Anti-Snore Device Reviews, Tests and Comparisons link white noise machine outside

Пятый крестовый поход

Успех четвертого крестового похода и, в частности, появление в Европе множества его участников, обогатившихся самым фантастическим образом побуждал массы к новым предприятиям, что полностью отвечало интересам церкви. Именно поэтому уже весной 1213 г. папа Иннокентий III, возобновил свои призывы к священной войне и разослал послания ко всем мало-мальски значимым монархам Европы.

Политические изменения были благоприятны для крестоносной пропаганды. При Мюре были разгромлены альбигойцы (сентябрь 1213), а в июле 1214 - император Священной Римской империи Оттон IV Вельф. Новый император - Фридрих II Гогенштауфен - был целиком предан идее похода и 25.07.1215 в Майнце принял крестоносную присягу. Состоявшийся в ноябре 1215 г. в Латеране церковный собор утвердил его на императорском престоле. Там же было решено, что поход начнется 1 июня 1217 года.

Однако владыки Европы не особенно спешили выкладывать огромные денежные суммы на оснащение крестоносных армий, фрахт кораблей и т.д. Летом (26.07) умер папа и оказалось что все крестоносное начинание питалось лишь его неизбывной энергией. Его преемник, Гонорий III не обладал подобным влиянием на монархов. И результаты не замедлил сказаться.

Один за другим правители ведущих держав выбывали из списка участников крестоносного движения. Фридрих II отложил свое вступление в войну до лучших времен, найдя необходимым свое присутствие в Германии, французы не торопились вооружаться а Англия, после смерти Иоанна Безземельного (19.10.1216) была целиком поглощена внутренними делами.

Таким образом весной 1217 г. в путь двинулись намного меньшие силы чем это предсталявлялось ранее. Основные массы воинов выступали из Венгрии, южной Германии и Фрисландии. Царствующие династии пресдставляли король Венгрии Андреас II, австриский герцог Леопольд VI Бабенберг и некоторые другие менее значимые князья. Сделав Сплит своей перевалочной базой, они один за другим отплывали в направлении Cвятой Земли, в Акко.

В самой Палестине христиане деятельно подготавливались к войне. Истек срок шестилетнего мира заключенного Айюбидами с христианскими государствами в 1211 г. Все латинские государства Восточного Средиземноморья - а было их четыре: Триполийское графство, княжество Антиохия и королевства Кипра и Иерусалима - проводили генеральную ревизию своих вооруженных формирований готовясь отправить значительную их часть в Акко - место сбора крестоносных армий.

Айюбиды отчетливо представляли себе размеры надвигающейся бури. Как известно к 1217 г. главный противник крестоносцев - государство Айюбидов, управлялось султаном ал-Адилом и было административно разделено на три больших региона, розданных во владения его сыновьям. Ал-Ашраф, господин северной Сирии и Джазиры прямо не соприкасался с предполагаемым районом боевых действий, чего нельзя сказать о его братьях ал-Камиле и ал-Муаззаме владевших соответственно Египтом и Южной Сирией (с Палестиной). Еще в 1213 г. к ал-Муаззаму, властителю Палестины и Дамаска, известному своей нелюбовью к христианам, прибыло письмо о папы Иннокентия, в котором сообщалось о желании христиан вернуть себе Иерусалим и святые места и предлагалась их передача крестоносцам. Реакцию арабского князя на подобный ультиматум нетрудно себе представить...

Концентрация войск крестоносцев в Акко заставила султана ал-Адила 9 раби I 614/ 16.06.1217 покинутьть Египет и направиться организовывать оборону в Палестину. Посетив ал-Карак, он при известии о прибытии крупных крестоносных армий, передвинулся в Лидду (пройдя попутно через Рамлу) и затем - в Наблус, прикрыв дорогу на Дамаск.

А в Акко с кораблей высаживались все новые и новые отряды европейцев. Воинские контингенты прислали король Иерусалима Иоанн, Гуго Кипрский и Боэмунд Антиохийский. Из европейских правителей первым прибыл герцог Австрии Леопольд Бабенберг (сентябрь 1217), немного спустя в стены Акко вошел Андреас Венгерский, сразу принявший верховное командование.

Уже в ноябре крестоносцы 1 провели свои первые операции. Неожиданным ударом Андрей Венгерскийзанял Айн -Джалут, станцию на стратегической трассе Каир-Дамаск, прервав тем самым сообщение между этими центрами державы Айюбидов. Выводя свою, намного уступающую противнику по численности, армию из-под удара ал-Адил отошел на восток, заняв позиции в Байсан ал-Урдунне, на восточной стороне Джаура. Несмотря на то, что здесь к нему присоединилась армия ал-Муаззама, в спешке выдвинувшаяся из Дамаска, количественно арабы все еще чувствовали себя слабее крестоносцев. Ввиду этого ал-Адил отдал приказ сжечь Байсан и отойти за Иордан, отдавая христианам всю Палестину к востоку от Иордана.

