Запчасти на тракторную технику: запчасти трактор Т-40, ТДТ-55, ремкомплекты.

Ю. Л. Бессмертный. Изменение структуры межсеньориальных отношений в Восточной Франции XIII в. Часть 3

Широкое изучение фьеф-рентного договора началось сравнительно недавно. Еще 20-25 лет тому назад в литературе не существовало сколько-нибудь единообразного суждения ни о критериях, достаточных для [56]отделения сделок этого типа, ни о наиболее подходящей терминологии для их обозначения12. Споры по этим вопросам продолжаются и ныне, но после появления специальных монографий польского историка М. Шанецкого и американского ученого Б. Лиона13первый период в изучении этой важной формы межфеодальных связей можно считать пройденным14.

Подобно традиционному вассальному договору, фьеф-рентный договор оформляет условия, на которых один из сеньоров соглашается выполнять военную вассальную службу в пользу другого сеньора. Специфика фьеф-рентных отношений по сравнению с обычными фьефными взаимосвязями определяется тем, что вассал получает в качестве феода не землю с крестьянами, а лишь право на получение какого-либо денежного (или реже — натурального) дохода. Отсюда и самое название фьеф-рентного договора, подчеркивающее, что феод включает здесь лишь ренту, но не землю. Первые случаи заключения фьеф-рентных сделок относятся во Франции к концу XI в., но широкое распространение они получают лишь с XIII столетия — на территории Франции, Западной и Центральной Германии, Англии и Бельгии15.

В зависимости от источника дохода, передаваемого получателю рентного фьефа, и способа предоставления ренты этот тип межфеодальных отношений может быть разделен на ряд подтипов, ознакомление c которыми ярко освещает его место в системе межфеодальных связей.

Один из весьма распространенных видов фьеф-рентного договора предоставлял вассалу право получать ежегодную ренту непосредственно из королевской или княжеской казны. Наиболее часто встречался он там, где государственная централизация сделала уже достаточные успехи для того, чтобы обеспечить регулярное функционирование центральных казначейских органов. Не удивительно, что этот вид фьеф-рентной сделки особенно широко представлен в Англии и в Северной Франции16[57]

Внутри феодальных княжеств, которые составляли изучаемый нами район, чаще встречался фьеф-рентный договор, устанавливавший передачу вассалу ренты из доходов отдельных превотств, бальяжей или даже с конкретных земельных владений17.

Особый вид договоров составляли те из них, в которых рента выплачивалась за счет обложения ярмарок, рынков, купеческих лавок, ремесленных мастерских или же из поступлений от провозных пошлин, от городских общин и т. п.18Изменение материальной подосновы межфеодальных связей видно в этом последнем подтипе особенно ясно. Характерно, однако, что очень многие договоры о рентных фьефах (в том числе и обеспечиваемые торговыми доходами) включают в себя формальное обязательство вассала приобрести на полученные деньги землю, которая будет [58]считаться феодом от данного сеньора19. И хотя в действительности, как показывают документы, подобное превращение рентного фьефа в земельный сплошь да рядом не происходило20, существование этого условия ясно говорит о том, что фьеф-рентные отношения казались их современникам неким отклонением от нормы, временным, переходным состоянием.

По способу предоставления денежного обеспечения фьеф-рентные сделки также могут быть разделены на несколько видов. Самый простой из них — договоры, предусматривающие установление ежегодной ренты21 (наследственной, пожизненной или срочной). Нередко встречались, однако, договоры, в которых ежегодную ренту заменяло пожалование определенной суммы денег, передававшейся вассалу либо единовременно, либо в течение заранее обусловленного сравнительно краткого срока22. Довольно часто оно предназначалось для приобретения земельного феода или источника ежегодного дохода и выступало, таким образом, как своеобразная капитализации ежегодной ренты. Этот же принцип капитализации широко применялся и при назначении самих единовременных пожалований, заменявшихся обычно передачей во временное пользование вассала известного ежегодного дохода сеньора23. Чаще всего общая сумма пожалования представляла капитализацию такого ежегодного дохода из расчета 10% годовых.

Особую группу составляют фьеф-рентные договоры, предусматривающие предоставление ежегодной ренты или единовременного пожалования и обмен на превращение аллодиальных владений сеньора в феод от сюзерена24. Определение характера этой сделки, породившее ряд споров, зависит от трактовки природы денежной компенсации, полученной новым вассалом. Некоторые исследователи считают, что ежегодная рента (или [59]единовременное пожалование) представляет просто продажную цену аллода, и на этом основании рассматривают сделку лишь как продажу аллодиальной земли, превращаемой в обычный земельный феод25. Это правильно в тех случаях, когда можно предположить, что заключение сделки было для собственника аллода вынужденным актом, в результате которого он должен не только продать землю, но и согласиться нести в пользу нового ее владельца вассальную службу. При отсутствии таких неблагоприятных обстоятельств сеньор, владеющий аллодиальной землей, вряд ли согласился бы передать ее в феод другому землевладельцу без того, чтобы полученное им денежное вознаграждение компенсировало не только передачу земельных прав, но и исполнение вассальных обязанностей. Но это значит, что в подобных случаях сделка рассматриваемого типа включает в себя как продажу земли и ее превращение в земельный феод, так и установление фьеф-рентных отношений. Их материальную базу составляет та часть денежной компенсации, которая остается от денежного пожалования за вычетом цены аллода.

Если от общей характеристики фьеф-рентных отношений перейти к их особенностям в рассматриваемом нами районе, то первое, что следовало бы отметить — это значительное их распространение. Восточная Франция и Прирейнская Германия относятся вообще к той группе областей, в которых рентные фьефы получили наибольшее развитие. В число этих районов входят, кроме того, Фландрия, Брабант, Намюр, Эно, а также Центральная Англия26. Простого перечисления этих районов достаточно, чтобы заметить тот факт, что все области широкого распространения фьеф-рентных отношений отличались (хотя и в разной степени) сравнительно ранним и интенсивным развитием товарно-денежных отношений. Именно оно было, по-видимому, главной необходимой предпосылкой развития данного института, обусловившей широкое его распространение и в интересующем нас районе27. Прочие обстоятельства — в том числе и военно-дипломатические, — разумеется, могли играть немалую роль28, но лишь постольку, поскольку была налицо эта главная предпосылка29.

Немалое значение в распространении фьеф-рентного договора имела также степень феодализации изучаемой нами области. Ее относительная интенсивность весьма сужала здесь возможности создания новых земельных феодов за счет домена светских сеньоров, так как он был уже в большой мере исчерпан. Что же касается богатых церковных феодалов, то они, как указывалось, имели все основания предпочитать фьеф-рентный [60]контракт традиционному вассальному договору. Отсюда естественное стремление феодалов использовать новую форму фьефных связей.

Но, как мы уже отмечали, исчезновение в Восточной Франции и Прирейнской Германии крестьянского аллода не означало, что принцип «нет земли без сеньора» здесь полностью победил. Сохранение известного количества аллодиальных вотчин таило в себе возможность вовлечения этих земель в продолжающийся процесс возникновения межсеньориальных связей — в тех новых их вариантах, которые распространяются в XII— XIII вв. Известная незавершенность феодализации способствовала, таким образом, частому применению здесь той формы фьеф-рентного договора, которая предполагала превращение сеньориального аллода в феод30 .

Широкому развитию фьеф-рентных отношений в восточнофранцузских и западнонемецких областях способствовало в XIII в. и обострение конфликтов между отдельными феодальными группировками, о котором мы также упоминали. А так как в ходе этой борьбы, в значительной мере подогревавшейся соперничеством французских королей и немецких императоров, и те, и другие пока еще редко выступали прямо, новые вассальные договоры (и значительной части — фьеф-рентные) заключались ими главным образом с правителями местных княжеств. Бот почему, несмотря на обилие здесь фьеф-рентных сделок, договоры с французскими королями (или немецкими императорами) встречаются очень редко.

В общем специфика рассматриваемого нами района (если говорить о ней с точки зрения предпосылок для развития фьеф-рентного договора) состояла прежде всего в том, что складывавшиеся здесь условия благоприятствовали более широкому распространению фьеф-рентных отношений в среде основной массы феодалов.

Переходя теперь к особенностям самой формы фьеф-рентного контракта, отметим вначале частоту единовременных денежных пожалований. Замена ежегодных платежей «капитализированной рентой» характерна для вассальных договоров и лотарингских герцогов31, и мецских епископов32, и графов Эно33 и Люксембурга34, и других сеньоров в Восточной Франции и в соседних с ней немецких и бельгийских территориях35. Есть основания полагать, что практика подобного рода была распространена здесь [61]сильнее, чем где бы то ни было36. Значение этого факта тем более велико, что для рассмотрения изменений в системе межсеньориальных связей в общем не так уж важно, создает ли такое денежное пожалование на условии несения вассальной службы юридически чистый рентный фьеф или же нет37. Главное — в том, что вассальные отношения основываются здесь па передаче денежного богатства, измеренного методом капитализации эвентуальных ежегодных доходов. Такой способ определения экономической базы вассальной службы свидетельствует не только о том, что земельная собственность как таковая утрачивает для сеньоров свое монопольное положение в системе материальных ценностей, но и о широком внедрении в самую сердцевину межсеньориальных отношений относительно более сложных финансовых операций (типа капитализации ренты). Это было возможно лишь при условии возникновения в среде феодалов необходимого доверия к денежному богатству и хорошей ориентировки в тонкостях кредитно-денежных расчетов. Использование капитализированной земельной ренты отражало, таким образом, процесс преобразования отношений собственности и природы ренты38.

Что касается связи фьеф-рентных поступлений с торговыми доходами сеньоров, то в рассматриваемом нами районе она прослеживается не так отчетливо, как, например, в Шампани или Фландрии, где, как отмечалось, рентные фьефы довольно часто погашались за счет провозных пошлин и обложения рынков и ярмарок. Источники оплаты рентных вассалов в наших документах вообще указываются не везде. Тем не менее, нередко их связь с внеэкономической эксплуатацией сеньорами городов и торговли засвидетельствована совершенно недвусмысленно39. В этом срастании материальных источников, обеспечивавших межсеньориальные связи, с городскими и торговыми доходами не трудно увидеть явственный признак уже упоминавшегося процесса изменения экономической основы сеньориально-вассальных отношений. Но об этом, как и вообще о социальном значении самого факта распространения фьеф-рентного договора, следует сказать подробнее.


Комментарии

12.  Н. Мittеis. Lehnrecht und Staatsgewalt. Untersuchungen zur mittelalterli-chen Verfassungsgeschichte. Weimar, 1933, S. 254, 476, 572 (далее — Lehnrecht...); W. Кienast. Lehnrecht und Staatsgewalt im Mittelalter. Studien zu dem Mit-teis'schen Werk. — «Historische Zeitschrift», 1938, № 1, S. 24 ff. (далее — Lehnrecht und Staatsgewalt...); H. Mitteis. Der Staat des hohen Mittelalters. Grundlinien einer ver-gleichenden Verfasstingsgeschichte des Lehnszeitalters. Weimar, 1959, 6. Auflage, S. 340 ff.; M. Вloch. Op. cit., 1, p. 268; L. Geniсоt. L'economie rurale namu-roise au Bas Moyen Age, l. I, p. 62—64; N. Didier. Le droit des fiefs..., p. 53—56; idem. Les rentes infeodees dans le comte de Hainaut du XII-e au XV-e siecle.— «Revue du-Nord», t. XVII, № 68, 1931, p. 265-283 (далее — Les rentes infeodees...); F. L. Ganshоf. Feudalism. London, 1952, p. 100, 101.

13. M. Sсzanieсki. Essai stir les fiefs-rentes. Paris, 1946 (далее — Essai...); B. D. Lyon. From Fief to Indenture. The Transition from Feudal to Non-Feudal Contract in Western Europe. Cambridge, Mass., 1957 (далее — From Fief...).

14. M. Шанецкий (Essai..., p. 3—7) и Б. Лион (Le fief rente aux Pays-Bas. Sa terminologie et son aspect financier.— «Revue du Nord», t. XXXV, № 140, 1953; (Далее — Le fief-rente aux Pays-Bas); From Fief..., p. 6-16) показали, что термин «fief rente» точнее передает сущность данного института, чем любой другой, употреблявшийся для его обозначения раньше (pension annuelle, Jahrerente, Geldlehen, fief d'argent, fief pecuniaire, Kammerlehen, fief de bourse, fief do chambre etc.).

15. По мнению Миттейса (Lehnrecht und Staatsgewalt, S. 573) рентные фьефы становятся в это время даже более частыми, чем земельные. Шанецкий считает такой вывод преувеличением (Essai..., р. 82), однако не аргументирует свою точку зрения каким-либо статистическим материалом.

16. В. Lуоn. From Fief..., p. 103; М. Sczaniecki. Essai..., p. 114. В нашем районе предоставление рентного фьефа из королевской казны наблюдается почти исключительно в договорах, заключенных с князьями. Catalogue, № 851, а. 1287: «Philippe, roi de France, mande e son tresorier du Temple qu'il ajoute 200 livres tournois aux 300 livres tournois payables au Temple a chaque Cnandeleur donnees par son pere en fief et hommage lige a Ferri due de Lorrain»; De Reiffenberg. Monuments pour servir a l'histoire des provinces de Namur, de Haunaut et de Luxembourg. Bruxelles, 1844, t. I, №109, p. 292, a. 1296: Гюп, граф Фландрский, передает своему сыну Филиппу «mil livrees de terre а и paresis en deniers en bourse e prendre et e rechevoir casсun an а nostre recheveur de Flandres... nous les dittes mil livrees de terre qu'il avoit de nous en bourse, volons convertir et convcrtissons en yretage pour lui... et li assignons les dittes mil livrees de terre sour nos villes de Menin, de Haluin et de Ferlenghien...»; L.Ga1es1ооt. Le Livre des feudataires de Jean III, duc de Brabant. Bruxelles, 1865, p. 37: «Egi-dius de Hertsberge — L libras annuatim in bursa».

17. Примеры подобного рода весьма многочисленны во всех сборниках документов. Приведем только один из них — Catalogue, № 928, а. 1290: «Anselme de Ribeaupierre se declare homme lige du due Ferri, pour lui et ses hommes apres son geces, moyennant 300 livres de toulois payables de 1er mai par l'intermediaire de bonnes gens habitant entre Ribeaupierre et Saint-Die».— Вопрос о том, следует ли относить вассальный договор, в котором феод выражается в праве вассала получать известный доход с определенных земельных владений, к типу рентного фьефа или к типу традиционного земельного фьефа, вызвал полемику среди исследователей. Шанецкий (Essai..., р.7и112-113) и Дидье (Les rentes infeodees..., p. 78—82) считают этот тип контракта традиционным земельным фьефом, так как он, по их мнению, передает вассалу права на землю, ничем не отличающиеся от тех, которые получает держатель традиционного феода. Лион справедливо, на наш взгляд, не соглашается с этим, указывая, что держатель традиционного феода не только получает доход с него, но и сам осуществляет его эксплуатацию; обеспечение регулярности в поступлении доходов, изменения в системе эксплуатации крестьянства — все это зависит от самого вассала. Между тем в договорах, где феод выражается в праве на получение денежного (или натурального) дохода с определенных земельных владений, вассал не получает никаких хозяйственных прав; ответственность за поступление доходов также сохраняется за сеньором; поэтому договоры подобного типа следует считать фьеф-рентными (From Fief..., p. 133 sq.; Le fief-rente aux Pays-Bas, p. 228-229). Характерно, что аналогичные запрещения вмешиваться в хозяйственные дела встречаются в фьеф-рентных договорах, предусматривающих краткосрочную передачу вассалу земельных владений сеньора с целью единовременной оплаты рентного фьефа (Cartulaire de Metz, № 158, а. 1262; № 127а. 1300: подробнее см. стр. 58).

18. «Почти все рентные фьефы шампанских графов,— пишет М. Шанецкий,— вы плачивались из доходов с ярмарок в Баре, Провепе и Труа (М. Sczaniecki, Essai..., p. 117). Это утверждение — сильное преувеличение. Как показывает анализ «Книги вассалов» шампанских графов (1172-1222 гг.), доходы с ярмарок и торговых пошлин обеспечивают фьеф-ренты лишь в 56 из 124 случаев денежных рентных фьефов (Livre des vassaux du comte de Champagne etde Brie, publ. A. Longnon. Paris, 1869). Тем не менее роль торговых доходов в обеспечении фьеф-рентных сделок была, конечно, немалой. Это касается в рассматриваемого района. Так, в Мецском епископстве ряд рентных фьефов выплачивался из доходов от солеварен, дорожных пошлин, торговых поборов и т. п. (Cartulaire de Metz, № 53, а. 1286: «Je Wychars d'Amanche, chevaliers, fait cognissant tons ke je suis devenus horns mon reverend peire et signour Bouchart... et ai repris de lui en fie eten homage cent souz an puix de Vy et quarente sout au puix de Moenvy et sexante souz au tonneu de Vy...»; ibid., № 41, a. 1277; № 52, a. 1272; № 125, a. 1287; № 173, a. 1306 etc.); в графстве Люксембургском ряд вассалов получал фьеф-ренты за счет пошлины за провоз товаров (Winage) (Urbar der Grafschaft Luxembourg, a. 1315, S.387; «Jehans dou Chemin est hons; si en tient 20 soldees de terre a winage de Maiche. Massons de Randeur est autreteilz comme Jehans dou Chemin devantdis cescun 20 soldees la meimes. Jehans de Randeur est en ateil point comme Jehans dou Chemin etc»); в Брабанте среди денежных источников рентных фьефов встречались: «200 libras Iovanienses supra winagium de Thiele»; «30 libras annuatim in theloneo trajectensi»;«le winage infra pontem Aercane et Bruxellam»; «IImarchas annuatim ad theloneum de Leodio ad pontem Damecourt»; «VIII marchas annuatim ad Pontem trajectensem» (L. Galesloot. Le livre des feudataires de Jean III, due de lirabant, p. 23, 56] 212, 221, 243 etc.).

19. Например, Cartulaire de Metz, №45, а. 1252: «Ego Alexander de Diclia notum facio universis quod ego deveni homo venerabibis patris domini Ja. Dei gratia Metcnsis episcopi, ejusque successorum et de centum libris metensium in quibus michi tenetur, ratione homagii supradicti, debco terrain emere ac eamdem ab ipso et suis successoribus recipere in feodum et tenere». Из 37 фьеф-рентных договоров, опубликованных в мецском картулярии, подобное условие встречается в 8; кроме того, еще в 7 договорах рентный фьеф представляет собою репризу уже имеющихся земельных владений.

20. М. Sczaniecki. Essai..., p. 124-125; В. Lуоn. Le fief-rente aux Pays-Bas, p. 229.

21. Cartulaire de Metz, № 125, a. 1287: «Je Jehan de Morey, chevaliers, fais congnois-sant a tous que je... acquitte entierement a honnorables peres Bouchart... dix livres de terre a messins (здесь: 10 мецcких ливров земельного дохода) qu'il m'avait donne toute ma vie chasc.un an par ces lettres pendant en fief et en hommaige en la chastellerie de Condey, с'est assavoir vint soldees on bois qu'on dit Wavrelle de Brates et neuf livres en son cawe de Condey»... № 23, a. 1244; Urbar der Grafschaft Luxembourg, S. 387; Catalogue, .V» 1019, a. 1291; As 1130, a. 1293.

22. О распространении данной формы рентного фьефа в изучаемом районе см. ниже, стр. (60). С юридической точки зрения возникновение рентного фьефа при единовременных денежных пожалованиях далеко не бесспорно и зависит от употребления вассалом полученных денег. Б. Лион справедливо указывает, что там, где деньги не обращались в источник ежегодного дохода, формально нельзя говорить о рентном фьефе (From Fief..., p. 71—73). Однако для характеристики эволюции межсеньориальных связей все эти случаи почти в равной степени показательны.

23. Catalogue, № 929, а. 1290; № 1218, а. 1295; № 1229, а. 1295; № 142В, а. 1302; Cartulaire de Metz, № 13, а. 1287; № 25. а. 1243; №26, а. 1286; № 31, а. 1272; № 41, а. 1277; N 105, а. 1275; Gunther. Codex diplomaticus rheno-mosellanus, t. II Соblence, 1822, № 270, а. 1276; De Reiffenberg, Monuments..., t. I, № 39, p. 51, a. 1296; etc.

24. Cartulaire de Metz, .V» 151, a. 1247: «Ego Willermus dominus de Manderschert omnibus presentes litteras visuris notum esse volo quod pro octuaginta libris metensium quas a vcnerabili domino Ja., Metensi episcopo, recepi allodium meum in villa Des selroth situra, assignavi tam ab ipso quam a successoribus suis imperpetuum pro LXXX-ta libris met. in feodo possidendum. О распространении данной формы фьеф-рентного договора в рассматриваемом районе см. ниже, стр. 60.

25. В. Lуоп. Lе fief-rente aux Pays-Bas, p. 231; ср. M.Sczaniecki. Essai.-., p. 84 sq.

26. M. Sczaniecki. Essai..., p. 8; N. D i d i e r. Les rentes infeodees..., p. 205-283; B. Lуоn. Le fief-rente aux Pays-Bas, p. 221; idem. From Fief..., p. 29, 40.

27. В качестве иллюстрации широкого использования здесь рентных фьефов можно привести следующие цифры: из 27 вассалов, привлекавшихся к сторожевой службе в замке Монтабур, который принадлежал Трирскому архиепископу, 25 исполняли ее на основе фьеф-рентного контракта (MU, Bd. III, № 545, а. 1235); лишь за 18 лет (1286- 1303 гг.) лотарингские герцоги заключили 44 фьеф-рентных договора (Catalogue, № 800-1438); мецские епископы второй половины XIII в. заключили (в основном в течение последней четверти столетия) 37 фьеф-рентных сделок — Cartulaire de Metz; среди вассалов люксембургских графов в замке de la Roche фьеф-рентные составляли пятую часть (5 из 24), а в Тионвилле все вассалы держали рентные фьефы (Urbar, S-363 и 386-387).

28. Ср. В. Lуоn. Lе fief-rente aux Pays-Bas, p. 221.

29. Было бы, конечно, неверным заключить из этого, что развитие товарно-денежных отношений было само по себе достаточной предпосылкой для фьеф-рентных сделок. Известно, например, что в средневековой Италии, несмотря на исключительный размах торговли, фьеф-рентные отношения не получили широкого распространения (M. Sczaniecki..Essai..., p. 181).

30. Особое распространение этой формы фьеф-рентного договора в таких восточных провинциях Франции, как Шампань и Бургундия, констатировал уже Шанецкий (Essai.. р. 84); для Эно этот факт отмечал Дидье (Les rentes infeodees..., p. 268); для Люксембурга, Лимбурга, Гельдерна — Лион (Le fief-rente aux Pays-Bas, p. 230); для характеристики распространения фьеф-рентных договоров данного вида в Трирском архиепископстве, Мецском епископстве и герцогстве Лотарингии можно привести такие данные: из 25 вассалов, с которыми Трирский архиепископ заключил фьеф-рентный договор об охране замка Моитабур, 20 заключили его на условиях инфеодации своей аллодиальной земли (MU, Bd.III, № 545); из 37 фьеф-рентных сделок мецских епископов (конец XIII—начало XIV вв.) 11 сопровождалось инфеодацией аллода (Cartulaire de Metz, №8, 25,155, 64, 134,136, 151, 155, 171, 186, 211); из 44 фьеф-рентных контрактов лотарингских герцогов в семи установление ренты обусловливается превращением аллода вассала в феод — Catalogue, № 998, 1069, 1108, 1149, 1218, 1229, 1337, а еще в двух — феодом становится сама аллодиальная рента — ibid., № 1075, № 1436.

31. Из 44 фьеф-рентных договоров, заключенных герцогами за период 1286-1303 гг., единовременное пожалование встречается в 32 контрактах.

32. Из 37 договоров мецских епископов конца XIII — нач. XIV вв.— в 27 сделках — единовременные пожалования.

33. N. Didiеr. Le droit de fief-rente..., p. 44, 54.

34. Urkunden und Quellenbuch zur Geschichte der altluxemburgischen Territorien. Hrsg. C. Wampach, t. I. Luxembourg, 1935.

35. M. Sсzanieсki. Essai..., p. 40—43, 84—85, 87—89; B. Lyon. Le fief-rente aux Pays-Bas, p. 230.

36. В. Lуоn. From Fief..., p. 71.

37. См. полемику по этому вопросу: H. Мittеis. Lehnrecht..., S. 520; W. Кienast. Lelinrecht und Staatsgewalt..., S, 22-26; M. Sczaniecki. Bssai..., p. 163; B. Lуon. Le fief-rente aux Pays-Bas..., p.229-230; idem. From Fief..., p.71—80.

38. Cm. K. Mapкс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 25, ч. II, стр. 366. Фактически, как справедливо отмечает М. Л. Варг (Исследования по истории английского феодализма, стр.336), там, где норма ренты определяется годовой ценой соответствующей земельной площади, можно говорить уже о зарождении категории стоимости.

Рубрика: Статьи.