22. Вряд ли Чингиз-хан оставил Мухали больше солдат-кочевников. Все население Монголии не превышало 1 млн. чел. Даже сто тысяч - ополчение, собираемое только по особым случаям. К тому же немало степняков остались лежать на равнинах Китая. Ведь не все стрелы со стен летели мимо и не только воздух рассекали воины многотысячных цзиньских армий.


Источники и литература

1 Бичурин [Иакинф]. История первых четырех ханов из дома Чингизова. СПб. 1828
2. Мелихов Г.Н. Установление власти монгольских феодалов в Северо-Восточном Китае. Татаро-монголы в Азии и Европе. М.1970
3. Гумилев Л.Н. В поисках вымышленного царства. М.1992
4. Кычанов Е.И Очерки истории тангутского государства. М.1968
5. Чивилихин. В. Память. М.1985
6. История Кореи. М.1960
7. История Кореи. М.1974
8. Иванин. М.И. О военном искусстве монголо-татар и среднеазиатских народов при Чингиз-хане и Тамерлане. СПб. 1875
9. Бичурин [Иакинф] История Тибета и Хухунора с 2282 г. до р.х. по 1227 г. по р.х. СПб. 1833
10. Воробьев. М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М. 1975
11. Кычанов Е.И. Жизнь Темучжина, который хотел покорить мир. М. 1991


© текст- Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001

Рубрика: XIII век. Метки: