Детские футболки на UZCOTTON - пошив толстовок оптом. Купить!

Южная Русь с начала XIII века до битвы на Калке

К началу XIII века Южная Русь включала в себя следующие княжества: Галицко-Волынское, Черниговское, Переяславское, Турово-Пинское и Переяславское.

Галицко-Волынское княжество находилось на крайнем западе южной Руси. Обьединенное совсем недавно (1198) из двух владений - Галицкого и Волынского княжеств князем Романом Мстиславичем Волынским, княжество превратилось в одно из сильнейших на Руси. Довольно густое население выплескивалось в основном в южном направлении, где с середины XI  в. проводилась заселение степного Поднестровья. Многочисленные и хорошо укрепленные города обуславливали неплохую защиту а протяженные границы - активную внешнюю политику.

Галичское боярство было известно своей вольностью и независимостью по всей Руси. Стремясь защитить свои привилегии, бояре делали все дабы привлечь угодных им (т.е. слабых) князей на галичский трон. И наоборот не понравившиеся государи изгонялись любыми средствами - бояре не гнушались и интервенцией из-за рубежа (в основном венгерской). Княживший в описанный момент Роман Мстиславич сумел железной рукой подавить в боярах все проявления недовольства, изгнав возмущавшихся, и казнив особо упрямых.

Черниговское княжество занимало наибольшую площадь среди всех южнорусских государств. Являясь вотчиной князей из буйного племени Ольговичей 1 оно занимало центральное положение в русской политике, оттеснив одряхлевший Киев. По населению и количеству городов и крепостей оно превосходило остальные княжества. Но все ускоряющиеся центробежные процессы делали свое дело - огромное княжество быстро дробилось на множество мелких уделов, иногда находившихся в чисто номинальном подчинении Чернигову (Курское, Новгород-Северское, Путивльское и прочие владения), и подчас люто враждовавших друг с другом. Обширная степная граница была кроме городов - крепостей защищена кочевьями (вежами) дружественных кочевых племен (ковуев 2,черных клобуков 3 ), прочно входивших в феодальную систему русских княжеств. Они поставляли легкую конницу в княжеские войска. Это были "наши кочевники",в отличие от половцев, хоть и вступавших, отдельными племен, в союз с русскими князьями, но все же ощущавших себя единой, отличной от русских, этнической единицей.

Князем Чернигова,т.е. верховным правителем княжества, был в указанное время Игорь Святославич. Тот самый Игорь, который предпринял несчастный половецкий поход 1185 г., описанный в слове о полку Игореве...

Киевское княжение ничем особенным не выделялось. Густонаселенное и обладающее сильным войском княжество не имело своей наследственной линии князей. Это произошло по причине особого значения киевского престола, именуего также "великим". Князь воссевший на него, становился автоматически великим князем, становясь на самой высшей ступеньке древнерусской феодальной иерархии. Нередки были случаи, когда тот или иной князь сажал на киевский престол своих ставленииков или просто дружественных князей. Великое княжение являлось до сего времени основной причиной военных конфликтов на южной Руси. Киевским князем в описываемое время являлся Рюрик Ростиславович (из смоленских Ростиславичей).

Оставшиеся два небольших княжества, Турово-Пинское и Переяславльское, были примерно равны территориально, но как же разнилось их значение в системе русских княжеств ! Владения туровских и пинских князей служили лишь малонаселенным и слабым буфером между могущественными соседями; Киевом Черниговом и Волынью и сохраняли свою независимость лишь путем бесконечного и хитроумного лавирования между ними. Хотя, впрочем, похоже никто всерьез  и не посягал на овладение этим княжеством, имеющим в избытке одни лишь болота. Князь - Иван Юрьевич.

Напротив, Переяславльское княжение служило щитом Киева. Соответственные требования предьявлялись и к местным военным силам. Переяславльский князь мог быть молод, но ни в коем случае не бездарен в военном деле. Территорию княжества пересекали многочисленные оборонительные линии, созданные еще Владимиром Крестителем. Сильные крепости, расставленные повсюду сторожевые посты - все напоминало о близкой границе. В степных зонах княжества пасли свой скот подвластные русским князьям кочевые племена (часть их кочевий несомненно находилась и в Киевском княжестве) торков 4 , берендеев 5, ковуев, печенегов 7 и черных клобуков 3.

Княжество первым принимало на себя удары кочевников и служило исходной базой для ответных походов. В многочисленных войнах за Киев мнение и войска переяславльского князя играли далеко не последнюю роль. Князем этого удела в интересующее нас время являлся сын Всеволода Большое Гнездо, правителя Владимира и Суздаля, Ярослав (будущий отец Александра Невского).

Деятельность Романа на новоприобретенном (1198) галицком троне нравилась не всем. Призывы галицких бояр, стонавших под тяжелой рукой Романа Мстиславича не пропали втуне - вскоре против Романа собирается коалиция (1202) во главе с киевским кнзем Рюриком. В нее входят Ольговичи - а именно Всеволод Святославич Чермный (надо сказать что Ольговичей более не возглавлял миролюбивый Игорь Святославич, умерший в этом году, в Чернигове сидел уже новый князь, Олег Святославич), отряды кочевников (черных клобуков).

Роман сумел опередить противников. Пока они собирали войска, он уже стоял на Днепре. Осада Киева не замедлила себя долго ждать, город был обложен войсками Романа. Киевляне не были расположены умирать за Рюрика, и открыв ворота, впустили Романа в город. Запершихся в детинце (цитадели) Рюрика и Всеволода Роман заставил принести клятву (крестное целование) и дал им право свободного выхода 8 . Киевским князем Роман поставил Ингваря Ярославича Луцкого.

Следующий поход Роман совершил на половцев (зима 1202-1203) гг., опустошавших северные области Византийской империи 9 и разорил их кочевья, расположенные вблизи русских границ, тем самым заставив отойти из византийских пределов 10.

Война в Поднепровье, с уходом Романа из Киева, не утишилась. Скорее наоборот. Наплевав на целование креста, Рюрик в союзе с Ольговичами наняв множество половцев, двинулся на Киев и взял его (01.01.1203). Жителям, полностью ограбленным, устроили кровавую баню, мстя им за прошлогоднюю поддержку Романа.

Ответный удар галицкого князя не замедлил себя ждать. Войска Романа появились (16.02.1203) под Вручием, обложив Рюрика в городе. Вручий стал убежищем последнего, бежавшего из Киева при вести о встречном движении галицко-волныских полков. Но на удивление всем, дело под Вручием разрешилось примирением князей. Киевское княжение осталось за Рюриком.

Ольговичи были вынуждены временно отвлечься на другой фронт. Отряды литовцев тревожили территорию княжества. В сражении с ними Ольговичи одержали победу, завалив поле битвы 1700 трупами врагов (1203 ?).

Одновременно с этим завершились многолетние разногласия между Ольговичами и великим князем Всеволодом Большое Гнездо. Посредником выступил... Рюрик Ростиславович. Стороны удовольствовались обычной клятвой - целованием креста.

Зимой 1203-1204 гг. соединенные силы силы Романа Галицкого, Ярослава Переяславльского, Рюрика Киевского и других князей (в т.ч. и Мстислав Торопецкий) напали на половцев. Кочевники, ввиду сильных холодов, неспособные быстро маневрировать, потеряли много скота. На обратном пути князья остановились в Треполе - древней крепости на степной границе. Там Роман неожиданно схватил Рюрика, его жену, и дочь 11 и постриг их в монахи.

Этот чудовищный поступок - пострижение в монахи лиц княжеского достоинства являлось действом сугубо добровольным, зависящим от волеизьявления одного только принимающего постриг лица - всколыхнул общественное мнение, настроив его против галицкого князя и его союзников. Киев принимал нового правителя - Ростислава, посаженного Всеволодом Большое Гнездо, а Роман преспокойно удалился в свои пределы и деятельно готовился к вторжению в Польшу.

Оно произошло весной 1205 г 12 . После некоторых успехов, взяв два польских города, (1.стр.558) 13 Роман подошел к Завихосту, где столкнулся с войском Лешка Белого, князя (герцога) Сандомира и Кракова 14, владетеля опустошаемых Романом территорий - Малой Польши. Начинать большую битву ни один из князей не решался. По прошествии некоторого времени Роман отъехал от войска с небольшим отрядом и погиб, попав в польскую засаду (19.06.1205). Это стало концом похода. Воеводы привезли тело князя в Галич и похоронили его.

Таким неожиданно оказался конец одного из самых могущественных князей Древней Руси. Роман, которого современники к концу жизни вполне определенно именовали "Великим", был без сомнения одной из ярчайших фигур своего времени. Его планы простирались далеко за пределы Руси, не ограничиаясь одной Польшей. Ему удалось обьединить два совершенно различных княжества: Волынь и Галич, навести страху на половцев, на долгое время прекратить набеги прибалтов. Галицкое боярство - гроза князей, было согнуто Романом в бараний рог. Надо ли говорить, что все эти  достижения после его смерти пошли прахом.. Все надежды, вернуть "романово время" возлагались на его малюток-сыновей Даниила и Василько Романовичей.

После смерти великого Романа его враги снова подняли голову: Рюрик заручился помощью Черниговских князей и, заняв попутно Киев, поспешно двинулся на |Галич. Его там уже ждали. Жена Романа, оставшаяся с двумя детьми, (известными впоследствии князьями Даниилом и Васильком Романовичами), понимая что ей одной не удержать боярскую вольницу, обратилась за помощью к венгерскому королю Андрею, некогда самому притязавшему на Галич и до сих пор носившему титул "короля Галича" (1.стр.417). Присланный Андреем венгерский воинский контингент занял детинец Галича.

Венгры подошли точно вовремя - с востока к Галичу приближались полки Рюрика. Попытка галицко-волынской рати задержать его у переправы через Серет, у сельца Микулин, не удалась; выиграв сражение Рюрик заставил ее отойти в Галич. Но последнее препятствие на пути к галичскому трону - взять сам город 15 , Рюрик преодолеть все же не смог 15a и отошел в Поднепровье.

Борьба за Галицкое княжество не прекратился. Теперь (1206) на него позарился Всеволод Чермный, старший из Ольговичей, князь Чернигова (преемник умершего в 1204 г. Олега Святославича). Он собрал немалое войско, к которому примкнули Мстислав Смоленский и Рюрик (бывший в 1203-1206 с небольшим перерывом киевским князем) Киевский, и выступил в направлении Галичины. По уже установившемуся обычаю, армия включала отряды кочевников-федератов: половцев и берендеев.

Всеволод Чермный не побоялся вызвать неудовольствие могущественнейшего русского князя той поры, своего тезки, Всеволода Большое Гнездо (правитель Владемиро-Суздальского удела). Этот князь, хоть и уже не имел открытой войны с Ольговичами все таки, как и подобало наследнику Мономаха, относился к ним с плохо скрытым недоверием. Так, когда его сват, Мстислав Смоленский подключился к походу на Галич, Большое Гнездо немедленно выслал к нему смоленского епископа, Игнатия, с увещаниями не участвовать в военных предприятиях Ольговичей. Несмотря на провал миссии Игнатия, она доказывает. что Всеволод всячески стремился оттолкнуть князей, державших его сторону от сношений с Ольговичами.

Итак с востока на Галич снова надвигалась буря. Аналогичные вести посупали и с северо-западных рубежей Галичины - там границу перешли отряды поляков, присланных, Лешком Белым, господином Малой Польши. Галич оказался в тисках.

Вдова Романа снова доказала свои недюжинные способности; послав слезную просьбу о помощи к королю Венгрии, она бежала (ибо враги были уже близко), из Галича во Владимир-Волынский. Армии Ольговичей и польские отрядынаправились вслед за ней . В последний момент у Владимира Волынского появлся подошедший ускоренным маршем король Андреас II, занявший позицию между лагерями Всеволода Чермного и поляков. Таким образом было предотвращено их соединение - и созданы начальные условия для переговоров.

Итогом переговоров стал т.н. "нулевой вариант": венгерские, польские и русские полки покинули территорию княжества, а на престол Галича, по соглашению с жителями, сажался Ярослав Всеволодович, сын Всеволода Большого Гнездо, князь переяславльский. Но судьба рассудила иначе.

Галичские сторонники Ольговичей (1206) протащили в князья кандидатуру Владимира Игоревича, управителя Новгорода-Северского, сына знаменитого Игоря "Слова о полку..". После недолгой, в пользу Ольговича, обработки народных масс, Владимир прибыл в Галич. Спешивший туда же Ярослав, опоздал всего лишь на три дня и был вынужден вернуться в Переяславль.

Прошло немного времени и Владимир начал действовать. По наущению галицких бояр, давно точивших зуб на семью покойного князя Романа он отправил во Владимир-Волынский гонца с требованием выдать малолетних детей Романа, в противном случае угрожая разрушить город. Княжить во Владимир он назначил своего брата, Святослава Игоревича.

Жители в гневе отвергли притязания Владимира. И все-же реальной силой, способной померяться с Ольговичами, они не располагали. И пришлось маленьким (5 и 3 года) князьям вместе с матерью, ночью, незаметно от городской стражи, бежать в Польшу к Лешку Белому (умилившемуся их виду и забывшему былую вражду с Романом) и далее -  в Венгрию, к королю Андрею. А во Владимире-Волынском воцарился еще один Ольгович - князь Святослав. Карательную экспедицию венгров на Галич в защиту сирот - Романовичей, предотвратило посольство Владимира Галицкого к королю Андрею, в весьма, надо полагать, ярких тонах обрисовавшего всю трудность борьбы с Ольговичами

Военные действия шли не только на берегах Днестра и Сана но и в бассейне Днепра. Союзники по Волынскому походу 1206 г. перессорились между собой. Уже поздним летом 1206 г. начались новые схватки в Поднепровье. На сей раз Всеволод Чермный выступил против своих недавних союзников Рюрика Ростиславича Киевского и Мстислава Смоленского, пребывавшего в Белгороде. Походя заняв Киев, Всеволод Чермный выгнал Рюрика в Овруч, а его сына - в Вышгород. Мстислав Смоленский, ставший также врагом Чермного, со своей дружиной заперся в Белгороде. Но на этом Черниговский князь (Всеволод Чермный) не остановился. По его издевательскому требованию Ярослав Всеволодович поздним летом 1206 г. выехал из Переяславля, передав княжение сыну Чермного, Михаила. Подобные демарши вызвали безудержный   гнев у отца Ярослава - Всеволода Большое Гнездо.

Осень 1206 г - время наивысшего могущества Ольговичей. Князьями этого дома управлялись следующие княжества: Переяславское, Киевское, Галицко-Волынское, Черниговское. Рязанский и Турово-Пинский уделы находились в союзнических отношениях с Ольговичами.

Соперничающий же клан русских князей - Мономаховичей, был безвозвратно расколот. Наиболе значительными династиями считались Романовичи, Даниил и Василько (оба несовершеннолетние, они обретались в Венгрии), Ростиславичи смоленские (одним из них и был знаменитый Рюрик Ростиславич, некогда постриженный в монахи Романом Галицким), и наконец наиболее могущественные - Всеволодовичи, потомки Всеволода I Большое Гнездо 16, князя Владимиро-Суздальской земли. Эти последние единственно представляли собой реальную силу, способную вступить в единоборство с Ольговичами. Но.. осторожный Большое Гнездо готовился к неминуемой войне исподволь, наращивая давление на союзников Ольговичей и поощряя их врагов.

По сути своей, эта политика невмешательства только поощряла главу Ольговичей - Всеволода Чермного к новым и новым попыткам установить свою гегемонию на Южной Руси. Явное нежелание Всеволода Большое Гнездо начать войну за киевское княжение рассматривалось как знак слабости - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Война в окрестностях Киева тем временем не прекращалась. В конце 1206 г. войска Рюрика и Мстислава Смоленского снова появились под Киевом. Осады не было. Едва завидя стяги своих противников, Всеволод бежал из города. Поднепровские княжества (Киевское и Переяславльское) снова принадлежали Ростиславичам. Князем Переяславля стал сын Рюрика, Владимир.

Мира не было. Обе стороны прекрасно понимали эту простую истину. И - готовились к следующему раунду. Особено в этом усердствовал Всеволод Чермный, засевший в своей вотчине - Чернигове..

В начале следующего года он начал очередной поход на Киев. Вместе с черниговской ратью шли отряды призванных из Дикого поля половцев. Снова, в который уже раз, вокруг городских стен возводилось кольцо осадных сооружений. Три недели стояния под городом истощили терпение нападавших, вынудив их снять осаду. Но неугомонный Всеволод не успокоился. Тщательно подготовившись, привлекши к участию в походе родственника, Владимира Игоревича Галицкого и турово-пинских князей, он-таки занял Киев. Рюрику пришлось снова, как и в прошлом году, спасаться в Овруч.

Всеволод Чермный, вдохновленным захватом Киева, с наслаждением сокрушал оплоты Ростиславичей на Киевщине. Ожесточенные штурмы Белгорода привели к сдаче крепости на условиях свободного выезда оборонявшегося там Мстислава Смоленского. Триполь открыл ворота после трехнедельной осады. Торческ - лишь когда осаждавшие больше "не мога терпети", а окрестности были опустошены союзными Ольговичам половецкими отрядами.

Демонстрация мощи Всеволода Черниговского (Чермного) произвела на его владимирского тезку, Всеволода Большое Гнездо совершенно обратное впечатление. Вместо того чтобы как-либо выказать испуг, последний собрал войска и обрушился на северных союзников Ольговичей - рязанских князей. Удачный ход, особенно учитывая невозможность быстрого рейда войск Чермного с берегов Днепра на север (дело происходило в конце сентября 1207 г.). Рязанцы были сломлены, став волей-неволей вассалами владимиро-суздальских князей.

При вести об унижении Рязани враги Ольговичей воспряли вновь. Молниеносным ударом Рюрик Ростиславич подошел к Киеву (конец 1207 г.) и изгнал из него Всеволода (создается впечатление, что эти двое чередовались там по заранее оговоренному графику). Ответная же попытка Ольговичей, вернуть себе зимой 1207-1208 Киев, провалилась.