Первым воспротивился этому приказу сын султана, ал-Муаззам. Отбросив этикет он ожесточенно спорил с отцом и так и не дав себя убедить, отошел со своими войсками на юг и стал на возвышенностях у ал-Луббана, закрыв крестоносцам путь на Иерусалим. Ал-Адил, как и наметил, сжег Байсан и отошел за Иордан, направляясь к Дамаску.

Крестоносцы шли за ним по пятам. Пройдя по пепелищу Байсана. они три дня грабили его богатую округу. Перейдя Иордан, они двинулись на север, в точности по следу ал-Адила, находившегося уже в окрестностях Дамаска. Свернув у озера Генизарет, они, пройдя восточным берегом озера, достигли Хисфина и далее - района Навы.Отсюда можно было совершить бросок на Дамаск лежавший в каких-то 50 км., но крестоносцы не чувствовали себя готовыми атаковать этот сильно укрепленный город (имея к тому же в тылу части ал-Муаззама) и повернули на запад. Обратный путь воинов Христа в Акко не отмечается особыми происшествиями. Проникнув вплоть до Банияса, их войско перешло Иордан по броду Иакова и, посетив Тиберию, вернулось на исходные позиции - в Акко.

Поход можно было охарактеризовать как бесплодный. Врагу удалось сохранить свои укрепления и войска в целости и сохранности. Разорением некоторых неприятельских территорий никак не компенсировались затраченные на поход средства, как раз наоборот - терялось драгоценное время.

Арабская сторона все более и более проникалась сознанием превосходства крестоносцев. Ал-Адил, после перехода Иордана быстрым маршем пройдя через Хифсин расположился в Рас ал-Маа недалеко от Дамаска, прикрывая подступы к городу. Вали (наместнику) Дамаска был послан приказ подготовить город к обороне - настолько велик был страх перед нападением христиан. Когда стало явным нежелание крестоносцев вести наступление на Дамаск, султан снялся с лагеря и перешел прямо под стены Дамаска, на плато Мардж ас-Суффар (2.стр.33). Отсюда он разослал письма ко всем большим и малым владетелям Айюбидской державы явиться к нему на помощь в борьбе против крестоносцев. Первым этим призывам внял владетель Химса, ал-Муджахид Асад ад-Дин Ширкух, вошедший в Дамаск и своим появлением успокоивший перепуганное население...

Следующий поход крестоносцев был в конце ноября направлен против сильной крепости Табор, выстроенной ал-Адилом в 1210-1211 в непосредственной близости от Акко и создававшей постоянную угрозу передвижениям христианских войск. Начавшаяся 28 шабана / 27 ноября 1217 осада крепости продолжалась с большими потерями для обоих сторон до ночи 6-7 рамадана / 5-6 декабря, когда крестоносцы, провалив два штурма (1 и 3 декабря), отошли в Акко. Гарнизон Табора, был тут же пополнен подошедшей армией ал-Муаззама.

До конца 1217 г. года крестоносцы предприняли еще два незначительных набега. Один - из Тира в направлении Банийаса, принесший богатую добычу, другой вел из Сидона молодой племянник Андрея Венгерского. Дойдя с пятьюстами воинов до горной деревни Джазиз он был ошарашен неожиданным нападением жителей, до того укрывавшихся в горах. Потеряв многих убитыми и планными (среди последних был и племянник короля) крестоносцы обратились в бегство. Но и тут им не повезло - арабский проводник, вызвавшийся показать им путь в Сидон, завел их в засаду. Из ловушки вырвалось лишь трое христианских воинов..

Зима 1217-1218 гг. ознаменовалась в крестоносном лагере под Акко тяжелыми спорами: решался вопрос дальнейших действий. Король Венгрии настаивал на немедленном ударе всеми силами по Дамаску, исходя из факта численного превосходства христиан. Ему возражали, что Дамаск прекрасно защищен и укреплен, обладает многочисленным населением, откуда легко попролнять армию, трудности снабжения в случае долгой осады и т.д. Основным же доводом являлось расположение трех айюбидских армий готовых к отражению нападения. Ал-Адил занимал, как уже сказано, позиции на Мардж ас-Суффар и мог оперировать в непосредственно близости от Дамаска. Ал-Муаззам контролировал дорогу из Дамаска в Каир и стоял в Наблусе. Не было никакого сомнения, что в случае дамасского предприятия, он начнет действовать в тылу крестоносцев. И наконец армия ал-Ашрафа составленная с привлечением многочисленных контингентов вассального Айюбидам Халебского султаната, стояла между Сафитой и Хисн ал-Акрадом.

Преимущества же наступления на Египет были следующие: В Египте плодородная земля и много христиан, которые (по крайней мере как надеялись крестоносцы) тотчас поднимутся против Айюбидов, да и среди мусульман надется много недовольных правителями. Большой доход с египетских земель и многочисленное население позволит обрести твердую базу для последующей войны в Сирии и возвращения Иерусалима. И наконец особенности ландшафта в Египте не позволят мусульманам использовать численные преимущества своих армий.

Все это привело крестоносцев к мысли напасть на Египет, благо он остался незащищенным айюбидскими армиями. Но и это обстоятельство не сильно облегчало задачу крестоносцев: в страну сперва надо было войти. А единственный из удобнейших пунктов высадки войск надежно прикрывался мощной крепостью - Дамиеттой.

Дамиетта стояла на восточном берегу Нила, у самого его впадения в море. Напротив нее - на западном берегу находилось поселение ал-Джиза, а посередине реки, на острове стояла высокая башня, от которой были натянуты цепи к обеим берегам. В случае их поднятия судам было практически невозможно проплыть из моря вверх по Нилу. Следовательно, две эти цели (цепная башня и Дамиетта) становились для крестоносцев жизненно важными.

За зиму и весну 1218 г. состав крестоносного войска сильно изменился. В январе уплыл домой Андрей Венгерский, раздосадованный неприятием его плана завоевания Дамаска, место его солдат заняли новоприбывшие - уроженцы Фрисландии и областей нижнего Рейна. В конце мая были закончены приготовления к отплытию и уже 2 раби / 29.05.1218 первые крестоносные воины сходили с кораблей на египетском берегу, (на западной стороне Нила) ввиду Дамиетты. Прибыли все правители, участвовавшие в походе: Иоанн Иерусалимский, Леопольд Австрийский и многие другие. Прибыли также отряды всех трех орденов: тамплиеров, госпитальеров и тевтонцев (Немецкий Орден) возглавляемые их магистрами. Огромный лагерь раскинулся на прибрежных песках.

Для мусульман прибытие крестоносцев в Египет стало полной неожиданностью. Принц ал-Камил, наместник Египта, находившийся в Каире, получил 6 раби I/ 2.06 сообщение голубиной почтой, незамедлительнно выступил со всеми наличестовавшими войсками к Дамиетте и разбил лагерь несколько километров южнее крепости, у селения ал-Адилия, куда постоянно прибывали подкрепления из южной Сирии. Были усилены гарнизоны окрестных крепостей в первую очередь - Дамиетты. Местоположение армии ал-Камила препятствовало крестоносцам переправиться на правый берег Нила в обход Дамиетты, но численно прпотивник превосходил арабов и это лишало султану возможности дать генеральное сражение. Приходилось ограничиваться мелкой повседневной войной.

Одновременно с высадкой крестоносцев в Египте держава Айюбидов подверглась нападению с другого фронта - из глубин Малой Азии развернул широкое наступление султан турок-сельджуков Икония, Кей-Кавус (см. статью "Северная Сирия. Ч I") . Военные действия развернулись в пограничной зоне и, хотя сельджуки в итоге были вытеснены из Сирии, они оттянули на себя значительную часть айюбидских армейских контингентов - в их числе всю армию ал-Ашрафа, дислоцированную в северной Сирии.

Тем временем начались бои в Египте. В первые же дни после высадки крестоносцы попытались взять штурмом цепную башню. Попытка провалилась, но снабжение Дамиетты по водам Нила было прервано. Уменьшая количество едоков в крепости, испытывавшей возрастающие трудности с продовольствием, ал-Камил эвакуировал в Каир оттуда и из близлежащих селений все мусульманское гражданское население . Последующие штурмы цепной башни (20 июня и 3 июля), проведенные после многодневного обстрела из катапульт, опять оказались неудачны. Этот неуспех уравновесился победой при деревне Данджуйа, где крестоносцы совершавшие набег, столкнулись с тремя тысячами бедуинов и наголову разбили их.

Обстрел цепной башни продолжался тем временем непрерывно. 30 джумада I / 24.08 крестоносцы вновь пошли на штурм и, применив новый вид сооружений - башни на связанных вместе кораблях 2, одержали победу. В руки христиан попали находившиеся в башне богатые запасы.

Весть о падении цепной башни, считавшейся неприступной, привела мусульман в шоковое состояние. Глава государства Айюбидов - султан ал-Адил, стоявший по-прежнему на Мардж ас-Суффаре, переволновался при этом известии настолько что заболел и, спустя пару дней (31.08) умер в расположенной неподалеку от Дамаска деревне Аликин. Нервное напряжение султана можно понять - опасения за судьбу Египта, переживания связанные с ходом боевых действий в Северной Сирии, непокорность и своеволие сыновей (в частности ал-Муаззама, выполнявшего указания отца только после крупных ссор) - все это быстро подтачивало душевное здоровье старого Айюбида. По его смерти сыновья остались владеть отведенными им еще в 1200 г. областями, под формальным главенством владетеля Египта, ал-Камила.

Войска ал-Муаззама в Палестине не оставались в бездействии. У селения ал-Каймун, близ Рамлы, 6 джумада II/ 30.08 она вступила в бой с отрядом крестоносцев, пытавшимся пройти сухопутным путем из Акко к Дамиетте и напасть на лагерь ал-Камила с тыла. В бою отряд был обращен арабами в бегство, сотню взятых рыцарей, ал-Муаззам отослал в Иерусалим. Отойдя в Наблус, ал-Муаззам получил известие о смерти отца (31.08) и на следующий день примчался в Аликин. Увидя отца мертвым, он повез его в Дамаск распространяя слухи что султан тяжело болен. В цитадели Дамаска ал-Муаззам позвал эмиров и открыв им смерть отца, заставил присягнуть себе, в качестве владетеля Дамаска. Этим ходом достигались две цели: ал-Муаззам легитимировался в качестве владетеля южной Сирии и Палестины и экспроприировались, находящиеся в южной Сирии, в замке ал-Карак, сокровища ал-Адила. Два остальных сына ал-Адила, занятые на фронтах, были вынуждены стерпеть это бессовестное присваивание.

Ал-Камил, правда, больше заботился о собственной защите, чем о казне отца. После падения цепной башни, Нил был открыт для крестоносных кораблей. Дабы предотвратить набеги христиан на внутренние области ал-Камил перекрыл фарватер Нила дамбой, после жестокой борьбы разрушенной крестоносцами. Следующая попытка закрыть реку была удачнее - мусульмане затопили на судоходном участке реки свои корабли, снова перекрыв фарватер.

В этих боях прошел сентябрь. Начало следующего месяца ознаменовалось наступлением войск ал-Камила. Четыре тысячи пехотинцев и столько же конницы, сопровождаемые 50-60 кораблями (галерами и брандерами) 9.10.1218 прошли к крестоносному лагерю и проникли внутрь лагерных укреплений. Продвигаясь за быстро отходящими крестоносцами мусульмане угодили в засаду и были безжалостно истреблены. Немногие уцелевшие бросились к Нилу в тщетных попытках найти спасение на кораблях, но те не предпринимали никаких действий для помощи воинам, плывшим в тяжелом вооружении. Спаслись лишь единицы.

Теперь перед крестоносцами встала задача переправиться через Нил, дабы обложить Дамиетту со всех сторон. Крепость стояла на выдающемся в Нил языке суши и для того что бы прервать ее сообщение с внешним миром о суше надо было а) переправиться через Нил. б) отбросить прикрывавшую Дамиетту, армию ал-Камила. Переправа же через реку была практически невозможна из-за затопленных ал-Камилом кораблей. Тем не менее выход был найден. Было решено очистить от песка один из старых заброшенных каналов соединявших когда-то Нил со Средиземным морем и служившим вероятно для орошения близлежащих местностей. Канал, который было решено расчистить, назывался ал-Азрак и впадал в Нил выше Дамиетты у селения ал-Бира.

Сказано-сделано. Канал был расчищен и начавшийся весенний разлив Нила наполнил его водой, так что корабли могли спокойно проходить по нему в Нил. Попытка ал-Камила воспрепятствовать расчистке не удалась. Посланные им тысяча всадников, хотя сперва и отогнали крестоносцев к их лагерю, были затем все-же заманены в засаду и погибли до последнего человека (26.10.1218).

Зима 1218-19 гг. принесла потери обеим враждующим сторонам. У мусульман поднявшимся и вышедшим из берегов Нилом был затоплен лагерь, при этом погибло немало солдат и снаряжения. У христиан зимние бури прервали сообщение с Аккой, выбрасывая корабли на берег у Газы, ал-Ариша и других мест. Новая модель мараммы - на сей раз из шести судов, была однажды отнесена разбушевавшимся течением к расположению мусульман и захвачена последними (правда не умея управлять ею они 29.11.1218 предали сооружение огню). И все-таки положение мусульман стновилось все более отчаянным. Дело дошло до того, что в шаввале 615 / декабре-январе 1219 ал-Камил разослал с семью десятками посланцев воззвания ко всем правителям стран ислама с призывом лично прийти на помощь или же - крайнем случае - прислать войска. Незадолго до этого в его лагерь прибыли вспомогательные отряды из Хамы и Алеппо, возможно высланные ал-Ашрафом после улаживания дел на границе с Иконийским султанатом..

В начале января христиане приступили к переправе на другой берег. Ал-Камил также принял меры к обороне от вражеского десанта. По его приказу параллельно течению были в три линии установлены пустые, скрепленные друг с другом балками и срубленными мачтами, корабли. По мысли ал-Камила они должны были представлять собой неодолимое препятствие для флота крестоносцев.

И вот 15 зу-ль-када/ 2.02 крестоносные корабли с поднятыми парусами со множеством вооруженного народа на палубах прошли каналом в Нил. Линии кораблей ал-Камила, стоявшие без людей и являвшиеся пассивным препятствием были прорваны крестоносцами без особого труда. Оставалось лишь высадиться на берег.

Главная трудность состояла в армии ал-Камила, которая наблюдая за передвижениями вражеского флота выстроилась на восточном берегу Нила. Высаживаться ввиду мусульманского войска было бы явным безумием и поэтому крестоносцы остались на кораблях выжидая удобный для десанта момент. Да и погода тоже не слишком благоприятствовала высадке. Малоприятным оказалось ожидание и для мусульман, вынужденных оставить на берегу сильные сторожевые отряды. В напряжении прошел один день, затем другой...

Ситуация разрешилась совершенно неожиданным образом. Помощь крестоносцам пришла из ...арабского лагеря. Там группа высших эмиров готовила свержение ал-Камила имея целью поставить над Египтом его брата ал-Фаиза, более молодого и оттого гораздо более сговорчивого. Своих намерений эмиры особенно и не скрывали, так что об этом вскоре узнал весь лагерь. Ал-Камил также был достаточно хорошо информирован о заговоре, но поделать ничего не мог. Главе заговорщиков, эмиру Ибн Мастубу, одному из влиятельнейших персон айюбидского государства, и в частности Египта, он ничего не мог противопоставить. Мало того однажды он застал мятежников аккурат в тот момент, когда они, собравшись, присягали на Коране ал-Фаизу. После этого случая ал-Камилу всюду стали чудиться убийцы, он не мог быть ни секунды спокоен за свою жизнь. В итоге ал-Камил окончательно потерял голову и в ночь 17-18 зу-ль-када/ 4-5 февраля бежал в лежащий на юго-востоке город Ушмум Таннах.

Отсуствие монарха стало холодным душем для солдат армии в ал-Адилии. Принимая в расчет стоявшие наготове в кораблях христианские войска, мусульманские солдаты отлично представляли какой опасности подвергает их полное отсутствие командования. В считанные часы лагерь опустел. Все разбежались кто куда: большинство пустилось в путь в Ушмум Таннах по следу султана, многие укрылись в Дамиетте, а остальные разбрелись по окрестностям.

Утром 5 февраля крестоносцы не заметили на противоположном берегу арабских сторожей. Переплывшие реку разведчики доложили что берег пуст, а лагерь брошен по неизвестным причинам. Воодушевленные этим чудом, крестоносцы высадились на восточном берегу Нила и вошли в арабский лагерь, перебив тех немногих что там оставались. Этим было завершено окружение Дамиетты - крепость была теперь полностью отрезана от внешнего мира. На правом (восточном) берегу Нила был сооружен новый лагерь крестоносцев. Осада Дамиетты началась.

В стане противников крестоносцев царила паника. Ал-Камил совсем пал духом и уже всерьез подумывал о эмиграции в Йемен (одна из областей подчиненная Айюбидам), оставив Египет крестоносцам. От этих мыслей его отвлекло прибытие брата.

С именем ал-Муаззама мусульманские историк связывают спасение стран Ислама и Египта в частности. Прибыв в Египет (17.02) он энергично принялся восстанавливать все что только можно было спасти. Он успокаивал ал-Камила во время истерик последнего. Он встретился с Ибн Мастубом - зачинщиком мятежа - и заставил его покинуть Египет. Конкурент ал-Камила - принц ал-Фаиз был послан в Месопотамию призвать ал-Ашрафа и мелких айюбидских князей к участию в войне с крестоносцами. Этим был вырван корень мятежа и остальные эмиры-заговорщики, нехотя, но возвратились в лоно подчинения ал-Камилу.

Следующим шагом братьев стало формирование новой боеспособной армии, приняв за основу костяк старых полков. Дабы покрыть необходимые денежные затраты были подняты налоговые планки, ралигиозные меньшинства были обязаны в очередной раз платить за свое вероисповедание. Мусульмане, кроме высоких налогов должны были считаться с возможностью быть призванным в армию. На практике в армию созвали половину всего способного носить оружие, мусульманского населения Каира и Фустата. Это дало 10 000 человек, незамедлительно прибывших в военный лагерь ал-Муаззама и ал-Камила в Ушмум Таннах.

Пользуясь тем что крестоносцы разделили силы на две части ( в старом и новом лагерях по обеим сторонам Нила) арабы 16 зуль-л-хиджжа/ 5.03.1219 переправили армию, изрядно увеличившуюся за счет новоприбывших, на левый берег, дабы атаковать старый лагерь христиан. Их принудила вернуться исключительно плохая погода, грозившая потопить войска нападавших. Вернувшись обратно на правый берег, они разбили лагерь близ Фараскуса. Этот лагерь являлся второстепенным в отличие от главного места концентрации айюбидских войск - Уштум Таннаха.

Немного погодя ал-Камил принял решение (его брата, ал-Муаззама уже не было при войске, в марте 1219 он уехал в Сирию) 13 мухаррама/ 31.03 дать крестоносцам генеральное сражение. К несчастью христиане и не думали выходить из своих укреплений. Нимало этим не смутившись ал-Камил отдал приказ штурмовать крестоносный лагерь в лоб. Наступление айюбидских войск разбилось у сильных лагерных укреплений. Осыпаемые со всех сторон стрелами, мусульмане еще не приблизившись к ограде, повернули фронт и бежали. Часть из них (без сомнения лица из новонабранных контингентов) дезертировала в направлении Каира и Фустата.

В начале апреля ал-Камил затеял грандиозные работы по перекрытию фарватера Нила огромной дамбой. В сооружение напоминавшее постройки времен фараонов, были для прочности заложены корабли и прочее снаряжение. Однако вскоре дамба не выдержала напора водных масс и развалилась, поглотив с собою немалые средства, затраченные на ее сооружение.

В марте-мае 1219 к ал-Камилу прибыли подкрепления из Хамы, под началом его племянника ал-Малика Музаффар Мухаммада, что разумеется сильно подняло дух войска и самого султана.

Следующее сообщение источников о активных боевых действиях относятся к августу 1219. Двадцать девятого числа этого месяца крестоносцы нанесли удар по лагерю мусульман у ал-Фараскуса. Вовремя сделанная вылазка арабов принесла им победу и чеыре сотни пленных, крестоносцы были вынуждены с позором отойти. Эта победа после длинной череды неудач подтолкнула ал-Камила к мысли, что может быть настал удобный момент начать переговоры с христианами.

Первым предложением ал-Камила, который собственно довольно доброжелательно относился к христианам и временами даже защищал их свободы от своего не в меру прыткого духовенства, так вот еего предложением стала передача крестоносцам всего крестоносного королевства в его размерах до завоеваний Салах ад-Дина, включая Иерусалим. И все это только за уход из Египта !!

Крестоносцы долго колебались. В итоге к ним прибыли сильные подкрепления, разрушив хрупкий баланс сил и переговоры оборвались на полуслове. Желая предупредить врага, как считалось - готовившегося наступать, собственным нападением, ал-Камил выслал в Египет приказ собрать все наличные войска и провести тотальную мобилизацию. Для покрытия военных расходов были сильно вскручены налоговые ставки.

Как только подошли с таким трудом набранные подкрепления, ал-Камил бросил армию на крестоносцев по обеим берегам Нила (15 раджаба 616 /21.09.1219). Сперва мусульманам сопутствовал успех - они пробились до самого лагерного рва, который намеревались наполнить различными емкостями с песком. Емкостей под рукой у мусульман не оказалось - за ними послали и, дабы не терять подходящего момента, снова начали переговоры с противником.

Переговоры продолжались ровно столько времени, сколько потребовалось крестоносцам для ремонта лагерных укреплений. После этого они (с помощью мнгочисленных вспомогательныъх подразделений только что прибывших) вышли на битву и отбросили войска Айюбидов на их исходные позиции. Предпринятая с напряжением всех сил попытка ал-Камила прорваться к Дамиетте, закончилась провалом.

С этого момента стало ясно что второй подобный удар Айюбиды смогут организовать очень не скоро. Выставив все-же надежную охрану внешних укреплений, крестоносцы все остальные силы сосредоточили на осаде Дамиетты. Постоянные штурмы, нападения, обстрелы уменьшали численность жителей и гарнизона, но главной причиной их бедствий оказался голод. Припасы таяли с фантастической быстротой. Пропорционально этому поднимались и цены на съестное. В конце концов мясо исчезло полностью, остались лишь незначительные запасы зерна, ежедневно уменьшавшиеся.. Люди умирали прямо на улицах и могильщики наживали целые состояния. Пощаженные голодом. погибали от многочисленных болезней,- иммунитет был расшатан донельзя. Из внешнего мира пытались передавать продукты в крепость зашивая их в верблюдов, сплавлявшихся затем вниз по реке. Первый такой верблюд попал в крепость, всех остальных перехватили крестоносцы, перекрывшие Нил сетями, и сделав уже окончательно невозможным какое-нибудь снабжение Дамиетты извне.

Зная отчаянное положение осажденных ал-Камил все-же не рисковал навязать "франкам" еще одно сражение. Мораль войск под влиянием многочисленных поражений, была не на высоте и очередная неудача вполне могла стоить ал-Камилу трона. Поэтому последняя попытка спасти Дамиетту исходила, можно сказать, от ал-Муаззама.

В конце октября 1219 ал-Муаззам прислал из Сирии в лагерь ал-Камила отряд из пятисот человек. Все они рвались в бой и ал-Камил, идя навстречу их стремлению, дал приказ прорваться в Дамиетту прямиком сквозь крестоносный лагерь. То, что приказ был равен самоубийству, сирийским воинам не разъяснили..

В одну из ноябрьских ночей (а именно 22-23 шабана 616/ 2-3 ноября 1219) сирийцы, сокрушая все прорвались сквозь рвы и частоколы христианского лагеря и оказалисть в его центре. Затем военное счастье отвернулось от них, большинство было перебито и спасительных стен Дамиетты достигли лишь очень и очень немногие.

Как следствие непрерывного обстрела и активнейших осадных работ осажденные почувствовали себя неспособными к дальнейшему сопротивлению. После недолгих переговоров крепость была сдана и утром 25 шабана 616/ 5.11.1219 на ее стенах взвились знамена с крестом. Шестнадцатимесячная осада подошла к концу. В плен попало от 6 до 10 тысяч мусульман.

Падение Дамиетты стало совершенной неожиданностью для воинов в лагере армии ал-Камила в Уштум Таннахе. Ал-Камил немедленно погрузился в траур и принимая во внимание резкое изменение обстановки к пользе неприятеля, для лучшей защиты дороги на Каир, перенес свой лагерь на юго-запад, на место соединения каналов от Ушмума и Дамиетты напротив селения Талха. Там, на южной стороне Ушмумского канала им был выстроен новый лагерь, со временем превратившийся в город. Назвали лагерь - ал-Мансура, "Победоносная".

