По фиксированным ценам доработка сайта для всех желающих.

Коллапс Империи

Ирано-византийская война. Часть III

Непопулярность режима Фоки привела в 608 г. к развалу Империи. Экзарх Карфагена отказался посылать хлеб в Константинополь, т.е. фактически объявил себя независимым от центральной власти. Племянник экзарха Никита повел армию вдоль морского побережья на Александрию. Разбив у канала перед Александрией заслон императорских войск, Никита вступил в город, в котором к тому же поднялось восстание ’зеленых’ против Фоки.

Во всем Египте город за городом переходили на сторону повстанцев и к концу 608 г. лишь в нескольких городах Дельты сохранилась администрация Фоки. В следующем году правительственные войска перешли в наступление и на короткое время заняли всю Дельту но, потерпев поражение в сражениях при Александрии и Кирйауне, были вынуждены очистить Египет. (6.стр.61)

Одновременно с захватом Египта экзарх Карфагена выслал своего сына, Ираклия, с мощным флотом в Эгейское море. К сентябрю 610 г. последний очистил от приверженцев Фоки острова Эгеиды и высадил войска на берег. В начале октября 610 г. армия и флот Ираклия подошли к Константинополю. Пользовавшийся всеобщей ненавистью Фока, оказался бессилен воспрепятствовать вступлению Ираклия в город. 5.10.610 Ираклий принял корону Империи. Эпоха Фоки (602-610) ушла в прошлое. (5.стр.402).

В конце 607 г. (Себеос опять не датирует сообщение. Это идет в контексте рассказа о 607 г. Из рассказа о 603 г. явствует что полководцы прибывали в Армению зимой, до начала весны. Год правления Хосрова начинался 5.02. следовательно можно с высокой степенью вероятности предположить что Шахин прибыл в Армению в зимой 607-608 гг., но до 5.02.) Хосров как обычно производит замены в высшем командном звене армянской армии. (Командующего войском в Месопотамии он, однако, не сменял никогда. Значит ли это, что в ставке шаха были недовольны действиями армянской армии ??) Нового военачальника зовут Шахин и у него титул падгоспана. О его прибытии сообщается любопытная подробность ".. прибыл Шахин-падгоспан и миновав город Карин, отправился в востан Двина. Марзбаном прибыл Шахраянпет".(3.стр.86)

Очевидно что во-первых армия персов в Армении базировалась в востане Двина, во вторых - Шахин прибыл в Армению из Месопотамии (не исключено, что до этого он командовал каким-то соединением в армии Шахрбараза.). Другой интересный факт - первый раз с начала войны Себеос упоминает о посылке в Армению марзбана. Вероятно до этого посылаемые в Армению полководцы получали еще и должность марзбана, т.е. в их руках концентрировалась вся военная и административная власть в провинции. Тогда становится понятно почему смена этих полководцев происходила каждый год. Хосров просто опасался повторения ситуации 590 г. и восстания, аналогичного восстанию Бахрама Чубина.

Первым походом Шахина на посту главнокомандующего стал поход в Басен, где он разбил греческое войско. Дальнейшие его действия спорны. Если считать что он прибыл в Армению зимой 607-608 гг. то на 608 г. падает поход в Басен. Однако ниже Себеос свидетельствует что на "20-м году Хосрова, Шахин сделал нашествие на страны западные и достиг Кесарии Каппадокийской."(3.стр.86) 20 год Хосрова - это 608 г. т.к 14 год Хосрова у Себеоса - 602 г. Следовательно, можно утверждать, что поход Шахина в Басен - это и есть начало ’нашествия на страны западные’ ибо он также был совершен в 608 г. Кроме этого - нет никаких сведений о возврате войска Шахина из басенского похода.

Достигнув Кесарии, Шахин несомненно (хотя прямо на это и не указывается) осаждал город. Город капитулировал на условиях свободного выхода всем желающим (это следует из фразы Себеоса "Христиане вышли из города и отправились .." (3.стр.86). Еврейская же община Кесарии встретила персов наоборот с радостью.

В Кесарии Шахин оставался целый год (т.е в 608-609 гг.). Можно долго гадать, почему он не возвращался в Армению. Мы считаем, что в условиях когда власть Фоки рушилась повсюду, правительство Византии просто не имело военных сил, способных сколько-нибудь серьезно угрожать Кесарии Каппадокийской и вынудить Шахина к отходу.

