Выгодные условия. Надежный форекс брокер.

В.П. Богданов, А.В. Рукавишников. Взаимоотношения полоцких и смоленских князей в XII - первой трети XIII века. Часть 4

Прослеживаются различия между "королем Владимиром" и безымянным "полоцким королем" также и в литовском вопросе. Отмечены союзнические отношения Владимира с литвой в 1206 г., а в 1216-м он собрал "литовцев и русских" в поход на Ригу, но неожиданно умер. Совсем иначе себя вел безымянный полоцкий правитель (правители?): в 1201 г. он ходил "с войском налитву", а в 1212 г., как уже говорилось, заключил союз против литвы с рижским епископом. Интересно в этой связи сообщение Длугоша о походе смоленских князей на литву: "Из-за того, что в тот год литва опустошала русские земли, ударили на нее князья русские: князь киевский, сын Рюрика Владимир, взяв с собой войска из Смоленска; сын Бориса Роман и сыновья Давыда: Константин, Мстислав и Ростислав, и в большой битве победили литву". У хрониста это известие дано под 1207 г., однако следует отметить, что Длугош в своем изложении "отстает" от русских летописей на 10 - 11 лет. Действительно, данное сообщение у него помещено между рассказами о Липицкой битве (под 1206 г., а в русских летописях - 1216 или 1217 г.) и о злодействе Глеба Рязанского (под 1207 г., а в Лаврентьеве кой летописи - 1217 г.), то есть следует отнести этот поход к 1217 году. Не противоречат этому выводу косвенные данные: Владимир Рюрикович стал смоленским князем (упоминание его как киевского князя - явная ошибка) после 1212 г. (год занятия Мстиславом Романовичем киевского стола), а в 1218 г. умер один из участников похода - Константин Давыдович 42 , то есть описываемые события должны были произойти между 1212 и 1218 годами. Этот вывод подтверждает дату - 1217 год.

Кто же были князья - участники похода? Это князь смоленский Владимир Рюрикович, его двоюродные братья - Константин, Мстислав и Ростислав Давыдовичи смоленские, а также князь Роман Борисович. Очевидно, Длугош его считал сыном Романа-Бориса Ростиславича Смоленского, братом Мстислава Романовича Киевского (1212 - 1223 гг.), но возможен и другой вариант - Роман мог быть сыном князя Бориса Давыдовича Полоцкого, упоминаемого Татищевым в "повести о Святохне" 1217 года 43 . Существует мнение, что Борис Давыдович был сыном Давыда Ростиславича Смоленского 44 , то есть братом Давыдовичей, ходивших на литву. В любом случае, поход [27] 1217 г. смоленских князей мог состояться лишь при согласии полоцкого князя, через земли которого прошло войско. Поход 1217 г. был продолжением той борьбы Смоленска с литвой, которая прослеживается при заключении договора 1212 года. Таким образом, можно выявить кардинальные различия в "литовской политике" полоцких князей в два первых десятилетия XIII века: князь Владимир стремился к сотрудничеству с литвой (1206 и 1216 гг.); безымянный же полоцкий князь (князья?) враждовал с литовскими племенами (1201 и 1212 гг.).

Таким образом, князь Владимир правил в Полоцке наряду с безымянным "королем" или "королями", так как существует вероятность, что "королем полоцким" в 1201, 1203 гг. и в 1210, 1212 гг. являлись два разных человека. Если Владимир занимал независимую позицию, то "король" 1210, 1212 гг. находился под смоленским влиянием. О возобновлении сильного смоленского влияния в Полоцке после смерти Владимира (1216 г.) свидетельствует поход 1217 г. на Литву смоленских князей.

В Новгородской 1 летописи под 6730 г. помещено известие: "А Ярославици, смолняне взяли Полтеск, генваря в 17, при князе Борисе и Глебе". Оно означает, что 17 января 1222 или 1223 года 45 смоленские князья - Ярославичи (потомки Ярослава Мудрого) захватили Полоцк. Примечательно, что летописец, вспомнив о вражде полоцких князей с другими Рюриковичами в XI - начале XII в., назвал смоленских Ростиславичей потомками Ярослава Мудрого. Видимо, именно с захватом Полоцка смоленскими князьями в начале 1220-х годов связан перевоз местной святыни - креста Евфросиньи Полоцкой, сделанного полоцким мастером Лазарем Богшей в 1161 г., - в Смоленск: "Нецыи же поведаютъ: в прежний некогда смолняне и полочане держаше у себя государей князей по своимъ волямъ и межь себя смолняне съ полочаны воевахуся, и тотъ крестъ честный смолняне въ Полотцку взяша в войне, и привезоша въ Смоленескъ" 46 . Важно и то, что процесс подчинения Полоцкой земли был завершен захватом столицы - Полоцка, что говорит о полном успехе "полоцкой политики" Смоленска. Теперь Полоцк потерял самостоятельность, попав под диктат своего восточного соседа. Это подтверждает ряд примеров.

Под 1222 г. "Хроника Ливонии" сообщает о поражении русских князей в битве на Калке (31 мая 1223 г.) ("и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы, и бежали они пред врагами"), а затем, как следствие, о том, что "короли смоленский и полоцкий" возобновили мир с Ригой, "какой заключен был уже ранее". При этом чуть ниже мы узнаем, что окончательное заключение договора состоялось не раньше зимы 1223/1224 г.: "В это время были в Риге послы королей русских, ожидавших исхода дела" 47 . Причинами "возобновления" договора были захват Полоцка смоленскими князьями и гибель князя Мстислава Романовича на Калке, после которой киевским князем стал Владимир Рюрикович, а смоленским - Мстислав Давыдович. Таким образом, договор следовало подтвердить, так как изменился один из гарантов соглашения. Так же обстояли дела и в 1229 г.: "Того лета, коли Альбрахт, владыка Ризкии, умьрл, вздумал князь смольнескый Мьстислав Давыдов сын, прислал в Ригу своего лучьшего попа Еремея" 48 . Из текста договора 1229 г. очевидно, что в конце 1220-х годов Полоцк был полностью отстранен от участия в разработке торгового соглашения, хотя полоцкий князь и упоминался в одной из статей (вместе с витебским).

Известие 1216 г. Длугоша о походе литвы и ее разгроме князьями Ярославом Всеволодовичем Новгородским и Мстиславом Давыдовичем Смоленским (1223 - 1230 гг.) находит соответствие в рассказе русских летописей под 6733 г. (зима 1226 года). Однако в летописях идет речь лишь о победе Ярослава, хотя и говорится о походе литвы "до Полтеска". У Длугоша же читаем: "Когда другое войско литовское разоряло город Полоцк и область, князь Мстислав Давыдович, быстро приехавший с рыцарством из Смоленска... убил бесчисленное множество... литвинов" 49 . Как видно, смоленский князь оказал немедленную поддержку "своему" Полоцку. [28]

Крайне противоречивое известие о взятии Смоленска "на щить" князем Святославом (сыном Мстислава Романовича Смоленского), действовавшим "с полочаны", встречается в Новгородской I летописи под 1232 годом 50 . Неизвестно, был ли один из Ростиславичей, Святослав, на тот момент полоцким князем или нет. Очевидно лишь, что полочане действовали совместно с одним из смоленских князей.

1220-е годы - апогей могущества Смоленска и его влияния на полоцкие внутренние дела. Полоцкие княжата временно исчезли со страниц летописей. Их политика лавирования в конце XII - начале XIII в. между постоянно усиливавшимся полоцким вечем, смоленскими Ростиславичами и черниговскими Ольговичами провалилась. Более того, она привела к утверждению смоленских князей в самом Полоцке, на время уничтожив его самостоятельность.

В конце 1230-х годов положение начало меняться в связи с ослаблением Смоленска. Под 1239 г. Лаврентьевская летопись фиксирует известие о странной "смуте" с участием литвы, смолян и смоленских князей: лишь с помощью Ярослава Всеволодовича, великого князя владимирского, на смоленском столе была восстановлена династия Ростиславичей. В Полоцке сидел представитель Витебской ветви Брячислав. В 1239 г. он выдал дочь за новгородского князя Александра Ярославича 51 . Однако, судя по тому, что венчание происходило в смоленском Торопце, влияние Ростиславичей в Полоцке сохранилось.

Итак, взаимодействие полоцких и смоленских князей принимало различные формы. Особенно ярко это прослеживается на примере сотрудничества Ростиславичей с Витебской ветвью полоцкой династии князей. Договором 1137 г. были установлены союзнические отношения между Мстиславичами (Ростиславом Смоленским в их числе) и Васильковичами. Одним из инструментов заключения союза послужил династический брак (Всеслава Васильковича и дочери Ростислава). К 1160-м годам между Ростиславичами и Васильковичами была установлена довольно редкая для домонгольской Руси форма сотрудничества - вассалитет: в 1160-е -1190-е годы (а возможно и до конца 1230-х) Васильковичи владели Витебском в качестве условного держания. Об этом говорит заключение в 1175 и 1239 гг. династических браков - очевидно, с согласия и под контролем смоленских князей, а также военные предприятия (в частности, поход 1174 года), в которых полоцкие князья выступали в качестве подручников своих восточных соседей.

Взаимодействие полоцких и смоленских князей, при сохранении ведущей роли последних, распространялось и на хозяйственные связи, о чем свидетельствуют торговые договоры 1210 - 1212, 1222 - 1224, 1229 гг. и договор неизвестного князя (1230-е гг.?).

Взаимоотношения полоцких и смоленских князей сыграли значительную роль в истории Полоцкой и Смоленской земель и оказали влияние на ход событий в различных русских землях середины XII - первой трети XIII века. В конце XII - начале XIII в. Полоцк и Смоленск образовали некий региональный союз, основанный на торгово-политическом сотрудничестве вдоль западно-двинского речного пути. Главную роль в объединении сыграли смоленские князья, добившиеся определенного сюзеренитета надданной территорией. Однако активное вмешательство литвы в первой половине - середине XIII в. дестабилизировало обстановку в регионе и в конце концов подорвало хрупкое экономическое и политическое единство двух княжеств.


Примечания

42. ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ. ук. соч., с. 81, 99, 152, 153, 179; DLUGOSSII J. Op. cit. S. 251; 249, 250, 253 (см. также: ПСРЛ. Т. 1, стб. 440); ПСРЛ. Т. 10, с. 81.

43. ТАТИЩЕВ В. Н. ук. соч. Т. 4, с. 352 - 354. Легенда эта такова. Полоцкий князь Борис Давыдович, женатый вторым браком на дочере поморского князя Святохне, по наущению жены отправил своих детей от первого брака, Василька и Вячка, в отдаленные уделы княжества. Святохне это было необходимо для утверждения своего сына Владимира-Войцеха в качестве наследника княжеского стола. После отъезда двух популярных в народе князей власть в Полоцке захватила "поморская партия", были убиты тысяцкий Симеон, посадник Воин и ключник Добрыня. Однако дальнейшего произвола полочане не стерпели. В результате народного возмущения Святохна была посажена под стражу, а поморяне изгнаны из города.

44. АЛЕКСЕЕВ Л. В. Полоцкая земля, с. 287; РАПОВ О. М. Княжеские владения на Руси в X- первой половине XIII в. М. 1977, с. 180.

45. НПЛ, с. 263. Известие о захвате Полоцка смоленскими князьями помещено в НПЛ младшего извода под 6730 г. между сообщением о походе на Кесь (осень 1221 - зима 1221/1222 г.) и бегством князя Всеволода Юрьевича из Новгорода (конец зимы 1222/1223 г.). См.: БЕРЕЖКОВ Н. Г. Хронология русского летописания. М. -Л. 1963, с. 248, 261; ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ. ук. соч., с. 218, 219; ПСРЛ. Т. 1, стб. 445.

46. ПСРЛ. Т. 13. М. 1965, с. 347; АЛЕКСЕЕВ Л. В. Полоцкая земля, с. 222.

47. ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ. ук. соч., с. 222, 234.

48. Смоленские грамоты, с. 20.

49. ПСРЛ. Т. 1, стб. 448; DLUGOSSM, J. Op. cit. S. 279 (см. также: STRYJKOWSKI, М. Op. cit. S. 233).

50. НПЛ, с. 72, 281.

51. ПСРЛ. Т. 1, стб. 469; НПЛ, с. 289.


Богданов Владимир Павлович, Рукавишников Александр Викторович. Московский государственный университет.

Рубрика: Статьи.