Приобрести диплом об образовании быстро можно у нас

М. М. Волощук. Венгерское присутствие в Галиции в 1214-1219 годах. Часть 2

Эндрэ понравилось такое предложение. Считая галичский вопрос одним из ключевых во внешней политике Венгрии, он к 1214 г. разочаровался в реальной возможности в дальнейшем использовать собственные методы управления этим краем (через венгерских банов, местных бояр или русских князей; путем использования прав Анны и ее сыновей и т. п.). А поэтому король решил восстановить сотрудничество с поляками, которое имело место в конце XII века. Таким образом, Лешек и Эндрэ, предварительно договорившись, встретились осенью 1214 г. в венгерском г. Спиш (что выглядело в [98] некотором роде символически, ведь в 1193 г., после почти аналогичных по своему характеру событий, Бела III и Казимир Справедливый (1177 - 1194 г. с перерывами) договорились о мире именно здесь 12 ), где в присутствии и с участием галичских бояр обсудили условия будущего союза. Кроме того, что обе стороны должны были четко размежевать на галицко-волынских территориях сферы собственной реальной власти, властители договорились и о том, что гарантом выполнения и соблюдения соглашения будет брак сына венгерского правителя - 4-летнего Кальмана и 3-летней дочурки краковско-сандомирского князя Соломин 13 .

После заключения договора Эндрэ II "...пославъ и я Володислава в Галичи заточи и в томъ заточеньи оумре". Параллельно было согласованно и территориальное деление земель Галиции, согласно которому "...король посади сна своего в Галичи а Лестькови да Перемышль, а Пакославоу Любачевь" 14 (очевидно за инициирование и организацию Спишского соглашения).

Договор между венгерским королем и польским князем, заключенный осенью 1214 г., следует оценивать с учетом ряда существенных обстоятельств международного характера. Эндрэ II, готовясь к очередному крестовому походу (1217 - 1221 гг.), рассчитывал в лице своего бывшего союзника Лешека найти некоторую поддержку в решении галичского вопроса. Контроль над галичскими и волынскими землями теперь должен был осуществляться на качественно новых условиях: польско-венгерское сотрудничество рассматривалось более перспективным по сравнению с правлением здесь же подвластных королю бояр, или банов.

Конечно, для краковско-сандомирского князя возможность возвратить себе некоторые земли в данном регионе выглядела довольно привлекательной. При внутриполитической нестабильности это могло некоторым образом поднимать авторитет правящей династии Пястов. В отличие от большинства советских и современных украинских исследователей, мы склонны считать, что ни Эндрэ II, ни Лешек не стремились "грабить" Галицию. Оба инициатора Спишского соглашения были типичными представителями европейской феодальной верхушки, а потому намеревались по возможности лучше использовать человеческие и природные ресурсы этого региона с тем, чтобы поднять экономику в домениальных владениях. Разумеется венгерский король прислушивался и к мнению папства, которое, по мнению М. Чубатого 15 , как правило, оказывало поддержку метрополии лишь в случае неприменения ею силы к данной колонии. Что же касается международно-правового статуса то оно претерпело последовательное и логическое изменение в связи с очередным включением региона в состав владений Арпадов. Поскольку в Поднестровье была восстановлена власть Эндре II и ее фактически представляли приближенные к Кальману бароны, а также автохтонная знать (бояре), то, очевидно, можно говорить о существовании Галицкого наместничества.

Укрепление позиций Венгрии в восточнославянских землях способствовало улучшению экономических отношений между обоими регионами, о чем свидетельствует целый ряд документов. Так, с 1214 г. русские купцы значительно активнее посещали ярмарки в автохтонных владениях Арпадов. Получив от короля ряд привилегий, они создали здесь несколько своих поселений. Такая конкуренция не всегда нравилась местному купечеству, которое неоднократно судилось с выходцами из Руси, так и не выиграв ни одного процесса 16 .

Однако Эндрэ II стремился укрепить собственное влияние и реальную власть в Поднестровье. Религиозно-политическая и династическая сторона этой проблемы была очень актуальной, поскольку необходимо было засвидетельствовать на международном уровне характер присоединения Галиции. Король старался окончательно убедить своих соседей (к ним, прежде всего, относились русские правители и в особенности киевский митрополит, краковско-сандомирский князь, а также константинопольский патриарх, под протекцией которого находился Галичский и Перемишльский епископаты) в [99] том, что большинство галичских земель принадлежат ему. Именно по этим причинам венгерский властитель решил заручиться поддержкой папы Иннокентия III (1198 - 1216 гг.), стремясь получить от него разрешение на коронацию своего сына 17 .

Так, уже осенью 1214 г., подчеркивая, что местное население разделяет его взгляды (populus postulabant18 ), он направил к понтифику письмо, в котором и изложил свою просьбу. Параллельно король предлагал провести в Галиции соответствующую религиозную реформу, важным условием которой должно быть сохранение греческого обряда 19 . Некоторые исследователи считали, что венгерский властитель на самом деле стремился латинизировать местные епископаты (как это имело место в 1207 г.), однако, по мнению М. Чубатого и венгерского историка Д. Кришто, при чрезвычайной набожности Эндрэ "...трудно допустить, чтобы он вводил в блуд папу в таком важном деле" (несмотря на то, что на практике уния от окцидентализации тогда фактически не отличалась). Не исключено, что король получил согласие местных бояр (populus et principes) и представителей высшего духовенства только при условии учета этой важной детали. По данному поводу Чубатый писал, что Иннокентий хотя и одобрил данное предложение, однако ни одного уполномоченного легата в юго-западные регионы Руси не отправлял. Он видел в этом "много трудностей", связанных с военной оккупацией региона 20 .

Однако, это не убедило короля отказаться от унии и последующего изменения статуса Галиции. Готовясь к крестовому походу, он не имел возможности лично возглавить подготовку к религиозной реформе, а потому поручил это главе местной галичской администрации, второй личности в стране - бану Бенедикту Бору. По мнению Чубатого, именно с деятельностью последнего следует связывать события, которые описывает ряд русских летописей: "...епископы и попы изгна из церкви, а свое попы приведет Латинские на службу", обвиняя в этом непосредственно Эндрэ II21 .

Такая политика отчуждала местное население от католической пропаганды венгров; однако, реформу и коронацию Кальмана надлежало провести очень быстро. По сравнению с конкурирующим Краковско-Сандомирским княжеством, это существенно улучшало права Короны на Галич. В начале XIII в. практика получения королевской короны от папы была типичной. Ее предлагали болгарским, сербским монархам и, возможно - даже Роману Мстиславичу. Фактически Иннокентий III, как самый могущественный папа средневековья, мог лично изменить статус того или иного региона, короновав через своих легатов местных правителей.

Сами Арпады, будучи убежденными, что Галиция окончательно и бесповоротно перешла под их протекторат, в своей политике допустили, все-таки важную ошибку. Они сами не приняли участия в урегулировании большинства общественно-политических и религиозных вопросов в регионе, вообще не препятствовали действиям Бенедикта. Возможно, к этому его подтолкнул ответ папы, который разрешил провести помазание и коронацию Кальмана. Не располагая временем для стабилизации положения, король при участии целого ряда венгерских и польских епископов (Остригомский, Краковский и Грана) где-то в конце 1214 или в начале 1215 года оказал поддержку проведению долгожданного обряда, однако с использованием не короны, а диадемы ("...на королевство Галичское помазали и короновали"; "...коронован и королем Галиции, или галичским назван есть..."). Одновременно был заключен и брак между сыном Эндрэ II и дочерью Лешека 22 .

Коронация Кальмана опять изменила международно-правовой статус региона. Трудно установить, как правильно должна была называться данная территория, поскольку отсутствуют конкретные документальные свидетельства. Кальман в русских источниках XIII в. выступает как представитель "княжения галичского", а в иностранных - как "галичский король" 23 . По нашему мнению, подвластные венграм восточнославянские территории остались наместничеством с наделением местной администрации особыми полномочиями, отличными от тех, которыми пользовалась знать в центрально-европейских [100] владениях Короны. Установить различие трудно, так как сохранившиеся хроники, дипломы, остальной актовый материал недостаточно полно отражают данный вопрос. Говорить о том, что помазание Кальмана ознаменовало возникновение независимого от владений Эндре королевства, также не приходится, поскольку король в последующие годы активно участвовал в политической жизни Поднестровья, являясь фактически сюзереном этих владений.


Примечания

12. Kronika Polska Marcina Kromera biskupa Warminskiego: W 3 t. S6nok. 1857. T. 1, s. 345.

13. Vita sanctae Salomae reginae Haliciensis. - Monunenta Poloniae Historica. Warszawa. 1961. T. 4, s. 776 - 777; ГАРАЙДА И. Ук. соч., с. 147; ЗУБРИЦКИЙ Д. Ук. соч., с. 58; КОЛОМІЭЦЬ І.Г. Боротьба південно-західних руських князівств проти експансії угорських феодалів XI-XIII ст. ст. - Наукові записки УжДУ, історично-філологічна серія. Ужгород. 1949. Т. 2, с. 13; ПАШУТО В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М. 1968, с. 245; MARKI S. Az oroszok hazank tortcneteben. Nagyvarod. 1877, о. 15; MOLNAR E. Magyar tortenet a XIII-XIV szazadban. Budapest. 1950, o. 19. Это лишний раз подтверждает, что в Галиче рядовое население и представители знати привыкли к частым посещениям венгерских войск, а потому и в данном случае, Владислав, не зная толком о причинах их прихода, не сумел организовать практически никакого сопротивления или хотя бы избежать плена.

14. Ипатьевская летопись, стб. 731; ГАРАЙДА И. Ук. соч., с. 147; ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Історія України-Руси. В 10 т., 11 кн. Кіев. 1992. Т. 3, с. 30; ПЕТРУШЕВИЧ А. Обзор важнейших политических и церковных происшествий в Галицком княжестве с половины XII - до конца XIII века. - Галицкий исторический сборник. Львов. 1854. Вып. 2, с. 19. WLODARSKI В. Salomea Krolowa halicka. Krakov. 1957, s. 6.

15. ЧУБАТИЙ М. Західна Україна i Рим у XIII ст. у своїх змаганнях до церковної унії. - Записки НТШ. Львів. 1917. Т. 123/124, с. 18.

16. Codex diplomaticus Hungariae. Т. 3. V. I, s. 151; t. 5. V. 7, s. 207; СПИЦЫН А. А. Торговые пути Киевской Руси. Сборник, посвященный С. Ф. Платонову. СПб. 1911, с. 7; КРИШТО Д. Русские в Венгрии в эпоху династии Арпадов. - Славяноведение. 2001, N 2, с. 23 - 24; МИЦКЖ О. Нариси з соціально-господарської історії подкарпатської Руси. В 2 т. Ужгород. 1936. Т. 1, с. 60J

17. СВІДЕРСЬКИЙ Ю. Ю. Боротьба Південно-Західної Русі проти католицької експансії в X-XIII ст. К. 1983, с. 84; ЧУБАТИЙ М. Історія христианства на Руси-Україні, (до р. 1353). Рим. - N.y. 1965, с. 578; его же. Західна Україна i Рим, с. 16; WINTER E. Russland und das Papsttum. В. 1960. V. 1, s. 84.

18. Historia Regum Hungariae cum notiis praeviis.Budae. 1801, s. 203; Kronika Polska. T. 1, s. 376; Vetera Monumenta Historia Hungariam sacram Illustrantia. Romae. 1859. T. 1, s. 1.

19. Arpad-kori cs Anjou-kori levelek XI-XIV szazad. Bp. 1960, o. 126 - 127; Codex diplomaticus Hungariae. T. 3. V. 1, s. 163; Szent Istvantxl Mochacsig a kdzepkori Magyaroryzagrol. Szeged. 1994, o. 89 - 90; Vetera Monumenta Historia Hungariam, s. 1 - 2.

20. Історія християнської Церкви на Україні. К. 1991, с. 22; МУРКОВСКИЙ К. Даниил Романович Галицкий в сношения с Римом. К. 1898, с. 2 - 3; ПАШУТО В. Т. О политике папской курии на Руси (XIII век). - Вопросы истории. 1949, N 5, с. 59; РАММ Б. Я. Папство и Русь в XI-XIII веках. М. -Л. 1959, с. 138; ЧУБАТИЙ М. Західна Україна і Рим, с. 17; ejusd. 1стор1Я, с. 579 - 581; KRISTO Gy. Magyarorosz tortcnete 895 - 1301. Bp. 1998, o. 201; Vetera Monumenta Historia Hungariam, s. 1.

21. СОФОНОВИЧ Ф. Хроніка з лiтописців стародавніх. К. 1992, с. 131; Боротьба Південно-Західної Русі і України, с. 18; Московский летописный свод конца XV века. - ПСРЛ. М. -Л. 1949. Т. 25, с. 110; Постниковский, Пискаревский, Московский и Вельский летописцы. - ПСРЛ. М. 1978. Т. 34, с. 82.

22. Боротьба Південно-Західної Русі і України, с. 19; ЧУБАТИЙ М. Західна Україна і Рим, с. 19; A magyar nemzet tortcnete. Bp. 1896. К. 2, о. 381; DLUGOSSII Joannes. Annales seu Cronicae incliti regni Poloniae in 10 libres.Warszawa. 1973. Lib. 5/6, s. 204; Kronika Polska Marcina Kromera, s. 376 - 377.

23. Ипатьевская летопись, стб. 729; DLUGOSSII Joannes. Op. cit., s. 234.

Рубрика: Статьи.