К концу 609 года персидское командование сочло покорение Междуречья завершенным. Война вступила во вторую фазу - опираясь на захваченные Месопотамию и Армению, персидские полководцы начали продвижение во внутренние, преимущественно греческие области Империи. Бросок за Евфрат был совершен зимой 609-610 гг. Построив мосты через Евфрат, группа армий Шахрбараза перешла его около Маббуга (2.стр.195).

И города Сирии сдавались персам один за другим: Маббуг, Халкис (Киннешрин), Бероя (Алеппо). Фоке, пытавшемуся удержаться на престоле, было явно не до борьбы в далекой провинции, что прекрасно понимали иранские полководцы.

Такими же ошеломляющими были успехи персидского оружия в Малой Азии. Согласно Феофану Исповеднику Хосровом II на запад были отправлены два полководца одновременно. Первым был Шахрбараз, направленный в Сирию и Палестину, имя же второго Феофан не знает, но приводит его звание - хардариг (греческая транскрипция безусловно исказила это персидское слово). Феофан :"Полководец со званием хардарига производил со своим войском набеги на Армению, Каппадокию, сразился с византийским войском и дошел до Халкедона"(2.стр.196). В свете сообщений Себеоса, очевидно что этим полководцем был Шахин. Вышеприведенный пассаж Феофана описывает операции армии Шахина за 608-610 гг. К периоду 608-609 гг. (то есть к подробно описанному Себеосом периоду) таким образом стопроцентно относятся слова ".. производил набеги на Армению, Каппадокию .." Следовательно остальная часть фразы относится к 610 г., и оказалась почему-то не отраженной в летописи Себеоса, что впрочем становится понятным, если вспомнить, что Себеос был в первую очередь армянским историком, и не связанные с его регионом вопросы не особенно его интересовали.

Итак, что же можно почерпнуть из сообщения Феофана ? В середине 609 - начале 610 г. (это невозможно понять т.к. летопись Феофана хоть носит погодный характер, не вполне точна хронологически), вполне возможно выступив из Кесарии Каппадокийской, персидское войско захватывает территории в Галатии и Пафлагонии и, преодолев сопротивление византийской армии (вероятно прикрывавшей малоазиатские подступы к Константинополю), подходит к Халкедону. Легко можно себе представить, что Фока оказался в двойных клещах: кроме парусов Ираклия со стен столицы можно было различить костры персидского лагеря под Халкедоном. О осаде Халкедона сведений исторические сочинения не сообщают, да и вероятно теплое время года было на исходе и Шахин не стал начинать осаду хорошо укрепленного города, каковым и являлся в указанное время Халкедон. Судя по контексту, иранское командование в конце года оттянуло армию Шахина обратно в места базирования - Кесарию Каппадокийскую.

Весной 611 г. Шахрбараз продолжил захват провинции Сирия. Молниеносным броском в мае 611 г. была захвачена жемчужина Сирии - Антиохия, через неделю - Апамея, а затем настал черед Эмессы Финикийской (Хомс)(2.стр.196). Правительство Ираклия выслало войска в Сирию, дабы как-то противодействовать персидскому потопу. Битва ромеев с персами произошла при реке Халисе и, закончившись, ставшим уже обычным для византийцев исходом - сокрушительным их поражением, положила конец борьбе за Сирию.

Взойдя на престол, Ираклий немедленно направил в Иран посольство с известием о смерти Фоки и следовательно, свершившейся мести за убитого императора Маврикия. Война Хосрова с Византией тем самым сразу лишалась последнего легитимного предлога, и, по мысли Ираклия, должна была быть прекращена.

Превым ответом Хосрова явилось вышеописанное наступление Шахрбараза в Сирии, которому не замедлил воспоследовать и официальный отказ. Легко понять - как раз в момент когда армии противника разбиты, крепости взяты и войска Ирана стоят в глубине территории противника, шах должен прекращать войну, отказываясь тем самым от шанса вообще уничтожить Империю ??! Разумеется ему осталось лишь отказаться от мира - решение, последствием которого станет исчезновение самого государства Сасанидов с карты мира через каких-то тридцать лет ! Но в 611 г. Хосров этого знать не мог.

Ираклий не замедлил явить свою деятельную натуру. После того, как Хосров приказал истребить его посольство (3.стр.87), он начал против персов военные действия. Самой близкой к нему была армия Шахина стоявшая в Кесарии Каппадокийской, откуда персы производили набеги на окружающие местности. Ее Ираклий нейтрализовал, начав осаду Кесарии. Показательно - ни о каких сражениях с греков с иранцами того года, Себеос не сообщает. Очевидно, что Ираклий полагался в большей мере на фортификационные сооружения, чем на своих воинов, неоднократно персами битых.

Разделив свое войско на две части, Ираклий осадил Кесарию со всех сторон, поставив в трудное положение Шахина, вынужденного как-то изыскивать корма для своей многочисленной конницы (3.стр.88). Несмотря на это осада длилась год (611-612 гг.), но лишь появились зеленые ростки на полях (т.е. в мае-июне 612 г.). как персы (несомненно уже доведенные до крайности) в жестокой схватке опрокинули осадную византийскую армию и прорвались в Армению.

Интересно, что остальные источники связывают 612 г. со взятием Кесарии Каппадокийской персидским военачальником Бахрамом. Обычно это противопоставляют всему вышеприведенному рассказу Себеоса. На мой взгляд противоречия здесь как раз никакого нет - у Бахрама есть еще шесть месяцев (с момента прорыва Шахина в середине 612 г.) для захвата города. Вероятно это была какая-то частная операция персов на малоазиатском фронте.

В конце 611 г. перед иранскими стратегами стала задача - что же делать дальше ? На повестке дня стояли два возможных направления дальнейшего движения: малоазиатское, с последующим выходом к Константинополю, и южное, палестино-египетское с последующим завоеванием Египта.

Оба варианта имели свои достоинства и недостатки. Так например поход главных сил на Малую Азию с последующим достижением Босфора и захватом Константинополя, казалось бы в таких условиях наиболее верный, наталкивался на соображение: а что если византийцы перекроют Босфор своим флотом ? А то, что при угрозе Константинополю греки поступят именно так, никто из персидских полководцев не сомневался. А военный флот Ирана (он без сомнения существовал - иначе как бы смогли Сасаниды захватить Бахрейн и осуществить морскую экспедицию в Йемен в конце VI века.) даже после захвата Шахрбаразом византийских морских баз и верфей в Финикии, был слаб и никак не мог равняться с греческим. Таким образом удар по Малой Азии ничего бы не дал конечной победе. Даже если бы персидской армии и удалось переправится через Босфор, то далеко не известно чем кончилась бы осада миллионного Константинополя (который до этого никому взять не удавалось). В этом случае персы имели бы постоянно слабеющую армию (пути подвоза подкреплений: по морю или через Босфор, перерезаны ромейским флотом, господствующим на море) во враждебной стране - т.е. повторили бы ситуацию Ганнибала с несомненно аналогичным исходом.

План проникновения в Палестину и южную Сирию, имея конечной целью захват Египта хотя с первого рассмотрения и бесполезный, имел много скрытых преимуществ. Во-первых Египет был житницей Империи и его захват ставил греческое правительство перед вопросом прекращения хлебных раздач (что влекло за собой немедленное нарушение, и без того шаткого, социального мира в столице) и поднятия государственных цен на хлеб, что сразу бы сказалось на популярности администрации. Затем, захват Палестины давал возможность наконец-то разделаться с давним врагом Ирана - арабским княжеством Гассанидов, прикрывавшим границу Византии с юго-востока. И наконец - взятием Иерусалима достигалось невиданное унижение государственной религии Византии - христианства.

Это был по существу план медленного удушения Империи. Лишенная египетского хлеба, сражающаяся с аварами в Европе и с персами - в Азии, она со временем должна была если не погибнуть, то сойти с позиции сверхдержавы своего времени (это собственно и было целью Ирана - сокрушить могущество Византии). Хосров прекрасно понимал, что есть территории, его армиям ни при каких обстоятельствах недоступные - Нумидия, византийские владения в Италии и Испании. Но для реализации этого плана необходим был союз с аварами.

Дальнейший ход военных действий показывает, что Хосров выбрал-таки самый разумный вариант: направлением главного удара считать ось Сирия-Палестина-Египет, с активной обороной на малоазиатском направлении.

О действиях Шахрбараза в 612 г. источники нам ничего не сообщают. А местоположение его армии в следующем году обнаруживается лишь случайно, в связи с описанными Себеосом перемещениями войск Шахина.

О Шахине же Себеос сообщает следующее:"(после прорыва из Кесарии) Войско персидское зимовало (612-613 гг.) в Армении. Шахин неожиданно призывается ко двору персидского царя, который приказывает ему наступать на запад. Взяв войска свои, Шахин в летние дни достигает города Карина (Феодосиополя), устремляется на Мелитину, овладевает им (городом) и подчиняет его (город) себе. После этого он отправился и соединился с войском Хорьяма (Росмиозана, Шахрбараза), которое находилось в странах писидийских и в востане (провинции) Двина."(3.стр.88). Отсюда видно, где стояли армии Шахрбараза. Совершенно непонятно, однако, дислоцирование части его войск в окрестностях Двина.

Другие источники (Феофан и др.) дополняют сообщения Себеоса. Согласно их записям, Шахрбараз повернул на юг и завоевал в 613 г. Дамаск.

Даже после всех этих поражений император Ираклий не думал признавать себя побежденным. В 613-614 гг. Империя приложила колоссальные усилия, дабы добиться перелома в ходе войны. Из пыли забвения был извлечен престарелый Филиппик, полководец, добившийся славы в прошлую войну с Ираном. Вырванный из монастыря, против своей воли назначенный командующим, он повел войска в Армению и достиг области Вагашарпата. Не ожидавшие такого маневра персы двинулись вдогонку за греческой армией, постепенно догоняя ее и разбили лагерь на берегу Аракса. В последующую ночь они совершили на ничего не подозревавшего Филиппика нападение в области Ниг, и тому ничего не осталось кроме как поспешно отходить. Это Филиппику удалось в полной мере- персы не поспевали за ним. От истощения в персидском войске дохли лошади, умирали люди .. А византийцы тем временем уходили все дальше и дальше. Филиппик " .. обойдя гору Арагац, и пройдя Ширак и Вананд, близ города Карина достиг своих пределов. "(3.стр.89).

Заслуживает внимания, что "Отдохнув несколько дней, они (персы) после того прошли в страны ассирийские, и разбив там лагерь на прежнем месте, распространились направо и налево, устроились и овладели всей страной."(3.стр.89)

Здесь, как кажется Себеос перепутал страны ’ассирийские’ с ’писидийскими’, упоминаемыми им как места дислокации иранских армий в описании событий прошлых лет. Более того в ’ассирийских’ странах т.е. в Междуречье, некого уже было покорять, эти местности были уже несколько лет под непосредственной властью Ирана.

Неудача похода Филиппика не обескуражила Ираклия. Оставив на престоле вместо себя своего сына Константина, он сам (совместно со своим братом Феодосием) возглавил выступившее в поход на восток войско. На сей раз Империи удалось выставить мощное войско, которое персы не оказывая сопротивления пропустили вплоть до Сирии. При Антиохии, однако, Ираклий встретил перегруппировавшиеся силы иранцев. В завязавшемся там большом сражении, протекавшем с немалыми потерями для обеих сторон, персы вырвали у греков победу.

Отступление Ираклия сопровождалось тяжелыми боями. В решающем сражении у Киликийских Ворот Ираклий отбросил преследовавший его авангард персидской армии, добившись тем самым беспрепятственного отхода. Похоже, что в этом походе Ираклий проявил свои качества выдающегося полководца - качества проявившие себя в полной мере лишь 10 лет спустя.

Подтянув подкрепления, (по словам Себеоса: ‘усилившись’), иранцы покорили Киликию, захватив также Тарс, главный город этой провинции. Датировка этих событий - 614 или начало 615 г.

Ираклий выслал новое посольство, надеясь что персы, несомненно также понесшие большие потери в течении последних лет, заключат перемирие. Но его предложения были отвергнуты. (2.стр.199).

В это время группа армий Росмиозана-Шахрбараза продвигалась на южном направлении (из этого следует, что Ираклию в Сирии и Финикии противостояли войска Шахина). Взяв Кесарию Палестинскую персы начали движение к Иерусалиму и вскорости обложили город. Благодаря трудам Антиоха Стратига мы имеем возможность ознакомиться с этими событиями более деталированно.

Шахбараз начал кампанию операциями по овладению Галилеей. Затем иранские войска продвинулись по течению Иордана, захватывая все новые территории, добившись в итоге выхода к морю в районе Кесарии Каппадокийской. Город был осажден и взят. Дорога к Иерусалиму оказалась для персов открытой.

Судя по всему командование Ирана питало какое-то чувство уважения к святыне двух религий. Так или иначе, приблизившись к Иерусалиму, персы начали переговоры с правящей верхушкой города относительно его сдачи.

Надо отметить что по сообщению Себеоса еще во время пребывания Шахрбараза в Кесарии Каппадокийской, Иерусалим согласился подчиниться власти Хосрова и принял каких-то персидских уполномоченных, как представителей власти Ирана, в город. Но низы города, возмутившись, этих уполномоченных перебили, тем самым выйдя из-под власти персов. Сразу вслед за этим последовала резня между приверженцами двух религий - христианами и иудеями. Потеряв многих людей, иудеи бежали к греческому войску (похоже.что в тексте ошибка позднейшего переписчика, не разбиравшегося в ситуации: единственным войском к которому могли бежать евреи, было персидское войско Шахрбараза у Кесарии. Войско греков квартировавшее близ Иерихона было христианским и, следовательно, враждебным). И только тогда Шахбараз двинулся на Иерусалим. (3.стр.90).

Переговоры о сдаче города проходили сложно. Попервоначалу патриарх города Захарий ввиду малых шансов на успешную оборону, склонялся к мысли о сдаче, но затем его "принудили отказаться от него (этого мнения)" (2.стр.199). Им был послан некий монах Модест, к греческому войску дислоцировавшемуся в Иерихоне, где оно прикрывала дорогу на Египет. Он должен был побудить ромеев на контрманевр, что ему удалось. Но когда, подойдя к Иерусалиму, византийская армия увидела многочисленность персидских соединений, то греки "все разом бежали, обращенные в бегство персами"(2.стр.199).

Теперь, когда опасность нападения извне отпала, начались осадные работы. Бои на стенах, возведение валов, подкопы и контрподкопы длились 20 дней подряд, а на 21 день рухнула, разрушенная баллистами крепостная стена города и полчища персов ворвались в Иерусалим . Это произошло 15 апреля 614 г. (2.стр.199).

Резня, произведенная иранцами в Иерусалиме была столь ужасна, что запомнилась на века. Количество убитых: Себеос - 17 тыс., Михаил Сириец и Сирийский Аноним - 90 тыс., Антиох Стратег - 62 - 65 тыс. человек. Избиение усугублялось еще и евреями, покупавшими, обращенных в рабов, жителей по дешевке и, в отместку за недавнее столкновение, убивавшими их. Количество обращенных в рабство сохранено Себеосом - 35 тыс. человек. Можно смело сказать, что после этого погрома Иерусалим надолго обезлюдел.

Падение религиозного центра Империи не могло не ударить по престижу Ираклия. И без того невысокий его рейтинг с каждым поражением постоянно понижался. Но несчастья, как нарочно, продолжали валиться на его голову...

Поскольку Хосров II продолжил поступательное движение своих армий. В 615 г. одна из них совершила поход на Халкедон и захватила его после осады. Кто ей командовал остается только гадать, ибо мнения источников здесь разделяются. У Ирана было всего 2 полководца такого ранга: Шахин и Шахрбараз. Себеос, Сирийский Аноним, Бар-Эбрей и ат-Табари принимают кандидатуру Шахрбараза, соответственно Никифор придерживается другого мнения. Так как в предыдущие годы операции иранских сил в Анатолии неизменно связываются с именем Шахина, я склонен считать, что он не поменял свой театр военных действий.

Себеос рассказывает любопытный факт: устроивши опорный пункт в Халкедоне, персы получили приказ Хосрова II, только что проигнорировавшего очередное мирное посольство Ираклия, переправиться в Европу, "Устроивши корабли, они (персы) приготовились к морской битве с Византией."(3.стр.100). Для византийского флота дело было легким. Погибло 4000 персов, но главное, погибли все персидские корабли, что делало невозможным повторение десанта.

Неудача на второстепенном направлении не смутила Иран. В следующем, 616 г. (по некоторым данным - в 618-619 гг.), армия шаха хлынула в Египет. Опять имя персидского главнокомандующего нам неизвестно, возможно это был Шахрбараз, предыдущие годы оперировавший на южном направлении. Феофан: "В этом году персы взяли весь Египет, Александрию, Ливию до Эфиопии"(2.стр.203). Невероятным является взятие сильно укрепленной Александрии, персами не имевшими флота. Совершенно очевидно, что этот, никак не зависевший от страны город мог держаться до тех пор пока морские коммуникации не были бы перерезаны противником.

Это было обойдено довольно остроумным способом: погрузив своих воинов в лодки персы ввели их в город вместе с возвращавшимися рыбаками. Вообще отсутствие сколько-нибудь заметного сопротивления персам в Египте наталкивает на некоторые размышления. Египет был напичкан крепостями, имевшими сильные гарнизоны, как например Пелузий, охранявший прибрежный путь или Бабилон на вершине Дельты, прикрывавший переправу. Арабам потребовалось 2 года (638-640) для полного захвата Египта, который сопровождался значительными сражениями (правда не указанными ни в одном неегипетском христианском источнике).

Никифор дает довольно странную картину решений иранского командования в 615 - 616 гг. Согласно ему иранский военачальник, захвативший Египет, поворачивает войско и ведет его на Халкедон. Невероятность этой версии очевидна: персы имели отдельную группу армий для действий на северном направлении (командующий ею указывается практически всеми источниками единообразно - это Шахин, имя которого, как покорителя Халкедона в 616 г. кстати Никифор указывает правильно).

Подчинив Египет, Иран мог по сути уже праздновать победу. Византия лишилась своей главной житницы и религиозного центра. Были утрачены места базирования флота вместе с верфями в Финикии и Писидии. Регионы коневодства в Анатолии если и не были захвачены войсками персов, то уж во всяком случае подвергались их набегам. Наконец, от Империи были отторгнуты провинции в которых проживало подавляющее большинство населения, и были сконцентрированы наибольшие материальные ценности.

Ираклию оставались для управления лишь остатки бывшей империи. Балканы беспощадно опустошались набегами аваров и подвластных им славян. На западе Анатолии аналогичным образом действовали персы. В Испании вестготы брали один за другим города, завоеванные Юстинианом. Итальянские лангобарды также не сидели сложа руки.

Любопытно взглянуть на карту мира того периода. Ирландия была охвачена лихорадкой обращения в христианство, что чудным образом сочеталось с междоусобной грызней правителей различных областей. Похожая ситуация создалась и в Англии. Королевства англо-саксонских пришельцев (Кент, Беорника, Мерсия и др.) отчаянно сражались сражались как с королевствами бриттов, оттесняя последних в Уэльс и Корнуолл, так и между собой. Кровавый хаос усугублялся непрекращающимися нападениями пиктов и скоттов Ирландии.

На материке медленно погружалось в хаос раздоров некогда единое государство франков, разделенное на несколько частей. К югу от него готы заканчивали свою Реконкисту, уничтожившую плоды завоеваний Юстиниана в Испании. Явно недружелюбно смотрели друг на друга греки и лангобарды в Италии. Дальше на восток переживал пик своего расцвета каганат аваров. Подчинив или вытеснив все племена по среднему и нижнему течению Дуная, он бросал  на Византию все новые и новые орды.

Бескрайние степи между Черным и Желтым морями поделили друг с другом Западный и Восточный тюркские каганаты, несмотря на родство - смертельные враги. Защищаясь от вассальных Западному каганату кочевников, восточные славяне укрылись за оборонительной системой Змиевых валов. На другом конце материка, примерно такая же система укреплений - Великая Стена, отделяла Китай от конных отрядов Восточного каганата.

Падение династии Суй в Китае, вызванное неудачными походами в Корею и крестьянской войной, привело к повсеместной анархии и гражданской войне, отягощенной набегами тюрок.

В Корее же сцепились в смертельной борьбе все государства «корейского треножника» : Пэкче, Силла и Когуре. А через пролив Цусимы за ними зорко наблюдала империя Ямато, время от времени расширявшая свою территорию за счет японских племен эмиси.

Но даже на фоне повсеместных жестоких войн ирано-византийский конфликт выделялся своими масштабами. Завладев цветущими восточными провинциями Византии, персы массами вывозили оттуда материальные ценности и ценные стройматериалы, угоняли ремесленников. Очевидно что экономика Ирана, изрядно ослабевшая за два десятилетия войны (притом, что с началом войны прекратились транспортировки шелка по Великому Шелковому пути, сборы с которых ощутимо пополняли казну Ирана. Также и византийско-индийский торговый маршрут проходящий по через Красное море во время военных действий наверняка обходил стороной персидские перевалочные станции в Бахрейне.) существовала лишь за счет максимально напряженной эксплуатации завоеванных территорий.


© Тhietmar. 2001
© Войтехович А. - Карты. 2001
© "13 ВЕК" 2001

Рубрика: Ирано-Византийская война. Метки: