работа, требуются.

Р. М. Валеев. Торговля и товарно-денежные отношения Золотой Орды. Часть 3

На территории Волжской Булгарии найдено более ПО кладов и более 130 находок джучидских монет, а в целом в Среднем Поволжье, включая мордовские земли по рекам Суре, Дне и Мокше и земли по среднему течению Волги в пределах Горьковской области, а также в Приуралье, - более 150 кладов. Причем клады, относящиеся к XIII - началу XIV в. обнаружены только на территории Волжской Булгарии (их 13). В пределах Волжской Булгарии найдено 38 кладов, относящихся к 1310 - 1380 гг., в мордовских землях и Горьковской области - 33 клада, в Приуралье - 7 кладов. Клады 1380- 1400 гг.: 13 кладов в землях Волжской Булгарии, 5 кладов в мордовских землях и нижегородском уезде. Клады XV в.: 26 и 8 кладов, соответственно. Если сравнивать в количественном отношении с Нижним Поволжьем, то динамика там следующая: кладов конца XIII - начала XIV вв. - 4, 1310- 1380 гг. - 71, 1380 - 1400 гг. - 12, XV в. - 10 кладов. Клады, время зарытия которых неопределено, распределяются следующим образом: в Нижнем Поволжье - 34 клада, в пределах Волжской Булгарии - 15, в мордовских землях - 18 кладов 32. Эти цифры свидетельствуют об экономической активности Среднего Поволжья во 2-й половине XIII - начале XV века.

Известны основные центры чеканки монет в Поволжье в XIII - XV веках. Это Булгар, где чекан осуществлялся с 40 - 50-х годов XIII в. и до конца 30-х годов XIV в., Сарай ал-Махруса (80-е годы XIII в. - XV в.), Гюлистан, Укек (конец XIII - первая половина XIV в.), Хаджи-Тархан (первая половина XIV - XVI в.), Мохши (первая половина XIV - 60-е гг. XIV в.), Сарай (середина - вторая половина XIV в.), Казань (начало XV в.). В последних нумизматических материалах есть монеты, чеканенные от имени Исана в 1370-е гг., годы смуты, также высказывается предположение о чеканке монет в одном из средневолжских княжеств - Атрячьско-Шонгутском 33.

Другим важным платежным средством, использовавшимся в торговых операциях, были серебряные слитки - саумы (сомы). Они появились в Волжской Булгарии еще во второй половине X в. и продолжали применяться в XIII - XV веках. Слитки встречаются преимущественно в составе кладов, что свидетельствует о сосредоточение слитков в руках одних лиц. Известны два типа таких слитков: "ладьеобразные", или "татарские", и так называемые "новгородские", которые в большом количестве находят на территории Поволжья. Последние использовались не только на территории Золотой Орды, но и на Руси. По всей видимости, они выступали в качестве средства платежа [103] в торговле с Русью. Оба типа слитков отливались из расчета веса в 204,75 г, что составляло 1/2 багдадского ратля в 409,512 г, который широко известен на этой территории с домонгольского времени под названием "кадак". Слиткам как очень крупным денежным единицам было свойственно медленное обращение и к тому же они использовались большей частью для значительных оптовых операций.

В качестве предмета торговли и средства платежа, особенно в торговле с северными народами, выступали меха пушных зверей. Наиболее распространенным эквивалентом мелких денежных единиц были, очевидно, беличьи шкурки (тиен). Слово "тиен" в татарском языке означает мелкую разменную монету и мелкого пушного зверька - белку.

В торговле употреблялись и предметы из свинца, которые условно можно назвать "грузики-пломбы". Они появляются еще в домонгольский период и широко используются в золотоордынское время. Существуют различные точки зрения по поводу их употребления. Но большинство исследователей склоняются к мнению, что они были заменителями денег и являются свидетельством денежного обращения. На основании сообщения ал-Гарнати, автора XII в., можно предположить, что они использовались в качестве торговых пломб. Ал-Гарнати пишет: "Когда они (шкурки) испортятся в их домах (речь идет о беличьих шкурках. - Р. В.), то их (иногда даже) рваные несут в мешках, направляясь с ними на известный рынок .... И вот они кладут их перед ними и работники нанизывают их на крепкие нити каждые восемнадцать в одну связку и прикрепляют на конец нитки кусочек черного свинца и припечатывают его печаткой. И никто не может от них отказаться, на них продают и покупают" 34.

В Золотой Орде применялись три группы гирек.

Первая группа - это бронзовые сферические формы с нанесенными изображениями и знаками - насечками, точками, линиями, полумесяцем и т.д.

Второй группой являются гирьки кубической формы.

Третья группа применялась для более тонких взвешиваний и включала стеклянные гири.

Гирьки Булгарского городища показывают наличие различных весовых норм, применявшихся в товарно-денежных отношениях Золотой Орды - ратль в 409,512 г, мискаль в 4,26 г, 4,46 г, 4,68 г, даник в 0,71 г и 0,78 г, кират в 0,176 г и 0,195 г, хабба в 0,044 г и др.

Использование в качестве средств обращения монет, саумов (сомов), драгоценных металлов требовало орудий взвешивания. Использовались три типа весов.

Первый тип - это железные коромысловые весы "бизмен" - орудие для взвешивания крупных предметов.

Второй тип весов - бронзовые складывающиеся весы, похожие на аптекарские, применялись для взвешивания монет, слитков и других операций, требующих точности.

Третий тип весов - костяные в виде "щипчиков", двухсоставные, обычно орнаментированные, с щитком на конце одной лопасти. Они распространились в XIV в. в золотоордынских и русских городах, на Балканах (Болгарии), Переднем Востоке (Сирия) и применялись для взвешивания монет 35.

Таким образом в Золотой Орде произошло значительное развитие торговли и товарно-денежных отношений, что наряду со скотоводством, земледелием и ремеслом активизировало ее экономику и, в первую очередь, развитие городов.


Примечания

32. Там же, с. 139 - 158.

33. ПАЧКАЛОВ А. В. Исаи: новый эмитент в истории Золотой Орды. В кн.: Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII - XV вв. М. 2005, с. 153 - 156.

34. Путешествие Абу Хамила ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131 - 1153 гг.). М. 1971, с. 36.

35. ФЕДОРОВ-ДАВЫДОВ Г. А. Золотоордынские города Поволжья. М. 1994, с. 176 - 178, рис. 35, 1 - 2.


Валеев Рафаэль Миргасимович - кандидат исторических наук, профессор Казанского государственного университета культуры и искусств.

Рубрика: Статьи.