Детальное описание кирпич полнотелый м 150 цена от производителя у нас на сайте.

В.П. Богданов, А.В. Рукавишников. Взаимоотношения полоцких и смоленских князей в XII - первой трети XIII века. Часть 3

В 1174 г. Роман Смоленский вынужден был пойти в поход на Киев, помогая Юрию Андреевичу против своих братьев Рюрика, Давыда и Мстислава. Летописец подчеркивает, что Роман приказал полоцким князьям, как своим вассалам, следовать за собой: "Бяше бо тогда в руках его: и Полотьскым князем пойти повеле всим, и Туровьскым, и Пиньским, и Городеньскым". Весной 1180 г. Роману пришлось принять энергичные меры по защите Полоцка, где продолжал править муж его сестры, князь Всеслав Василькович, от угрозы нападения новгородцев во главе с братом Мстиславом. Причиной похода, судя по летописи, была давняя обида, нанесенная Новгороду знаменитым Всеславом Полоцким в 1066/1067 году: "ходил бо бяше" полоцкий правитель "на Новгород и взял ерусалем церковный и сосуды служебные, и погост один завел за Полтеск. Мстислав же... хотя оправити Новгородьскую волость и обиду". Данное свидетельство летописи показывает, что старый конфликт Новгорода и Полоцка времен Владимира Святого и Всеслава не был исчерпан; однако в 1180 г. не было реальной возможности его разрешить. Роману удалось утихомирить брата словами: "Обиды ти до него (Всеслава. - Авт.) нетоуть, но же идеши на нь, то первое иди на мя" 28 . Мстислав предпочел не воевать со старшим братом. Известие 1180 г. еще раз показывает, что Полоцк и его правитель Василькович зависели от смоленского князя.

Примеры вассальной зависимости Васильковичей от смоленских князей прослеживаются и во внутренней истории Полоцка. В 1167 г. Глебович Володарь разбил войска Всеслава Васильковича и захватил Полоцк. Всеслав бежал в Витебск под защиту Давыда, который вместе с Романом Смоленским помог Васильковичу справиться с Володарем, а затем направил ("посла") Всеслава в Полоцк 29 .

Таким образом, летописные свидетельства указывают на то, что с конца 1150-х годов влияние смоленских князей в Полоцкой земле усиливается. В 1160 - 1170- х годах в вассальной зависимости от Ростиславичей находятся витебские Васильковичи, которые с 1162 г. удерживали за собой Полоцк. Именно Витебская линия полоцкой княжеской династии была проводником смоленской политики в Полоцкой земле, где, по сути, не было силы, способной оказать сопротивление союзу витебских и смоленских князей. [24]

Ослабление влияния Ростиславичей на полоцких князей (1180-е - 1190-е годы). Последние двадцать лет XII в. на Руси прошли относительно спокойно. Лишь в 1180 и 1195 - 1196 гг. возникли две серьезные усобицы между Рюриком и Давыдом Ростиславичами смоленскими, с одной стороны, и Святославом и Ярославом Всеволодовичами черниговскими, с другой. Если в ходе борьбы 1180 г. было установлено некое равновесие (сложился "дуумвират") - Рюрик уступил Святославу "старейшинство и Киев, а себе взя всю Русскую землю", то в результате усобицы 1195 - 1196 гг., случившейся после смерти Святослава Киевского (1194 г.), Рюрик отстоял свое право на киевский стол 30 .

Полоцкие князья различных ветвей - сперва Васильковичи, а затем и Рогволдичи друцкие - пытались использовать усобицы 1180 и 1195 - 1196 гг. для выхода из-под опеки Ростиславичей. Освободиться от смоленских князей потомки Всеслава могли лишь опираясь на противников Ростиславичей. Этим объясняется союз полоцких князей Васильковичей с князьями черниговскими. Святослав Всеволодович Черниговский (киевский князь в 1180- 1194 гг.) был мужем сестры Васильковичей Марии. Этот союз угрожал смоленским князьям потерей не только Полоцка, но и Витебска. Надеясь восстановить свое влияние в Полоцке, смоленские князья нашли себе опору в лице друцкого князя Глеба Рогволдовича, чей отец Василий-Рогволд был родственником Ростиславичей и их союзником в 1150-е - 1160-е годы.

В ходе усобицы 1180 г. Ольговичи - князья Ярослав Всеволодович Черниговский и Игорь Святославич Новгород-Северский - совершили поход на Друцк. В этом походе вместе с ними участвовали "Брячислав из Витебска, брат его Всеслав с Полочаны, Всеслав Микулич из Логожеска, князь Андрей Володшич, и сыновей его Изяслав, и Василко Брячиславич". Поддерживал коалицию и великий князь Киевский Святослав Всеволодович, выступивший в поход с новгородцами. На помощь друцкому князю пришел Давыд Ростиславич из Смоленска, однако, узнав, что к городу идет киевский князь с новгородской помощью, он ушел восвояси. После этого Святослав пожег друцкий острог и "оттоле пусти Новгородце, а сам поиде к Рогачеву, из Рогачева поеха по Днепру к Кыеву" 31 . Таким образом, Васильковичи вместе с другими полоцкими князьями успешно выступили против Ростиславичей, на время ослабив свою зависимость от них.

Обстановка изменилась к 1185 г., когда Ростиславичи вновь набрали силу, о чем свидетельствует вокняжение в Новгороде Мстислава Давыдовича, сына смоленского князя. В 1186 г. "Давыд Ростиславич иде из Смоленска на Полтеск". Вместе с отцом в этом походе участвовал и Мстислав Давыдович. На стороне смоленских князей выступили Васильке Володарьевич из Логожска и Всеслав из Друцка (к какой ветви полоцких князей они принадлежали, сказать трудно) 32 . Полочане, окруженные со всех сторон войсками коалиции, вынуждены были заключить мир с Ростиславичами: "и собравшеся вси (полочане. - Авт.)... и сретоша я (Ростиславичей. - Авт.) на межах с поклоном и с честью, и даша дары многы, и уладишася" 33 . С 1180 по 1239 г. в русских летописях термин "полоцкий князь" не упоминается вовсе, зато в 1180-е - 1190-е годы несколько раз отдельно упоминаются термины "полочане" (жители Полоцка) и "полоцкие князья" (удельные княжата Полоцкой земли). В "Хронике Ливонии" с 1184 по 1201 г. "полоцкий князь" также не упоминается. Подобные умолчания в летописях за конец XII в. позволяют прийти к выводу, что в середине 80-х - 90-х годах XII в. в Полоцке князя не было, а городом управляло вече.

Факт ослабления влияния смоленских князей в Полоцкой земле подтверждается известием новгородской летописи под 1191 годом о встрече на границе "полотьской княжьи" (удельных князей полоцких) и полочан с новгородцами и их князем Ярославом Владимировичем для заключения военного союза - для похода на литву или на чюдь. В результате новгородцы ходили зимой 1191/1192 года на чюдь, а полочане в то же время - на литву 34 .

Союз 1191 г. - уникальный факт в новгородско-полоцких отношениях. Он указывает на то, что между соседями существовали не только враждебные, [25] но и дружественные отношения. Более того, союз Новгорода и Полоцка мог иметь антисмоленскую окраску: в 1187 г. новгородцы выгнали сына Давыда Смоленского Мстислава и приняли на княжение ставленника князя владимирского Всеволода Большое Гнездо - Ярослава. Полочане имели основания для недовольства вмешательством Давыда в их внутренние дела в 1186 году. Новгородско-полоцкий союз имел временный характер: уже в 1198- 1199 гг. состоялся поход полочан и литвы на Великие Луки и ответный поход новгородского князя Ярослава на полоцкие волости 35 . Новгородско- полоцкие связи во второй половине XII в. зависели в первую очередь от характера отношений Новгорода, Полоцка и их князей со смоленскими правителями. Невозможно проследить определенную "новгородскую линию" во внешней политике полоцких князей и наоборот.

В междоусобице 1195 - 1196 гг. прежние союзники Ростиславичей по 1180 году - представители Друцкой ветви (под 1195 годом в летописи упомянут Борис) выступили на стороне Ольговичей, как и другие "полоцкие князья". Определить их принадлежность к той или иной ветви полоцких князей пока невозможно. Конфликт разгорелся из-за Витебска, в котором снова княжил ставленник Давыда Ростиславича: "Ярослав же не дождав рядоу, посла сыновца своя ко Витебску на зятя на Давыда". "Зятем Давыда", по-видимому, был один из Васильковичей (возможно, Всеслав), вновь ставших главными проводниками смоленской политики в Полоцкой земле. В ходе борьбы смоленские князья потерпели поражение, однако Витебск остался под их контролем 36 .

Таким образом, в результате войн 1180 - 1190-х годов контроль Ростиславичей над всей Полоцкой землей и над полоцкими князьями был утерян. Однако смоленские князья сохранили контроль над витебскими Васильковичами, что оставляло возможность политической экспансии со стороны Смоленска в дальнейшем. Свои притязания на Полоцк смоленские князья на рубеже XII в. не оставили 37 .

Подчинение полоцких князей смоленским (1200-е - 1230-е годы). Начало XIII в. - трудное время для смоленских князей. Борьба за Киев требовала высшего напряжения сил: Рюрику Ростиславичу во главе коалиции своих смоленских родственников пришлось выдержать натиск со стороны сперва Романа Мстиславича Волынского (1202 - 1205 гг.), а затем и Всеволода Святославича Черниговского (1205 - 1212 гг.). В конце концов смоленские князья утвердились в Киеве (1212 - 1235 гг., с небольшими перерывами), а также в Новгороде и Галиче (в разное время). Во второй половине 1210-х (после победы Смоленских князей и Константина Ростовского в Липицкой битве) влияние Ростиславичей значительно возросло. Лишь в начале 1230-х годов оно резко ослабло и Ростиславичи потеряли Киев.

В начале XIII в. полоцко-смоленские отношения вступили в новый этап. Считается общепринятым, что в 1184 - 1216 гг. "королем" (князем) Полоцка был Владимир. Об этом якобы свидетельствует "Хроника Ливонии". Однако в действительности лишь в сообщениях под 1184, 1206, 1208 и 1216 гг. упоминается "король полоцкий Владимир", в свидетельствах же за 1201, 1203, 1210 и 1212 гг. "король полоцкий" назван без имени (причем в Известий 1212 г. он упоминается без имени неоднократно в небольшом по размеру отрывке). Также без имени "король полоцкий" упомянут и под 1222 г. (уже после смерти Владимира в 1216 году) 38 . Очевидно, хронист не знал (или не хотел называть) имена других "королей полоцких". Возможно, причина тому кроется в тенденциозной попытке дать монолитный образ врага "истинной церкви Христовой" (католичества) в лице князя Владимира.

Анализ "Хроники Ливонии" позволяет выявить дополнительные аргументы в пользу этого мнения (прежде всего основываясь на внешней политике "короля полоцкого"). Разбор известий за 1206 и 1208 гг., с одной стороны, а также 1210 и 1212 гг., с другой, показывает, что "король Владимир" был противником рижского епископа.

В 1206 г. Владимир отверг подарки рижского епископа Альберта, посланные последним, "желая снискать дружбу и расположение Владимира, [26] какие тот проявлял к его предшественнику, рижскому епископу Мейнарду" (в 1184 г.). Интересно, что не упоминается предшественник Альберта, епископ Бертольд; подарки были посланы лишь на восьмой год управления Альберта епископией. В том же году Владимир натравил на латинян ливов и сам ходил походом на Ригу, а в 1208 г. лишь давление со стороны "людей своего королевства" помешало ему оказать помощь князю Кукейноса Вячко против рижан 39 .

В 1210 г. все изменилось: рижане отправили послов к безымянному королю полоцкому и заключили с ним мирное соглашение, причем для разработки текста мирного договора в Ригу был послан Лудольф (очевидно, немец) - "разумный и богатый человек из Смоленска". В 1212 г. состоялась встреча "короля полоцкого" и епископа Альберта для подтверждения условий договора и заключения союза против литовцев. Посредником на переговорах выступил один из Ростиславичей: Владимир Мстиславич (бывший князь псковский), двоюродный брат тогдашнего смоленского князя (1197 - 1212 гг.) Мстислава Романовича. Стороны обо всем договорились, причем полоцкий князь признал епископа "своим отцом" 40 . Н. Н. Усачев считает, что известие об участии Смоленска в "вечном мире" 1210 - 1212 гг. "смутно". Но оно проясняется, если учесть, что в "договоре неизвестного князя" (1230-е годы?) есть ссылка на соглашение Смоленска с Ригой, "како то было при моем отци при Мъстиславе при Романовици" 41 , то есть на договор 1210 - 1212 годов. Отсюда следует, что Смоленск непосредственно участвовал в разработке соглашения (в лице Лудольфа), а утверждалось оно полоцким князем в присутствии одного из Ростиславичей (князя Владимира Мстиславича). Таким образом, можно сделать вывод о зависимости безымянного князя 1210 - 1212 гг. от Смоленска.


Примечания

28. ПСРЛ. Т. 2, стб. 574, 609.

29. Там же, стб. 527.

30. Там же, стб. 624, 683 - 701.

31. Там же, стб. 620.

32. Там же; НПЛ, с. 38. Алексеев полагает, что Васильке Володарьевич принадлежал к минским Глебовичам, а "Всеслав из Друцка" - это бывший князь полоцкий Всеслав Василькович (АЛЕКСЕЕВ Л. В. Полоцкая земля, с. 282).

33. Там же.

34. НПЛ, с. 39, 40; ТАТИЩЕВ В. Н. ук. соч. Т. 4, с. 315; ПСРЛ. Т. 10. М. -Л. 1965, с. 19.

35. НПЛ, с. 38, 39, 44.

36. ПСРЛ. Т. 2, стб. 691 - 693.

37. Противоположное мнение: ДОВНАР-ЗАПОЛЬСКИЙ М. В. ук. соч., с. 159; ГОЛУБОВСКИЙ П. В. История Смоленской земли до начала XV столетия. Киев. 1895, с. 289; АЛЕКСЕЕВ Л. В. Смоленская земля, с. 230.

38. ГЕНРИХ ЛАТВИЙСКИЙ. ук. соч., с. 71, 94, 99, 102, 115, 179, 181; С. 81, 85, 133, 136, 152 - 153, 222.

39. Там же, с. 94 - 97; 102 - 104; 115.

40. Там же, с. 133, 136, 152, 153.

41. УСАЧЕВ Н. Н. Об участии Смоленска в "Вечном мире" 1210 г. В кн.: Ученые записки Смоленского пединститута, 1957, вып. 5, с. 220; Смоленские грамоты, с. 13.

Рубрика: Статьи.