Падение Дамиетты стало катастрофой для Айюбидов. Население Египта при этом известии уже собирался бежать из страны. Их осановила лишь жесткая позиция ао-Камила, да вести о монгольском нашествии обрущившемся с востока на страны Ислама.

Война ислама и христианства велась кроме Египта еще на двух фронтах: в Палестине и Северной Сирии. Правитель северной Сирии, ал-Ашраф, еще в 1219 г. ограничил свои действия против крестоносцев летним набегом на их владения на побережье. При этом была взята и разрушена Сафита, один из замков тамплиеров.

Более деятелен был ал-Муаззам, в подчиненных ему областях - Южной Сирии и Палестине. Прибыв в марте 1219 из Египта, он обратил внимание на то что пока основные силы Айюбидов связаны борьбой с крестоносцами в Египте, города Палестины стоят полузащищенные. Любой набег крестоносцев из прибрежных крепостей мог привести к захвату ими опорных пунктов в сердце Палестины. Для предотвращения этого ал-Муаззам решился на смелый шаг. По его приказу должны были быть разрушены укрепления таких городов как Сафад, Хунин, Тибнин и Каукаб. Сопротивление начальников частей, дислоцированных в сказанных городах, иссякло при виде личного разрушения ал-Муаззамом защитных сооружений Иерусалима. Работы по демонтажу стен затянулись однако на два месяца, с конца марта до последних числе мая. Впрочем для жителей Палестины эти события не стали чем-то новым: в марте прошлого года была по тем же причинам полностью снесена, выдержавшая в 1217 г. осаду крестоносцев, айюбидская крепость Табор.

Из Иерусалима путь ал-Муаззама лежит в Дамаск, где во второй половине октября 1219 набрал отряд солдат и направил его к брату в Египет. Это тот самый отряд сирийцев, который в конце ноября был послан на несчастный прорыв к Дамиетте. Немного погодя мы встречаем его в Египте, куда он ненадолго приехал понаблюдать за ходом боевых действий. Вернувшись обратно он начинает малую войну с крестоносцами на побережье, в середине рамадана 616/ конце ноября 1219 осаждает Цезарею (Кесарию), и занимает ее, дождавшись отхода гарнизона. В полном соответствии с тактикой лишать христиан опорных пунктов, Цезарея основательно разрушается войсками ал-Муаззама. Следующая осада (тамплиерского замка Атлит) не удалась и, разорив прилегающие христианские области, султан возвращается в Дамаск, где безвыездно и пребывает. Независимо от этого продолжаются спорадические нападения айюбидских отрядов на владения "франков" на побережье. В конце 1220 г. ал-Муаззам выезжает в Месопотамию к брату, ал-Ашрафу пытаясь склонить того к совместному походу в Египет, на помощь к ал-Камилу .

Как уже излагалось (см. статью "Северная Сирия. Ч I"), оба брата выступили из Синджара и с некоторыми приключениями добрались до (14 джумада I/ 6.07.1221) Дамаска. Как и предполагалось, ал-Ашраф отнюдь не горел желанием удаляться от своих северосирийских владений и поэтому целью похода ал-Муаззам вместо Египта наметил Триполи. Выступить в Египет ал-Ашраф согласился лишь после долгих уговоров и в Химсе соединился с устроившей там лагерь армией ал-Муаззама (конец июля 1221). После этого братья промаршировали через Дамаск - и в начале августа присоединились к войскам ал-Камила в Мансуре.

Положение в Египте за год прошедший с падения Дамиетты не сильно изменилосью Крестоносцы ыли очевидно охвачены эйфорией, мусульмане укреплялись... О войне снова вспомнили в сентябре 1220 г. В этом месяце отряд крестоносцев вышедший за провиантом, был после жаркого боя разбит мусульманами при ал-Бараллусе (местечко, лежащее на берегу Дельты между Дамиеттой и Александрией).

В июле 1221 г. борьба вступила в решающую фазу. За время прошедшее с боя под Бараллусом айюбидской эскадре удалось захватить корабли крестоносцев в Ниле. Других изменений не произошло. Ал-Камил выжидал, растягивая войну. И лишь к середине лета 1221 крестоносцы поняли насколько губительно для них подобное стояние.

Начавшееся движение христианской армии вглубь страны, ввергло Айюбидов в беспокойство. Снова в столицы Каир и Фустат понеслись гонцы с требованием подкреплений. Мобилизованы были все боеспособные жители- мусульмане (правда многие умудрились, улизнуть по дороге в лагерь ). Решающим моментом явилось прибытие 13 джумада II/ 4.08 войск ал-Ашрафа и ал-Муаззама

Теперь, когда вся военная мощь Айюбидов сосредоточилась в Мансуре, ал-Камил начал контрманевры. На помощь мусульманам пришла природа. Начался ежегодный разлив Нила и в кратчайшее время большая часть Дельты оказалась под водой. Это сильно ударило по крестоносцам, захватившим с собой только необходимый минимум продовольствия. Их расчеты, строившиеся на опустошении богатых местностей, рухнули. Кругом, куда ни глянь, простирались залитые водой равнины.

Единственная полоска суши соединявшая крестоносцев с Дамиеттой была тут же перерезана Айюбидами. Сухопутные их войска продвинулись на западном берегу до впадения канала ал-Махалла в дамиетский рукав Нила, напротив местечка ал-Барамун. Здесь они соединились с флотом Айюбидов, беспрепятственно прошедшим по ал-Махалле (попутно было захвачено три корабля крестоносцев). Соединившись части мусульман переправились на северную сторону канала Махалла и взяли селение Шаримшах (Шарм ас-Шейх ?), отрезав противнику все пути сообщений с Дамиеттой. Завершив эту операцию (10.08) ал-Камил снова вступил в переговоры с "франками".

Вскоре выявилось явное завышение крестоносцами своих требований. Основными пунктами их положения стали: восстановление Иерусалимского королевства в его старом виде до завоеваний Салах ад-Дина, в обмен на эвакуацию Дамиетты. Но обмен мнениями быстро прервался, т.к. Айюбиды были не согласны предоставить требуемые крестоносцами дополнительно уступки замков ал-Карак и ас-Шаубак и выплату 300 000 динаров на восстановление иерусалимских укреплений. Войско крестоносцев снова двинулось вперед.

Но все дороги были либо под водой, либо находились в руках неприятеля. Клочки суши превратились в трясины, холмы - в болота. В добавление ко всем бедствиям стала ощущаться острая нехватка необходимейших припасов. Попытка крестоносного флота пробиться сквозь блокаду на помощь к своим, закончилась сражением в водах ал-Махаллы, напротив Шаримшаха. Айюбиды одержали полную победу, захватив большую часть флота христиан.

Оказавшись в столь отчаянном положении крестоносцы в ночь на 4-5 раджаба 618/ 25-26.08.1221 сожгли свой лагерь, и, взяв с собой самое необходимое, начали пробиваться в обратный путь. Но было уже поздно - ал-Камил узнал о их намерениях и бросил все свое войско противодействовать этому маневру.

Два дня крестоносцы с невыразимым трудом пробирались по колено в липкой грязи в которую превратилась дорога, в беспрерывных стычках прорубаясь вперед. Сзади и спереди были мусульмане, их отряды постоянно атаковали.. К двадцать седьмому августа христиане добрели до ал-Барамуна и их взору открылся сильно укрепленный лагерь противника и сильные же укрепления преграждавшие дорогу. Сзади давили главные силы ал-Камила. Кольцо окружения захлопнулось. В этой ситуации единственным разумным выходом являлось просить ал-Камила о мире, как вожди "франков" и поступили. Они предлагали безоговорочную сдачу Дамиетты в обмен на гарантии свободного выхода.

В лагере Айюбидов разгорелись жаркие споры. Часть князей была за немедленное заключение договора и скорейшее прекращение войны, другая же часть (и среди них, без сомнения, ал-Муаззам)- также за прекращение войны, но путем нападения и истребления крестоносного войска. После долгих раздумий ал-Камил приянл сторону первых. Он аргументировал свое решение отчаянной решимостью крестоносцев сражаться до последнего, что привело бы к огромным потерям среди мусульман.

К концу дня были сформулированы основные положения мира: мир заключался на условиях свободного отхода "франков" из Египта, передачи ими Айюбидам Дамиетты и обмена пленными. Договор заключался на 8 лет. Крестовый поход был окончен.

Что еще сказать? 19 раджаба 618 /ал-Камил с братьями въехал в Дамиетту, и стук подков его коня гулко разносился по пустым улочкам пустого города. Аккурат в этот момент на рейде Дамиетты появилась эскадра из 45 кораблей императора Фридриха II, так и не собравшегося присоединиться к крестоносцам. Узнав о свежезаключенном мире и немало этому подивившись корабли ушли обратно в море. Ал-Камил же столкнулся с немалыми трудностями в деле отправки крестоносцев домой. Он снабдил их судами и продовольствием и, пока они не отплыли, находился поблизости чтобы погасить в корне раздоры, буде они возникнут. Когда же они наконец отбыли он вернулся в Каир (11 рамадана 618 / 30.10.1221) остановившись по пути в Мансуре, где им были устроены празднества по случаю окончания войны. Там всех трех братьев-соправителей: ал-Камила, ал-Муаззама и ал-Ашрафа в последний раз видели вместе...


Примечания

1. Численность крестоносцев определяется арабским источником в 15 000 человек (1.стр.54)

2. Подобное сооружение из некольких связанных друг с другом кораблей было названо мараммой.


Использованные источники и литература

1.Hans L. Gottschalk. Al-Malik al-Kamil von Agypten und seine Zeit. Wiesbaden.1959
2.Большаков. О.Г. История халифата т.2. М.1993
3. Куглер, Бернгард. История крестовых походов. Ростов на Дону. 1995


© текст- Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001

Рубрика: XIII век. Метки: