Цена на Form Labs Nutrition . Просторные квартиры с беспроцентной рассрочкой купить тут онлайн.

А.В. Майоров. Поход Романа Мстиславича 1205 года: в Саксонию или в Польшу? Часть 1

В июне 1205 г. галицко-волынский князь Роман Мстиславич совершил свой последний военный поход. Отображенное многими источниками, преимущественно иностранными, это событие вызывает большой интерес исследователей. Но многие обстоятельства остаются не выясненными, в их числе - внешнеполитическая деятельность Романа, предшествовавшая походу и определявшая его конечную цель.

В синодике монастыря св. Петра, расположенного в тюрингском городе Эрфурте, есть упоминание о "короле Руси" Романе, сделавшем щедрый дар обители и приобщенном за это к лицам, которых ежегодно поминали во время заупокойной службы вдень их кончины: "Тринадцатые кал[енды] июля. Роман, король Руси, он дал нам тридцать марок"1 Эта запись может относиться лишь к галицко-волынскому князю Роману Мстиславичу, потому что "тринадцатые календы июля", под которыми она помещена в синодике, соответствуют 19 июня, и именно в этот день в 1205 г. русский князь погиб в битве с польскими князьями Лешком и Конрадом под Завихостом2. В соответствии с церковной традицией, день гибели Романа должен был отмечаться как день его памяти.

Необычное известие немецкого источника о Романе давно привлекает к себе внимание исследователей. Было выдвинуто немало версий возможных причин щедрого пожертвования русского князя далекому католическому монастырю. Поступок Романа объясняли его личными связями с обителью в Эрфурте3. По мнению А. Б. Головко, можно допустить, что в детстве он некоторое время находился на воспитании у эрфуртских монахов-бенедиктинцев4.

Нам представляется, что приведенное известие требует более детального рассмотрения.

Прежде всего следует отметить, что подобные дары иностранным монастырям, которые принадлежали к Западной церкви, не были каким-то исключительным явлением в практике древнерусских князей. Случались и более ценные пожертвования. Например, один из монахов монастыря св. Иакова в Регенсбурге, посетив русские земли, получил от "короля Руси" и "вельмож самого богатого города Киева" большое количество драгоценного меха, который стоил сто марок, - этих денег хватило для завершения строительства монастыря5. Тесные контакты с монастырем св. Пантелеймона в Кельне [36] имела жена Мономаха Гида. Имя "королевы Гиды" обозначено в синодике этого монастыря6. Она "удостоилась стать сестрой" упомянутой обители "по щедротам своим"7, часть которых была благодарностью святому за чудесное исцеление ее сына Мстислава8.

Княжеские пожертвования иностранным монастырям случались и в истории Галицко-Волынской Руси. В папских буллах от 1216 и 1218 гг. среди доходов венгерского монастыря св. Димитрия на Саве (Савасендеметер) в Сремской Митровице есть упоминания о предоставлении ему какими-то "русскими королями из Галиции" (Rusorum Regibus apud Galizam), ежегодного дохода в виде 13 кантар воска (что должно было составлять около 700 кг)9.

Кроме личных и семейных мотивов к подобным поступкам русских князей побуждали и политические причины. На наш взгляд, на пожертвование Романа эрфуртскому монастырю св. Петра нельзя смотреть лишь как на проявление каких-то личных или семейных связей галицко-волынского князя с этой обителью (хотя полностью исключать этого также не стоит). Бенедиктинский монастырь святых апостолов Петра и Павла (таково его полное название) играл слишком значительную роль в политической жизни не только Тюрингии, но и всей Германии. Основанный в середине XI в., он очень быстро превратился в один из самых богатых и привилегированных монастырей и во время контактов с ним Романа находился в зените своего расцвета и могущества10.

Монастырь св. Петра пользовался особым покровительством со стороны Штауфенов, в частности императора Фридриха I Барбароссы, сделавшего его одной из имперских резиденций, а также постоянной поддержкой влиятельных майнцских архиепископов, под властью которых длительное время находился город Эрфурт11. Этот монастырь играл выдающуюся роль во время борьбы Барбароссы с его главным соперником в Германии герцогом баварским и саксонским Генрихом Львом. В ноябре 1181 г. побежденный Генрих просил прощения у Фридриха в монастырской церкви св. Петра12.

При таких условиях почтительный поступок Романа относительно монастыря св. Петра, который, скорее всего, должен был состояться во время личного посещения русским князем Эрфурта, приобретал политическое значение, даже если был вызван какими-то другими причинами. Ведь борьба Штауфенов с их главными соперниками Вельфами в Германии продолжалась и в конце XII - начале XIII в., разгораясь с новой силой. Тогда в ней принимали участие представители следующего поколения Штауфенов и Вельфов во главе с сыном Барбароссы королем Филиппом Швабским и сыном Генриха Льва императором Отгоном IV.

Следует обратить внимание на еще одно обстоятельство, важное для понимания значения Романова пожертвования. В средневековой западной, преимущественно немецкой, церкви существовал обычай формального членства правящих лиц в соборных капитулах и монастырях (так называемый Konigskanonikat), который предусматривал отношения покровительства, а иногда даже участие в управлении капитулом или монастырем путем назначения викариев. Возникали подобные отношения в результате щедрого пожертвования или систематических взносов в интересах соответствующего церковного учреждения. Этот обычай в первую очередь имел отношение к соборам и монастырям, которые непосредственно были связаны с деятельностью германских королей или императоров и примерно с середины XII в. уже приобрел весьма широкое распространение13.

По-видимому, случай с Романом Мстиславичем также попадал под действие этого обычая14, особенно если его вклад в пользу монастыря св. Петра состоялся в то время, когда Роман уже был правящим князем. Учитывая это, не случайной выглядит активная деятельность Ордена бенедиктинцев, которому принадлежал монастырь в Эрфурте, в Южной Руси, развернувшаяся в первой половине XIII века15.

Но как бы то ни было, личные связи с монастырем св. Петра представляли собой определенные основания для втягивания галицко-волынского [37] князя в политическое соперничество, которое развернулось в Германии в начале XIII века. Майнцские архиепископы, под управлением которых находился монастырь в Эрфурте, в борьбе за имперский трон были последовательными сторонниками Штауфенов. Это относится и к периоду борьбы Филиппа с Отгоном, о чем имеются прямые указания источников16.

Таким образом, мы склоняемся к выводу, что Романов дар монастырю св. Петра и его возможное посещение Эрфурта следует оценивать прежде всего в контексте политических взаимоотношений галицко-волынского князя с властителями Священной империи. Кроме уже приведенных фактов об этом свидетельствует известие и еще одного источника - французской хроники середины XIII в., составленной монахом Альбриком из аббатства Трех Источников вблизи местечка Шалон-сю-Марнэ (Shalons-sur-Marne) в Шампани, где идет речь о непосредственном участии Романа Мстиславича в борьбе Штауфенов с Вельфами.

Хроника Альбрика - весьма важный средневековый источник, который уже давно введен в научный оборот и широко используется исследователями, особенно при изучении истории международных отношений времен Крестовых походов. В ней излагаются события всемирной истории от сотворения мира до 40-х гг. XIII века. Ее автор (иногда им считается неизвестный монах из аббатства Нэфмутье (Nuefmoutier) в местечке Ги вблизи Льежа; выражается также мысль, что Альбрик в действительности был послушником именно этого аббатства) начал свою работу в 1232 г. и продолжал вплоть до смерти, произошедшей после 1252 года. Информацию о событиях в Восточной Европе он получал от разных лиц, в том числе от папского легата Якова из Пренеста, который в 40-х годах XIII в. посещал Венгрию. Благодаря ему в Хронику попали сведения о переселении венгров в Паннонию, об их отношениях с половцами и т. п.17.

Важным является еще одно обстоятельство. В хронике содержатся многочисленные сведения о Польше XIII в., иногда совершенно оригинальные, что свидетельствует о возможности использования ее автором современных польских письменных источников, а также устных сообщений. Вывод о знакомстве Альбрика с польскими источниками подтверждается сопоставлением сообщений о походе Романа 1205 г., содержащихся в его хронике и в ранних польских рочниках. В целом они очень близки за исключением одной детали: конечной целью похода по версии французского хрониста была Саксония, тогда как польские источники об этом молчат18.

Итак, по свидетельству Хроники Альбрика, поход Романа в Польшу в 1205 г., закончившийся его гибелью в битве под Завихостом, в действительности был направлен в Саксонию: "Король Руси по имени Роман, который, выйдя из своих земель, намеревался через Польшу достичь Саксонии, чтобы как мнимый христианин разрушить церкви, был разбит и убит по Божьему промыслу на реке Висле двумя братьями польскими князьями Лешком и Конрадом, а все его [войско] было или рассеяно, или уничтожено"19.

Историки уже давно обратили внимание на связь сообщения Хроники Альбрика с данными синодика монастыря св. Петра как известий, которые относятся к внешнеполитической деятельности Романа Мстиславича в последние годы его правления. Исходя из этого В. Абрахам и М. Чубатый оценили события под Завихостом как эпизод борьбы за власть в Священной империи: галицко-волынский князь выступал в ней союзником короля Филиппа и следовал в Саксонию, чтобы нанести удар в тыл его противнику императору Отгону IV, но был остановлен на полдороге и погиб от рук союзников последнего - малопольского князя Лешка и его брата Конрада20.


Примечания

1. Цит. по: Древняя Русь в свете зарубежных источников. М. 1999, с. 263 - 264.

2. Monumenta Poloniae Historica. Lwow. 1872. Т. 11, p. 836, 923; 1878. Т. III, р. 162.

3. НАЗАРЕНКО А. В. Русско-немецкие связи домонгольского времени (IX - середина XIII вв.). В кн.: Из истории русской культуры. М. 2002. Т. II, кн. 1, с. 269, прим. 27.

4. ГОЛОВКО О. Б. Князь Роман Мстиславич та його доба. Нариси з історії політичного життя Південної Русі XII - початку XIII століття. Київ. 2001. с. 187.

5. VITA S. Mariani Scoti. - Acta sanctorum quotquot toto urbe coluntur. Paris. 1864. Februarii. T. II, р. 369.

6. Rheinische Urbare: Sammlung von Urbaren und anderen Quellen zur rheinischen Wirtschaftsgeschichte. Bd. I: Die Urbare von S. Pantaleon in Koln. Bonn, 1902, s. 18.

7. Liber Bibliothecae S. Pantaleonis. - Acta sanctorum quotquot toto urbe coluntur. Paris, 1868. Iulii, t. VI, р. 422; НАЗАРЕНКО А. В. Неизвестный эпизод из жизни Мстислава Великого. - Отечественная история. 1993, N 2, с. 65 - 66.

8. См.: НАЗАРЕНКО А. В. Древняя Русь на международных путях. Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII веков. М. 2001, с. 585 - 616.

9. Vetera Monumenta Historica Hungarian! Sacram illusirantia. T. I. Romae. 1859, р. 9 - 11.

10. Подробнее см.: HAENCHEN M. Die entwicklungsgeschichtliche Stellung der Klosterkirche auf dem Petersberg bei Erfurt in der Baukunst des europaischen Hochmittelaltcrs. Dresden, 2003; Stiftung Thtiringer Schlosser und Garten: 700 Jahre Erfurter Peterskloster: Geschichte und Kunst auf den Erfurter Petersberg 1103 - 1803. Regensburg. 2004.

11. Подробнее см.: WOLF S. Erfurt im 13. Jahrhundert. Stadtische Gesellschaft zwischen Mainzer Erzbischof, Adel und Reich. Koln, u. a., 2005 (Stadteforschung. A. 67).

12. Подробнее см.: WOLF G. Friedrich Barbarossa. Darmstadt. 1975, s. 192; HILLER H. Friedrich Barbarossa und seine Zeit. Munchen. 1977, s. 344 - 346, 401; WIES E.W. Kaiser Friedrich Barbarossa. Esslingen. 1990, s. 279, 342 - 343; OPLL F. Friedrich Barbarossa. Darmstadt. 1990, s. 133.

13. Подробнее см.: BORGOLTE M. Die mittelalterliche Kirche Munchen. 2004 (Enzyklopadie deutsche Geschicht. Bd. 17), s. 82 - 83.

14. НАЗАРЕНКО А. В. Древняя Русь на международных путях, с. 598.

15. См.: ALTANER B. Die Dominikanermissionen des 13. Jahrhunderts. Habelschwerdt. 1924, s. 208 - 225.

16. Arnoldi abbatis Lubecensis Chronica Slavorum. - Monumenta Germaniae historica. Scriptores. Hannoverae. 1868. T. XXI, р. 215 - 216.

17. SCHEFFER-BOICHORST P. Chronica Albrici monachi Trium fontium... - Monumenta Germaniae historica. Scriptores. Hannoverae. 1874. T. XXIII, р. 631 - 643; MOLINIER A. Les sources de l'histoire de France des origines aux guerres d'ltalie (1494). New York. 1964. T. III, р. 90 - 91; ANDREA A. J. Contemporary sources for the fourth crusade. Brill; Leiden; Boston; Koeln. 2000, р. 265 - 276.

18. ГОЛОВКО О. Русь і руські князівства на сторінках польських наративних джерел. - Terra cossacorum: Студії з давньої і нової історії України. Київ. 2007, с. 375 - 376.

19. Albrici monachi Triumfontium Chronikon. - 1241. - Monumenta Germaniae historica. Scriptores. Hannoverae. 1874. T. XXIII. р. 885.

20. ABRAHAM W. Powstanie organizacyi koscioia iacicskiego na Rusi. Lwow. 1904. T. 1, s. 99 - 100; ЧУБАТИЙ М. Західна Україна і Рим у XIII ст. у своїх змаганнях до церковної унії. - Записки Наукового товариства ім.. Шевченка. Львів. 1917. Т. 123 - 124, с. 9 - 10.

 

Рубрика: Статьи.