Запчасти Симферополь. astra комплект сцепления .Большой выбор . Всегда можно Baidu Root скачать и писать сообщения совершенно бесплатно

И. Г. Коновалова. Северное Причерноморье в арабской географической литературе XIII - XIV веков. Часть 1

В корпусе известий арабских географов о Восточной Европе выделяются две основные традиции, восходящие к различным источникам. С одной стороны, это сведения иранских и среднеазиатских ученых, источники информации которых о восточноевропейском регионе были тесно связаны с торговлей по Волжско-Каспийскому пути, связывавшему Восточную Европу со странами Ближнего Востока и Средней Азии. Значительная часть сведений о волжском пути повторялась арабскими учеными по традиции и со временем составила устойчивый комплекс данных, детально проанализированный Б. Н. Заходером1 . С другой - это пока еще недостаточно исследованные сообщения арабских авторов, живших в западных областях мусульманского мира и знакомых с Восточной Европой главным образом по рассказам лиц, совершавших плавания по Черному и Азовскому морям. Начиная с XII в. в арабской географической литературе появляются подробные данные о городах Северного Причерноморья. Сицилийский географ ал-Идриси упоминает в своем сочинении множество городов Крыма, Тмутаракань, стоянки в устьях Днестра и Днепра. Ценность сведений, сообщаемых арабскими авторами об этом регионе, еще больше возрастает в XIII - XIV вв. в связи с перемещением центров информации о Восточной Европе: если для мусульманских географов домонгольского времени значительная часть сведений о народах Восточной Европы поступала в страны Халифата через Булгар, то со второй половины XIII в. эта информационная роль Булгара переходит к политическим и экономическим центрам Золотой Орды, в первую очередь, к портовым городам Северного Причерноморья, участвовавшим в международной торговле.

Ценные сведения о Северном Причерноморье содержатся в двух арабских географических сочинениях XIII - XIV вв.: "Книга распространения Земли в длину и ширину" испано-арабского ученого Ибн Са'ида ал-Магриби (70 - 80-е годы XIII в.) и "Упорядочение стран" сирийского географа и историка Абу-л-Фиды (первая треть XIV в.)2 . Оба источника генетически связаны друг с другом, а также с сочинением ал-Идриси - крупнейшего средневекового арабского географа (одного из важных источников сочинения Ибн Са'ида, которое, в свою очередь, послужило основой для многих сообщений Абу-л-Фиды). [93]

Абу-л-Хасан Нур ад-дин 'Али ал-Гарнати, больше известный под именем Ибн Са'ида ал-Магриби, - арабский историк, географ, поэт. Он родился неподалеку от Гранады в 1214 г., получил образование в Севилье. Большую часть жизни провел в путешествиях по Магрибу, Египту, Сирии, Ираку и Аравии, где собирал материал для своих трудов по истории арабов и по географии. По некоторым сведениям, Ибн Са'ид посетил также Армению. Умер он, согласно одним данным, в Дамаске в 1274 г., а по другим - в Тунисе в 1286 году3 . Перу Ибн Са'ида принадлежит несколько исторических трудов по истории арабов, а также географическое сочинение, над созданием которого он работал в библиотеках Багдада (еще до разорения его войсками Хулагу) и Алеппо. Оно сохранилось в нескольких списках, представляющих две разные редакции, известные в рукописях из Бодлеянской библиотеки в Оксфорде, Национальной библиотеки в Париже, Британского музея в Лондоне, а также - в сокращенном виде - в собрании Азиатского музея (ныне - Института востоковедения РАН) в Санкт-Петербурге4 .

Ибн Са'ид знал Черное море под несколькими названиями, что говорит об использовании им различных источников информации об этом бассейне. Ему были хорошо известны книжные наименования Черного моря - море Ниташ, "море Хазар" (бахр ал-хазар) и "море Константинополя" (бахр ал-Кустантинийа). Кроме того, он впервые в арабо-персидской географической литературе приводит еще два новых, современных ему, наименования моря, связанных с именами крупных портовых городов Северного и Южного Причерноморья его времени - "море Судака" (бахр Судак) и "море Синопа" (бахр Синуб)5 .

В отличие от ал-Идриси, Ибн Са'ид имел представление о существовании Азовского моря и о его связи с Черным. Краткое описание Азовского моря помещено в 4 секции описания земель, лежащих к северу от "семи климатов": "К востоку от него (города Судак. - И. К. ) находится вход из вышеупомянутого моря Ниташ в море Маниташ, шириной около 30 миль и протяженностью с юга на север около 60 миль. Затем начинается море, расширяющееся с запада на восток (на расстоянии) около двух целых и одной трети дня плавания, а с юга на север - около 160 миль. В этом море есть острова, населенные русами, и (поэтому) его также называют морем русов"6 .

Как видно, традиционное для арабской географии название Азовского моря - Маниташ дополнено у Ибн Са'ида еще одним наименованием - "Море русов" (бахр ар-рус). Этот гидроним, начиная с X в., встречается в источниках различного происхождения - арабских (ал-Мас'уди), древнерусских (Повесть временных лет), еврейских (Вениамин Тудельский)7 . С XIII в. название "Русское море" начинает употребляться и западноевропейцами, получившими доступ в Черноморский бассейн для ведения торговли. Так, Черное море именует "Русским" участник IV Крестового похода французский хронист Жоффруа де Виллардуэн8 . В итальянских навигационных пособиях (морских картах и портоланах) с конца XIII в. фиксируются многочисленные топонимы с корнем "рос-" в бассейне Азовского моря9 . По-видимому, именно с этой топонимикой, а не с более ранними арабскими источниками, и следует связывать название Азовского моря "Русским" у Ибн Са'ида.

Азовское море - единственное в пределах Восточной Европы море, о размерах которого Ибн Са'ид приводит цифровые данные: с запада на восток - два и одна треть дня плавания (что приблизительно составляет 190 - 230 миль), а с юга на север - 160 миль. Использование различных единиц длины - дней плавания и миль - для определения протяженности моря свидетельствует о том, что в распоряжении Ибн Са'ида было несколько источников информации об Азовском море. При этом сведения о размерах Азовского моря Ибн Са'ид получил, скорее всего, от своих современников, а не заимствовал из сочинений арабских географов IX - X вв. - ал-Баттани, Ибн Русте или ал-Мас'уди, которые приводят другие цифры - 100 на 300 миль10 . Об использовании информации современных ему мореплавателей говорит и описание Ибн Са'идом Керченского пролива с указанием его длины и ширины. [94]

Ибн Са'иду были известны все крупные реки, впадающие в Черное и Азовское моря - Дунай, Днестр, Днепр, - поэтому можно было бы ожидать, что географ располагал и сравнительно богатыми сведениями о портовых городах Северного Причерноморья и Приазовья. Однако Ибн Са'ид называет только три порта этого региона - города Судак, Матраха и Русийа.

"Прежде всего, в этой секции (четвертой секции описания земель, лежащих к северу от "семи климатов". - И. К .) находится один из известных портов - город Судак. Его населяют люди (различных) народностей и верований, но преобладают там исповедующие христианство. Город расположен у моря Ниташ, откуда купцы отправляются к каналу ал-Кустантинийа. Напротив него (Судака. - И. К. ) на южном берегу (моря) лежит город Синуб, известный порт; ширина моря между ними равняется двум целым и одной трети дня (плавания). Координаты Судака составляют 56 градусов долготы и 51 градус широты". Упоминание в составе сообщения двух других крупных черноморских портов, Константинополя и Синопа, указывает на источник сообщения Ибн Са'ида о Судаке - сведения мореплавателей и купцов, знакомых с этими маршрутами. Утверждение о преобладании в Судаке христиан свидетельствует, что и до начала итальянской колонизации в Крыму сохранялось экономически активное христианское население. Тмутаракань была известна Ибн Са'иду, как и ал-Идриси, под греческим наименованием "Матраха": "...на берегу моря находится город Матраха с прилегающими к нему областями. Правитель Матрахи единолично правит городом; координаты города, расположенного в северо-восточном углу моря, равны 71 градусу 42 минутам долготы и 51 градусу широты". Это известие Ибн Са'ида может свидетельствовать о том, что Тмутаракани, как крупному торговому центру, удавалось сохранять известную самостоятельность и при монголах11 .

Сообщения Ибн Са'ида о Судаке и Матрахе, несомненно, восходят к данным купцов и путешественников по Черному морю середины - третьей четверти XIII века. Весьма показательно, что Гильом де Рубрук, путешествие которого в восточные страны имело место в 1253 - 1256 гг., также отмечает выдающуюся роль Судака и Матрахи в торговле на Черном море и говорит о существовании прямого морского маршрута "Судак-Синоп"12 .

Более сложный состав имеет сообщение Ибн Са'ида об островах русов в Азовском и Черном морях. "В этом море есть острова, населенные русами, и (поэтому) его также называют морем ар-Рус. Русы в настоящее время исповедуют христианскую веру. На севере этого моря (в него) впадает река, текущая из огромного озера Тума13 . На западном берегу этой реки лежит Русийа - главный город русов. Русы - многочисленный народ, выделяющийся своей силой среди храбрейших народов Аллаха. Долгота этого города составляет 57 градусов 32 минуты, а широта - 56 градусов. На море Ниташ и Маниташ ему принадлежит множество неизвестных (нам) городов"14 .

Город Русийа Ж. Т. Рено отождествил с Азовом, что, естественно, вызывает возражения, так как Азов впервые упоминается не ранее XIV века. По мнению В. В. Бартольда, Ибн Са'ид помещает город "на западном (очевидно, на правом) берегу Дона". Отсутствие каких-либо известий о русском городе при устье Дона в XIII в. в конечном итоге заставило Бартольда предположить, что под городом Русийа мог подразумеваться город Олешье в устье Днепра15 .

На самом деле сообщение Ибн Са'ида о городе Русийа представляет собой интерпретацию сведений ал-Идриси об одноименном пункте. Ал-Идриси помещает город Русийа на западном берегу реки Русийа, а этот гидроним является географической конструкцией самого ал-Идриси, вбирающей в себя данные о нескольких водных магистралях, связывавших между собой север и юг Восточной Европы. Нижнее течение реки Русийа у ал-Идриси соответствует Керченскому проливу, Азовскому морю и низовьям Дона. Такое представление ал-Идриси воспринял от средневековых мореплавателей, многие из которых рассматривали Азовское море как расширение нижнего течения Дона и поэтому принимали за устье Дона Керченский пролив16 . [95]

Таким образом, по данным ал-Идриси город Русийа твердо локализуется на крымском берегу Керченского пролива.


Примечания

1. ЗАХОДЕР Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М. Ч. 1. 1962; Ч. II. 1967.

2. IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Libro de la extension de la tierra en longitud y latitud. - Edicion critica y notas del Dr. J. Vernet Gines. Tetuan. 1958; Geographic d'Aboulfeda: Texte arabe publie d'apres les manuscrits de Paris et de Leyde aux frais de la Societe Asiatique par M. Reinaud et Mac Guckin de Slane. Paris. 1840.

3. Ensayo bio-bibliografico sobre los historiadores y geografos arabigo-espanoles por F. Pons Boigues. Madrid. 1898, p. 306; КРАЧКОВСКИЙ И. Ю. Избранные сочинения. Т. IV. М. -Л. 1957, с. 352 - 354; Kitab aljughrafiya: Ibn Sa'id's geography. Beirut. 1970, p. 5 - 15.

4. Описание рукописей: IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Op. cit., p 7 - 8; Kitab aljughrafiya, p. 24 - 26.

5. IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Op. cit., p. 136, 138. Название Ниташ (Нитас) произошло от неверной постановки диакритических знаков в арабской передаче греческого наименования Черного моря Понт. Арабо-персидские авторы IX - XI вв. употребляли обе формы - правильную Бунтус и искаженную Нитас (подробнее см.: БЕЙЛИС В. М. Сведения о Черном море в сочинениях арабских географов IX - X вв. - Ближний и Средний Восток. М. 1962, с. 23 - 24; DUNLOP D. M. Bahr Buntus. - Encyclopaedia of Islam. New ed. Vol. I, p. 927).

6. Сведения о странах и народах Земли в книге Ибн Са'ида распределены по "семи климатам", каждый из которых разбит на десять секций. Кроме того, в отдельные разделы выделены земли, лежащие к югу от экватора и к северу от "семи климатов"; по своей структуре эти разделы идентичны остальным и также состоят из десяти секций каждый. Маниташ (Манитас) - распространенное в арабской географии наименование Азовского моря, восходящее к греческому Меотида, искаженному в арабской передаче неверной постановкой диакритических знаков. DUNLOP D. M. Bahr Mayutis. - Encyclopaedia of Islam. Vol. I, p. 933 - 934; IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Op. cit., p. 136.

7. См.: SOLOVIEV A. Mare Russiae. - Die Welt der Slaven. 1959. Bd. 4. H. 1. S. 1 - 12; НОВОСЕЛЬЦЕВ А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М. 1990, с. 109, 115, 138 (прим. 136), 160 (прим. 213).

8. ВИЛЛАРДУЭН Ж. Завоевание Константинополя. М. 1993, с. 58.

9. См., например: II Compasso da navigare: Opera italiana della meta del secolo XIII. - Prefazione a testo del codice Hamilton 396 a cura di B. R. Motzo. Cagliari. 1947, p. 136.

10. DUNLOP D. M. Bahr Mayutis, p. 933 - 934; КАЛИНИНА Т. М. Меотис в средневековой арабской географии. - V Сходознавчі читання А. Кримського. Тези доповідей міжнародної наукової конференції. Київ 10 - 12 жовтня 2001 р. Київ. 2001, с. 62 - 63.

11. IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Op. cit., p. 136, 138.

12. РУБРУК Г. ДЕ. Путешествие в восточные страны. М. 1997, с. 89.

13. Сведения об озере Тума, встречающиеся в сочинении Ибн Са'Иа (и цитировавшего их впоследствии Абу-л-Фиды), представляют собой переработку сообщения ал-Идриси об озере Тирма. Рассказ ал-Идриси об этом озере весьма сложен по своему составу: в нем нашла отражение информация из сочинений ранних арабских географов (ал-Хваризми, Сухраб, ал-Баттани), а также сведений путешественников и купцов, проезжавших по Днепровскому пути к озерам Ильмень и Ладожскому. Включение в состав сообщения об озере Тирма данных, полученных от купцов и путешественников, позволяет утверждать, что в рассказе ал-Идриси об озере Тирма могли отразиться некоторые реальные сведения об одном из озер северо-запада Восточной Европы. Наличие же значительного пласта книжной информации в сообщении ал-Идриси об озере Тирма не дает возможности отождествить этот гидроним с каким-либо конкретным географическим объектом Восточной Европы.

14. IBN SA'ID AL-MAGRIBI. Op. cit., p. 136.

15. Gcograpine d'Aboulfeda traduite de l'arabe en francais et accompagnee de notes et d'eclaircissements par M. Reinaud. P. 1848. T. II. Premiere partie, p. 320; БАРТОЛЬД В. В. Сочинения. Т. III. М. 1965, с 313; т. VIII. М. 1973, с. 107 - 108.

16. О реке Русийа см.: Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. М. 2001. Вып. 6, с. 192 - 219; СКРЖИНСКА Е. Ч. Петрарка о генуэзцах на Леванте. - Византийский временник. 1949. Т. 2 (27), с. 247.

 

Рубрика: Статьи.