Подобные же княжеские свары терзали  запад Руси - Волынское и Галицкое княжества. Буйная энергия правивших там Игоревичей, не имея внешнего выхода, нашла свое применение в взаимных междоусобицах. Владимир Игоревич Галицкий повздорил со своим братом Романом, княжившим в Звенигороде. Тот бежал в Венгрию, вернулся с вспомогательным войском, победил брата, заставив его скрыться в Путивль и лично воцарился в Галиче. Одновременно на Волынь вторглись польские войска  - герцоги Лешко Белый (владетель Малой Польши) и Конрад Мазовецкий шли на Владимир имея целью отдать его Александру Белзскому (князь Белза, племянник покойного князя Романа и следовательно двоюродный брат детей Романа - Даниила и Василько). Присутствие Александра в войске склонило владимирцев открыть полякам городские ворота. И как выяснилось зря - братья-славяне основательно пограбили Владимир (1207), захватив в плен князя Святослава Игоревича, всего лишь год управлявшего городом.

Александр недолго наслаждался положением господина Волыни (а именно этот статус он получал, становясь князем волынской столицы - Владимира). Не успел Лешко направить лошадей в обратный путь как у Орельска его нагнала депутация владимирских обывателей слезно моля дать им князем одного из сыновей Романа. Видеть Романовича во главе Волыни Лешко разумеется не желал, но кое-что сделал - срочно прибывший из Венгрии Василько (которому, напомню, шел пятый год) получил в удел Брест (Берестье) и Белз.

Галицкий удел из спокойного богатого княжества стремительно превращался в зону непрекращающегося конфликта, на его территории теперь почти уже беспрерывно шли военные действия. Очевидный упадок жизненного уровня вынуждал горожан (а в особенности бояр, терявших из-за междоусобий львиную долю своих доходов) решать проблемы путем поиска подходящего князя. Поэтому, будучи недовольными правлением, они выгнали Романа Игоревича, по прошествии нескольких месяцев с момента его вокняжения.

"Восточная Волынь (Луцк, Дорогобуж, Шумск), Белзская земля, Пересопница, Туров, Пинск обособились под властью местных князей; причем города перешли к боярам-вотчинникам, которые принялись восстанавливать свои права, ограниченные Романом - это был "великий мятеж" боярский. Отдельные князья самостоятельно завязывали внешнеполитические союзы - в союз с Краковом вступили Луцк (Ингвар Ярославич выдал свою дочь Гремиславу за Лешко), Пересопница (Мстислав Ярославич) и Владимир (дочь Святослава Игоревича вышла замуж за мазовецкого князя Конрада). Неудивительно, что Ольговичи пришли в столкновение и меду собой и с боярством"(7.стр.242-243)

Новым князем стал представитель конкурирующей с Ольговичами династии  Мономашичей - сын киевского князя Рюрика, Ростислав. Договорившись с королем Венгрии, Андреем (который, как видно, придавал немалое значение галицким делам), он был направлен на правление в Галич.

Долго удержаться ему на престоле также не удалось. Спустя пару месяцев он выехал из ворот, провожаемый взглядами жителей, густо усеявших надвратные укрепления и городские стены. На княжество был вновь призван Роман Игоревич (1207).

Постоянные смены правителей в Галиче и Волыни показали соседям всю слабость тамошней княжеской власти. Результаты не заставили себя долго ждать. Уже в 1207-1208 г. северная Волынь опустошается литовцами и ятвягами (судовами) испепелившими окрестности Турска, Комова и Червена (Червна).  В обратный путь они двинулись лишь после жаркого боя у червенских ворот.

В то время как прибалты жгли волынские деревни, в западные области Галиции через горные перевалы вливались колонны венгерской армии. Король Андреас, придя к выводу, что Галич погряз во внутренних раздорах, решил от чистого сердца помочь - отправкой войска во главе с воеводой Бенедиктом. Этот полководец, схватив и отправив в Венгрию галицкого князя Романа Игоревича, немедленно начал всячески притеснять мирное население города, вскоре возненавидевшее венгров всей душой (1208).

Пытаясь избавиться от надоевших венгров галичане искали князя-освободителя. Их выбор пал на Мстислава Немого, князя Пересопницы (самого восточного рубежа Волынского владения).    Мстислав и вправду подошел к Галичу,  но однако"не успел ничто же" и бесславно удалился.

Спасение для галичан подошло с другой стороны. Роман Игоревич (как ранее сказано, из-за свары со своим братом, галицким князем Владимиром, бежавший в Венгрию) снова появился в пределах княжества. Примирившись с братом, он собрал войско и начал угрожать Галичу. Венгры предпочли не искушать судьбу - оторванные от своих баз, располагавшие ограниченными силами они в случае неудачного исхода вооруженной борьбы рисковали быть полностью уничтоженными - и поспешили вернуться к себе, в Венгрию (1208).

А братья Игоревичи, собравшись в полном составе (ибо Лешко Белый также выказал добрые намерения, отпустив третьего брата - Святослава, некогда взятого поляками в почетный плен во Владимире Волынском), немедленно приступили к упрочению своей власти. Это давалось нелегко, т.к. за годы смут, прошедших со смерти Романа Великого бояре настолько привыкли к своеволию, что требовались крайние меры.

Эти меры Игоревичи изыскивали долгих два с половиной года. В подчиненных ими городах (Роман княжил в Звенигороде, Святослав в Перемышле а Владимир осуществлял верховное управление из Галича) они пытались согнуть боярскую верхушку, явно подражая приемам покойного Романа (последний не унижался до пыток и изгнаний бояр). В 1211 г. они попытались решить боярскую проблему одним ударом. Выбранный для этого путь - тотального истребления - не отличался особой затейливостью, но был - как казалось Игоревичам - единственно надежен.

Галич пришел в движение. Посланцы князя хватали по городу бояр, разумеется прознавших обо всем загодя. Многие погибли (ок. 500 человек (7.стр244)), но немало успело и бежать в сопредельные державы - Польшу и Венгрию, донеся туда вести об устроенной Игоревичами кровавой бане.

Двое из бояр, бежавших в Венгрию, явились к королю и заявили о желании галичан видеть своим князем малолетнего Даниила Романовича. Заявление подразумевало, ввиду отсутствия у бояр-изгнанников сколько-нибудь занчительных воинских формирований, просьбу о предоставлении им Андреем II воинских контингентов. Королевское согласие было быстро получено - ведь перед Андреем вновь открывались перспективы посадить в Галич князя-марионетку.

Военное предприятие замышлялось с участием не только венгерских вооруженных отрядов. Бояре добились согласия также и на отправку воинов Лешком Белым. Он же надавил на владетеля Владимира-Волынского, Александра, принудив последнего также участвовать в походе. Даже князь далекой Пересопницы, Мстислав Немой, двинулся на запад во главе своих полков, выступил и его брат Ингварь Луцкий; а уж Князь Белза, Василько, само собой желал помочь брату сесть на галицкий престол и также выслал войско.

Венгерский экспедиционный корпус, разделенный на семь полков (что говорит о его немалой численности, в предыдущих походах венгров в Галицию ни разу не было зарегистрировано такое количество воевод) начал кампанию осадой Перемышля. Исходом ее стала выдача осажденными князя Святослава Игоревича.

Быстрое продвижение венгерской рати несколько замедлилось под Звенигородом, где отчаянно оборонялся другой Игоревич - Роман. Осада города затянулась, что дало время Игоревичам перебросить к Звенигороду подкрепления - отряды союзных половцев и дружину теребовльского князя Изяслава, племянника Романа Звенигородского. Попытка этих отрядов прорваться в осажденный город закончилась крупным сражением под его стенами (у реки Лютой). Несмотря на некоторые частные успехи половецко-теребовльского войска (так, был обращен один из венгерских полков -   Марцелла - и взят его стяг), цель выполнена не была. Кольцо осады осталось неизменным, а Изяслав с половцами отошел в Галич.

Вскоре после этого, а скорее всего воспользовавшись сумятицей битвы, князь Роман бежал из города и молниеносно достиг Шумска. Лишь на р. Можец его схватили, специально отправленные вдогонку, разъезды. Пленение Романа резко поубавило готовности звенигородцев к сопротивлению - ворота города вскоре открылись.

Встреча венгров с войсками остальных участников коалиции (поляками, дружинами Александра, Мстислава, Василько) вероятно произошла под Звенигородом после чего соединенная армия двинулась на Галич. Видимо она представляла собой довольно внушительную силу. Во всяком случае Владимир даже и не подумал о сопротивлении, бежав вместе с сыном Изяславом Теребовльским (даже если половцы и ушли в руках князей все равно оставались немалые силы) в направлении Шумска. Их преследовали. Догнанный у р. Незды Изяслав развернул остатки своей дружины и вступил в битву. Ему удалось спастись, равно как и отцу - Владимиру Игоревичу. Тот факт что преследователи захватили коня Изяслава, нагруженного переметными сумами, показывает, что князья находились на волосок от пленения.

Торжествующие победители вступили в Галич. Даниил был провозглашен боярами князем Галича. Пленных же Игоревичей - Святослава и Романа венгры хотели было отвезти в Венгрию, но бояре воспротивились. Князья были брошены на растерзание толпе и в конце концов повешены (1211).

В это время юго-восток Руси наслаждался покоем. Из летописей исчезают пометы о столкновениях князей. Местом приложения энергии Ольговичей становится север их владений. Там всегда было неспокойно. После долгого периода прохладных отношений с Всеволодом Большое Гнездо, вызванных по большей части позорным изгнанием его сына, Ярослава, летом 1206 г, отношения великого князя с Ольговичами пережили очередную вспышку открытой войны (1208-1209) и закончились очередным мирным договором, оставившим все на своих местах (одним из условий договора был обмен княжескимим столами (местами  правления) Всеволода Чермного и Рюрика Ростиславича, Всеволод переместилс в Киев отдав Рюрику Чернигов) .

Обоим сторонам было очевидно, что широкая полоса лесов отделяющая коренные земли Ольговичей от владений Всеволода труднопреодолима для войск. А Всеволод давно уже понял, располагая столь удаленными базами, бесперспективность борьбы за Киев. Его тихая смерть (15.04.1212) положила начало усобице среди его сыновей, окончательно отвлекя их от дел Южной Руси.

Два года спустя скончался и возмутитель спокойствия в южной Руси, Рюрик Ростиславич Черниговский (1214). Недолго думая Всеволод Чермный изгнал из Киевщины всех родственников последнего, правивших в городах княжества. Этим он навлек на себя немалые неприятности - ибо изгнанники бежали в Смоленскую область и прибегли к помощи Мстислава Удалого, бывшего тогда князем Новгорода, несмотря на свою крайнюю занятость прибалтийскими делами (как раз в это время в Прибалтике усилился напор рыцарей Ордена Меченосцев) нашедшего время для похода на Киев. (Выступление Мстислава из Новгорода произошло 8.06.1214). К войне Мстиславом были привлечены в виде "довеска" многие мелкие князья (напр. Ингвар Луцкий).

Поход проходил в сложных условиях. Соединение с смоленской ратью (Смоленск, напомню, был вотчиной Ростиславичей, одним из которых являлся покойный Рюрик Ростиславич и поэтому именно в Смоленск бежали изгнанные родственники Рюрика)  не дало Мстиславу много преимуществ, т.к. новгородцы смотрели на смолян как собака на кошку. Взяв Речицу (в Минской области) и некоторые другие поднепровские города Мстислав подошел к Вышгороду, под которым уже просматривались палатки армии Чермного. В битве под Вышгородом Мстислав одержал убедительную победу, первейшим следствием которой явилась сдача Вышгорода. Всеволод, отошедший в Киев, при известии о приближении Мстислава, в панике бежал в Чернигов.

Его преследовали. Едва войдя в Киев, открывший свои ворота, Мстислав устремился на Чернигов и осаждал его 12 дней (по другим сообщениям три недели) - пока внезапная смерть не унесла Всеволода. С его смертью угасла и решимостьь Ольговичей к дальнейшим военным действиям . Брат Всеволода, Глеб, заключил мир с Мстиславом, признав все завоевания последнего.

Но даже не дожидаясь этого, победители принялись делить захваченные земли. Ингвар Луцкий, отказавшись от киевского престола, который ему предлагали, передал его смоленскому князю Мстиславу Романовичу Старому. Родственники Рюрика Ростиславича вновь уселись править в малых городах Киевского княжества (1214).

Но вернемся к Галичу. Войска союзников ушли (1211), оставив ребенка (Даниилу было   ровным счетом одиннадцать лет !) править Галицким княжеством. Разумеется при таком раскладе сил Даниил не мог не попасть под влияние бояр, которые добились наконец своего - забрали власть в городе в свои руки. Дело дошло до того, что они выгнали мать Даниила.

Когда известия о последних галицких событиях дошла до Венгрии, король Андреас пришел ярость. Без долгих сборов он выступил в поход, достиг Галича, и твердой рукой навел там порядок. Обратной дорогой он увозил с собой одного из активнейших бояр - Владислава - закованного в цепи (зима 1211-1212).

Но на этом неприятности для Романовичей только начинались. Галичане тайком призвали себе нового князя, владетеля Пересопницы, Мстислава Немого, что принудило Даниила, не медля, уносить ноги в Венгрию. Одновременно во Владимирское княжество вошли полки Лешка Белого, который принудил Василько Романовича оставить Белз (Василько бежал в Каменец).

Эти обстоятельства вынудили короля Андрея снова собирать рати в поход на Галич. В пути он лишился жены, королевы Гертруды. Она была убита мятежными магнатами во время стоянки в Лелесовом монастыре. И все-таки поход продолжался. Устрашенный мощью королевских войск, Мстислав Немой бежал из Галича. На престоле его сменил ...   боярин Владислав, тот самый, которого незадолго до этого в кандалах переправили в Венгрию. О причинах столь быстрого его возвышения  можно только гадать.

Таким образом Галицко-Волынское княжество оказалось фактически расчленено между западными соседями; в сферу влияния Венгерского королевства входила собственно Галицкая земля, а Лешко Белый, соответственно, практически безраздельно властвовал в Волынском княжении. Князья сидевшие в городах и весях Галича и Волыни были ничем иным как марионетками в руках поляков и венгров. Ко всему этому стоит добавить, что глухая вражда между Андреасом Венгерским и Лешком Белым, всегда существовавшая , понемногу начала приобретать формы вооруженного противостояния. Избегая открытой войны, они предпочли действовать руками вассальных князей Западной Руси, придавая им ограниченые контингенты своих войск.

Военные действия начались в 1212-1213  г.г. очередным приходом Лешка Белого на Волынь. Там он снесся с Мстиславом Немым, горевшим желанием вернуть себе Галич (и очевидно заключил с ним союз). На Галич была послана рать, имевшая в своем составе как дружины волынских князей (Александра, Даниила, Василько, Мстислава Немого), ведомые их воеводами, так и собственно польские контингенты.

Войска Владислава Галичского, вышедшие им навстречу также имели многочисленные полки иностранцев (венгров и "чехов"- очевидно подчиненных венгреской короне словаков). Встреча обоих армий состоялась на реке Боброке, где после "сечи велице" волыняне и поляки одержали победу. После этого к боевым действиям подключился сам Лешко. Польские и волынские отряды наводнили Галичину. Запершийся в Галиче Владислав, едва смог удержать город, осажденный   герцогом. Другие части польско-волынских войск опустошали окрестности Теребовля, Моклекова и Збаража. Пал Быховец. После очевидной бесперспективности дальнейшей осады Галича, Лешко начал отвод частей на исходные позиции - на Волынь и в Малую Польшу.

Очередной галицкий кризис  показал королю Венгрии полную недееспособность Владислава, как князя и фактический переход Лешка в состояние открытой войны с венграми. Подобное состояние дел Андреас II долго терпеть не собирался - венгерская армия запрудила дороги ведущие в Малую Польшу (1213).

По мере продвижения войска, в венгерский лагерь прибыло посольство Лешка, возглавляемое воеводой Сандомира Пакославом 18 . Предложение посольства сводились к следующему: союзу Лешка с Андреем скрепленному свадьбой их детей, венгерского королевича Коломана (Кальмана) и дочери Лешка, Саломеи, с последствующим вокняжением Коломана в Галиче, оспаривавшемся обеими сторонами.

Миссия Пакослава увенчалась полным успехом: свадьбу сыграли (в местечке Спиши (Сепеш), в присуствии обоих польского и венгерского правителей), Коломан прибыл в Галич, сопровождаемый немалым числом воинов (венгерское военное присутствие в Галиче не прерывалось с момента назначения правителем Владислава ).18a Владислав был вторично увезен в Венгрию (и там в темнице умер). Перемышль и Любачев были отданы Лешку, сместившему с княжения Александра Владимирского. Вместо него княжить Владимиром -Волынским был посажен тринадцатилетний Даниил (1213). (Одновременно войска Лешка заняли Брест и многие другие волынские города в Побужье- по существу поляками была оккупирована все территоррии Берестейской земли, к западу от Буга). В южнорусских княжествах наконец воцарилась тишина иноземного господства.

Спокойствие продолжалось недолго - всего несколько лет. В 1215 г. восстали галичане и обложили Кальмана с немногочисланным гарнизоном в городском замке. Венгрескому королю пришлось снова собирать войска и идти выручать незадачливого потомка. Попытка призвать на помощь Лешко, провалилась - герцог уклонился от участия в походе. В отместку Андреас II отобрал у поляков Перемышль и Любачев (1216 ?). Лешко же Белый был слишком занят внутрипольскими делами и предпочел смолчать - тяжелая война с венграми не входила в его планы. Он отомстил им другим способом - дал знать Мстиславу Удалому (своему старому союзнику), что не будет возражать против его вокняжения в Галиче. Мстислава не надо было долго упрашивать. Прослышав про развал несокрушимого венгеро-польского альянса, он собрал в Киеве полки и в мгновение ока оказался под галичскими стенами. Венгерский гарнизон бежал, даже и не попытавшись сопротивляться (очевидно, что вместе с венграми бежали и галичане, сотрудничавшие с ними, в частности множество бояр) дав Мстиславу возможность триумфально въехать в город (1218).

После вокняжения, его положение все еще оставалось достаточно шатким. Привыкшая к вольности боярская верхушка не слишком жаловала нового князя. Экономика, хоть и мало мальски восстановившаяся за несколько лет мира, не могла предоставить средства для содержания достаточной армии. А армия была нужна - Мстислав находился в состоянии войны с могущественной Венгрией. Герцог Малой Польши, Лешко, также являлся беспокойным соседом.. Поэтому одним из первых шагов Мстислава стал союз с Даниилом Романовичем (как упомянуто выше, княжившим во Владимире -Волынском), скрепленный женитьбой Даниила на дочери Мстислава.

Даниил, без сомнения, давно  замысливший очистить всю Волынь от иноземцев, обратился за помощью к Мстиславу. Но как выяснилось восемнадцатилетний князь еще не научился реально оценивать расстановку сил и продумывать политические шаги загодя. Мстислав в помощи отказал - "Сын ! За прежнюю любовь не могу сейчас встать за тебя, найди себе других помощников"(1.стр.593). . Вполне естественно, ему, со дня на день ожидавшего венгерского нашествия (дело происходило зимой 1218-1219 гг. и агенты Мстислава докладывали ему о проводящихся в восточных областях Венгрии широкомасштабных военных приготовлениях), очень хотелось бы иметь Лешка Белого если не союзником то уж во всяком случае нейтральным. Поэтому он оставил Даниила действовать на свой страх и риск, полагая что тот, лишенный галицкой помощи, не совершит опрометчивых поступков.

Но не тут-то было. Зимой братья Романовичи - Даниил и Василько - совершили поход за Буг, освободив волынские территории, занятые поляками 19. Реакция Лешка - он пришел в "гнев великий на Даниила"(1.стр.593). Война началась.

Весной 1219 г. польское войско принялось опустошать Побужье. Воеводы Даниила посланные навстречу, настигли поляков и разбили их у местечка Сухая Дорогвь. Бегущих гнали вплоть до пограничной реки Вепрь. Это понудило самого герцога подумать о личном участии в походе на Русь. После обмена посольствами малопольский и венгерский правители выступили в поход. Их войска встретились уже на галицкой земле, под Перемышлем. Перемышльский воевода, Аарон, бежал. Войско воевод Мстислава, посланное на отражение нашествия, потерпело поражение в битве под Городком. Сама же крепость Городок передалась на сторону захватчиков, следуя приказу господина крепости - боярина Судислава, находившегося в армии венгров. Мстислав, выехавший из города и стоявший на реке Зубря, оставил Даниила оборонять Галич, начав отход к восточным границам княжества (с недавнего времени Черниговские князья были его союзниками).

Даниил ожесточенно сопротивлялся венгрерскому королевичу Коломану, осадившему Галич. Непрерывные вылазки перерастали в большие сражения (битва на Кровавом броду). Вскоре, согласно приказу Мстислава, Даниил вышел из города, пробился сквозь ряды осаждавших и начал движение на соединение с Мстиславом. Его преследовали - полк боярина Глеба Зеремеевича (принявшего как и большинство бояр сторону венгров) нагнал бегущих. Развернув ряды Даниил наголову разбил противника, и лично гнал Глеба, ушедшего лишь благодаря быстроте своего коня. В конце октября (26 числа) Даниил достиг Днестра, перешел его и двинулся на Киевщину, где и соединился с Мстиславом.

Обе стороны активно готовились ко второму туру войны. Коломан затребовал из Венгрии новые подкрепления (и получил их - полки Фильния, одного из лучших венгерских военачальников). Поляки также вели какие-то действия - "Ляхи же не перестающи пакостящи". Мстислав, энергично формировавший в Киевском княжестве свое войско, имел первостепенной задачей не допустить соединения польского венгерского воинств. Для этого был отряжен Даниил, (скорее всего в начале 1220 г.) который привлек на своею сторону множество мелких литовских князей , и включив их отряды в свои войска, совершил опустошительный набег на Малую Польшу.

Успехи Даниила и Мстислава чередовались с неудачами. На сторону Лешка и венгров перешел Александр Белзский, сперва принявший сторону Мстислава, но действовавший нерешительно (в прошлом году он побоялся оборонять Галич вместе с Даниилом).  Тем временем, выступивший наконец в поход, Мстислав, подошел к Галичу. Предполагая соединиться под городом с Даниилом, он не знал еще последних новостей - Лешко преградил путь Данииловой рати у Щекарева, прикрывая собой дорогу на Галич. Стараясь потянуть время и не допустить каких-либо маневров Даниила, Лешко затеял переговоры (в которых посредником являлся его брат, Конрад Мазовецкий). Тем временем Фильний, оставив Коломана с небольшим гарнизоном в Галиче, выступил навстречу Мстиславу, стремясь навязать последнему генеральное сражение.

Битва под Галичем была решена мощной атакой половецкой конницы, (во множестве присутствовавшей в войске Мстислава), окончательно расстроившей ряды венгров и поляков (в войске Фильния были значительные польские контингенты). Отступление последних быстро превратилось в бегство. Фильний попал в плен. Победа была полной. Бегущих в Галич воинов Фильния встретили закрытые ворота и стрелы со стен. Подошедший Мстислав прекратил их мучения. Ликующие горожане выдали ему Кальмана с женой (их незамедлительно отправили в Торческ). Разбегавшихся во все стороны венгров и поляков воины и крестьяне безжалостно предавали смерти так что вскоре "вси бо Угре и Ляхове убиени быша" (1.стр.595). Пойманный Судислав, понимая что его ждет за одну сдачу Городка, валялся в ногах у Мстислава и в конце концов был прощен. Заключительным аккордом войны стало беспощадное разорение победителями Белзской и Червенской земель, совершенное в отместку за измену белзского князя, Александра (1220). Одновременно с этим, в том же 1220 г., литовские отряды, совершившие набег на Черниговскую область, были разбиты Мстиславом Черниговским.

Сев на стул князей Галича, Мстислав начал переговоры с Андреем II (посредником выступал незабвенный  Судислав),  его усилиями был после долгих споров подписан мир. По его условиям Коломана возвращали в Венгрию, а Мстислав назначал своим престолонаследником венгерского королевича Андреаса, предварительно женив его на своей дочери. В приданое за своей дочерью Мстислав дал Перемышль, где королевич и вокняжился . (1221) 20. На место наследника Мстислава метил и Даниил Романович, чьи отношения с тестем начинают быстро охлаждаться. В 1221-1222 гг. на территории всей Руси воцарился мир. Страна отдыхала от войн.

"В 1222 г. князь Даниил одержал еще одну дипломатическую победу, понудив краковского князя Лешко заключить с Волынью мирный договор. По условиям его Лешко отказался от воссоединеных Даниилом земель и от поддержки белзского князя "отступи Лестько от Олександра"". (7.стр.250)

Далеко на юге, в Крыму с кораблей сходили конные полки турок-сельджуков, изготовляясь к битве с противостоявшей им коалицией половцев и русских дружин.(7.стр.276).

И..в один прекрасный день в киевские ворота вьехала  небольшая процессия богато одетых всадников, сопровождаемая несколькими тяжело нагруженными телегами. Одного взгляда на приехавших, их оружие, коней, остроконечные шапки было достаточно чтобы определить их принадлежность - половцы. Вездесущие мальчишки разузнали и немедленно разнесли по городу, что к князю Мстиславу Старому приехали половецкие послы. Цель же их приезда оставалась неизвестной до следующего дня, когда из княжеского терема, скрывшего послов, просочился слух - половцы просят о помощи против незнаемого, всесокрушающего народа, пришедшего в их степи с Кавказа, и именуемого странным именем -  "татары"...


Примечания

1. Ольговичи - потомки князя Олега Святославича (ок. 1055-1115 гг.) в двадцатилетней войне с Владимиром Мономахом, отвоевавшего для своего потомства право управлять Черниговским княжеством. Ольговичи находились в перманентном соперничестве с Мономаховичами - потомками Мономаха, представлявшими практически все остальные княжества.

2. Название не идентифицируется.

3. В названии четко прослеживается связь с каракалпаками ("черными колпаками", "черными шапками") Средней Азии, близкими родственниками огузов.

4. Как явствует из названия, племя тюркского корня. На границах Руси появились в середине XI века, очевидно под натичком половцев. Разбитые в 1060 г. русскими полками, они двинулись далее, (гоня перед собой печенегов) и в 1064 г. вторглись в Византию. Эпидемия в их войске вынудила их к возвращению в степи. Разбитые в 1080 еще русскими еще раз, торки подчинились половцам, сохраняя однако свою этническую идентичность. После походов Мономаха, торки и печенеги восстали против половцев и, разбитые последними в двухдневном сражении (1116) бежали на Русь, где и расселились по пограничью приняв вассалитет от местных князей, часть их впрочем поселилась на Руси сразу после событий 1080 г.

5. Берендеи - ответвление торков. Их кочевья также жались поближе к стенам русских городов.

7. После событий 1116 г. небольшое количество печенежских родов кочевало в русском пограничье.

8. Которым они воспользовались в полной мере -    Рюрик убежал во Вручий, Всеволод - в Чернигов.

9. Сообщение летописей принимается с сомнением. Во первых северные границы Византии проходили в Южной Фракии и половцам надо было бы проникнуть через территорию Болгарского царства (с которым они, правда были в довольно дружественных отношениях (см. многочисленные свидетельства Жоффруа де Виллардуэна о боях с болгарами и половцами в южной Фракии). Так что сомнений нет, что половцы могли совершит глубокий рейд вплоть до предместий Константинополя. Маловероятно, то что победа Романа как-то изменила положение на византийско-половецком фронте.

10. Выбор Романом времени года обьясняется тем что зимние кочевья (вежи) были гораздо неповоротливее легких летних шатров и следовательно теряли в свободе маневра. К тому же следы зимой на снегу были гораздо заметнее чем летом.

11. Дочь Рюрика являлась женой самого Романа. То что Роман постриг тестя  наглядно показывает степень ожесточения галицкого князя.

12. По мнению Стрыйковского (составлявшего свою летопись значительно позднее) вторжение Романа в Польшу происходило в два этапа. В 1204 г. Роман "иде в Польшу и окло Люблина повоева, в Сандомирской земле многое разорение учинил и неколико городов, взявше, укрепил". Второй поход в Польшу происходил в 1205 г. и закончился известной битвой при Завихосте.

13. О целях похода Романа можно только догадываться. На основании некоторых сведений французской хроники Альберика можно думать что "Роман двигался через Польшу в Саксонию, чтобы оказать помощь Филиппу Швабскому, сыну Фридриха Барбароссы в борьбе за императорскую корону. На польской земле Роману пришлось столкнуться с Лешком Белым, который, находясь в союзе с саксонскими Вельфами, противниками Фридриха, стал препятствовать продвижению русского князя" (2.стр.230)

14. Вероятно имели место переговоры, ведь ранее Лешек Белый был союзником Романа

15. При осаде Галича Рюрик применял и половецкие контингенты: участие ханов Котяна ( убитого в Венгрии 35 лет спустя) и Самогура задокументировано в летописи.

15а. Судя по всем,у галицкое войско заняло укрепленную позицию под городом. Сединившись с многочисленными венгерскими воинами из присланного Андреем II отряда, галичане представляли собой внушительную силу. Рюрик "не смеша Галичане ничто же сътворити: бе бо у них у венгров много". Половецкие князья Самогур и Котян решились однажды на лихую атаку галицких полков, полностю провалившуюся: "и убиена быста коня под ними и за мало их не яша".

16. Большим Гнездом Всеволода прозвали за плодовитость. У князя было множество детей.

17. Под сопредельными землями подразумеваются польские княжества. Вторжение в Венгрию было практически невозможно из-за сильных пограничных укреплений, опоясывавших это королевство.

18. Пакослав играл видную роль во внешней политике Малой Польши.

18.а Кальман привел с собой многочисленных католических священнослужителей, планомерно вытеснявших православную Церковь из Галича.

19. Были заняты, кроме прочих, города Брест, Угровск, Верещин, Столп и Комов.

19а. Союз этих 21 литовских князей являлся весьма существенной силой.

20. Все воюющие  стороны стремились к скорейшему восстановлению мира. Летописи в 1220-1221 гг. зафиксировали целый ряд мирных договоров и соглашений. Лешко Белый заключил мир с Александром Белзским (похоже так полностью и не примкнувшему к венгеро-польской коалиции и образовывавшему "третью партию", это обьясняет бездействие поляков во время похода Мстислава и Даниила на Александра в 1220 г.), Мстиславом Удалым и братьями Романовичами. Александр замирился и с венграми.


Источники и литература

1. Карамзин. История государства Российского. т. II-III М. 1991
2. "Великая хроника" о Польше, Руси и их соседях. М. 1987
3. Рыжов К. Все монархи мира. Россия.1998
4. Борисов Н.С. Русские полководцы XIII-XVI веков М.1993
5. Карамзин Н.М. История государства Российского. т. IV М. 1992
6. Der Mongolensturm / Ungarische Geschichtsschreiber III. Koln. 1985
7. Пашуто В.Т. Внешняя политика древней Руси. М.1968


© текст - Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001

Рубрика: XIII век. Метки: