от завода-производителя кассовые кабины Сумы . Компания AvtoVIP выкуп битых авто в Уфе .

К. Д. Авдеева. Огораживания общинных земель в Англии в XIII веке. Часть 7

Давая общую картину ранних огораживаний, мы не можем обойти и вопроса о том, какую роль играли в этом процессе различные социальные группировки. К сожалению, на этот вопрос удается ответить далеко не всегда. Несомненно, что в огораживаниях принимали участие как светские, так и духовные феодалы. Хотя монастыри в Англии придерживались наиболее старинных, традиционных форм эксплуатации земли и крестьян, в XIII в. и в монастырском хозяйстве наблюдается переход к более интенсивной обработке земли. Но не это сыграло главную роль в борьбе монастырей за общинные земли и обусловило их участие в огораживаниях. Мы знаем, что в хозяйстве Англии в XIII в. важную роль играл вывоз шерсти на европейский рынок, особенно во Фландрию. В торговле шерстью большое участие принимали и английские монастыри, особенно цистерцианские. Поэтому церковные феодалы выступают огораживателями общинных земель, причем проявляют себя немалыми стяжателями. Так, илийский епископ в Кембриджшире нанес большой ущерб жителям селения Мэлдиш тем, что вырыл ров на пастбище, принадлежавшем этому селению 36. В другом месте тот же епископ вместе с Вильямом Киркетотом, Рожером и Гильбертом из Pecche присоединил себе общинное пастбище к ущербу жителей всей деревни 37. В маноре Сумергэм (Геттингдоншнр) этот епископ держал 6 каррукат земли и парк размером 200 акров с болотом и выделенным пастбищем в нем, которое должно было быть общинным 38. В кустумале Илийского епископства мы читаем о владениях епископа в выделенном пастбище и болотах, присоединенных из общинных угодий 39. Наличие парков для охоты, охотничьих загонов, заячьих садков и пр. в руках духовных феодалов — частое явление для того времени. Тот же илийский епископ заявил свои притязания на заячий садок в Гетфойде (Герефордшир) в тех местах, где он имел права на это 40. В графстве Норфолк он расширил границы заячьих садков в деревнях Террингтон, Вальсок, Вальноль за счет земель своих соседей и общинных угодий 41. Размеры участков, присоединенных за счет общинных угодий духовными феодалами, чаще всего свидетельствуют о их неумеренных аппетитах. Так, аббат Гластонберийского монастыря присоединил к своим владениям 200 акров в болоте Сегмор 42; аббат Сент-Албанского монастыря присоединил к своим владениям и окопал большую часть леса, который должен быть общинным 43; аббат из Thame держал 100 акров огороженной земли, [138] которая должна быть общинным пастбищем 44, и т. д. Не останавливались они и перед присоединением более мелких участков, где это удавалось. Аббат монастыря св. Эдмунда присоединил в сотне Герло (Эссекс) 10 акров пастбища 45; приор из Мертона присоединил 3 акра общинного пастбища в Рейсоле (Гемпшир) 46. В общем же число духовных огораживателей было гораздо меньше, чем число светских. В Сотенных Свитках это соотношение выглядит следующим образом:

Духовных огораживателей ..... 89 (32,1%) Светских огораживателей 183 (67,9%)

При определении общего числа огораживателей мы не принимали во внимание держателей клочков земли, присоединенных из пустошей, так как они могли и не быть непосредственными огораживателями. Выделенные пастбища учитывались лишь тогда, когда в источнике имеется оговорка, что выделенное пастбище было некогда и теперь должно быть общинным. Не учитывались также огораживания мелких клочков по обочинам дорог или расширения заячьих садков и парков. Такие же подсчеты произвели мы и по всем судебным тяжбам, в которых предъявлялись общинные нрава на выделенное пастбище или на пахотную землю после уборки урожая. Соотношение получилось следующее:

Духовных огораживателей 67 (27,1%)

Светских огораживателей 180 (72,9%)

Картина приблизительно такая же, как и в Сотенных Свитках. Однако количественное преобладание светских огораживателей не обязательно должно означать, что удельный вес их в огораживаниях был так же велик. Надо принять во внимание, что церковное землевладение в Англии занимало меньшее место по сравнению со светским. Кроме того, не всегда удается установить размеры участков, огораживаемых светскими и духовными феодалами, а там, где они известны, нет заметной разницы между участками, огороженными светскими и духовными феодалами. Поэтому, не имея возможности определить удельный вес в огораживаниях духовных и светских феодалов, мы вынуждены ограничиваться выводом, что светские феодалы-огораживатели преобладали над духовными количественно.

Точно определить степень участия различных социальных группировок в огораживаниях невозможно. Однако в отношении некоторых огораживателей нам удалось установить социальную принадлежность и имущественное положение. На основании этих данных мы можем приблизительно судить, кто принимал участие в ранних огораживаниях. Несомненно, особенно значительная роль в этом процессе принадлежала крупным феодалам, которые составляли если не основную массу, то во всяком случае значительную часть огораживателей, и размеры огороженных ими участков были наибольшими. Иногда феодалы отрезали от пустошей отдельные участки в разных местах, иногда же огораживали сплошные массивы. Так, Вальтер Мертон незаконно присоединил болото около Лондона, [139] которое всегда было в общинном пользовании горожан, и причинил этим, как сказано в документе, ущерб королю и общине 47Он же присоединил еще два болота, которые, по словам присяжных, были в общинном пользовании с момента основания города 48. Граф Корнат присоединил себе пастбище Кингсмор площадью около 1000 акров и лишил здесь всех общинников пастбища 49. Такая значительная площадь огораживаний весьма показательна. Но не всегда огораживания были так велики. Вильям Бардольф, крупный феодал, присоединил всего лишь 7 акров пастбища в сотне Беттонхул (Сессекс), где свободные держатели, вилланы Ричарда Илейса, имели общинные права 50.

Помимо крупных феодалов, были и другие группы огораживателей. Приведем несколько примеров: Александр Пойтон и Алан, сын Роберта Пойтон, огородили 20 акров в болоте Пойтон и удержали этот участок для собственного пользования, тогда как он должен был быть общинным 51. Об одном из этих огораживателей, Александре, мы узнаем, что он держал в селении Биттервик четверть военного феода и треть военного феода держал от Петронилы в селении Кроун 52. От него, в свою очередь, держал 4 боваты земли приор Семплингенский 53. Регинальд Грей, который держал манор Ширлонд, присоединил себе пастбище в вилле Кводгэм (Норфолк) 54. Список подобных примеров можно было бы увеличить, но и приведенных достаточно, чтобы заключить о немалом участии в огораживаниях среднего и мелкого дворянства, включая сюда и самое мелкое рыцарство. Их доля была, несомненно, не столь значительна, как доля крупных феодалов. Точно определить удельный вес каждой из этих категорий в огораживаниях невозможно. В Сотенных Свитках имеются указания и на других огораживателей. Например, при описании огораживаний в сотне Elemdish (Кембриджшир) 55 говорится о 40 огораживателях, преимущественно незначительных участков. Все это были держатели небольших наделов, приносившие за них феодальную присягу, или крестьяне. Впрочем, может быть некоторые из этих держателей в других графствах имели значительные владения. Об участии крестьян в огораживаниях свидетельствуют и некоторые данные протоколов манориальных курий. Так, в маноре Брайтон, принадлежавшем рамзейскому аббату, Вильям, сын Томаса, распахал дорогу и незаконно посадил на пустоши деревья, за что был подвергнут манориальным судом штрафу в 6 пенсов 56. В протоколе манориальной курии Ingoldmells мы читаем, что Вильям из Stahon распахал дорогу, за что также был подвергнут штрафу 57. В Сотенных Свитках мы находим даже один пример огораживания пустоши вилланом: виллан Джон Вальфрей держал один крофт в Хинтоне (Кембриджшир) около королевской дороги и присоединил себе из общинного пастбища незначительный участок земли 58. На основании приведенных документов мы можем, следовательно, заключить, что в ранних огораживаниях принимала участие и какая-то, быть может, незначительная, часть крестьян. Это [140] были, по всей вероятности, представители caмой предприимчивой части зажиточного крестьянства. Огораживания, производившиеся этой категорией лиц, отличались карликовыми размерами. Иногда в огораживаниях принимала участие вся община 59причем, вероятно, в них были заинтересованы как полнонадельные, так и малоземельные члены ее, которые желали воспользоваться общинными угодьями, чтобы приобрести в держание лишний клочок земли. Подобные огораживания связаны были с внутренней колонизацией. Производились они или с разрешения лорда или самовольно 60. И, наконец, говоря о социальной категории ранних огораживателей, мы не можем обойти еще одну группу — бейлифов, которых Маркс называл первыми фермерами в Англии. По своему положению бейлифы были как бы поставлены над своим классом, будучи облечены значительной властью в пределах манора. Этой властью они пользовались отнюдь не бескорыстно и при случае не прочь были поживиться за счет общинных угодий. Среди огораживателей. фигурирующих в Сотенных Свитках, насчитывается 8 бейлифов. Это, конечно, ничтожный процент, но он свидетельствует о том, что будущие фермеры уже в этот период отличались большими аппетитами. Яркой фигурой такого бейлифа-огораживателя, встретившегося нам в документах, был Джон Бонд, самая фамилия которого указывает на его происхождение из вилланов. Будучи бейлифом манора Люнинланд (Сеффолк) 61, он имел несколько держаний. Его владения складывались из немалого числа клочков земли по 1-2 акрам, 1 руде 62 и т. д., разбросанных в разных селениях 63. Кроме того, он держал еще землю от короля 64. Видимо, пользуясь своим положенном бейлифа, он присоединил 1 акр болота, принадлежавшего вилле Горлестон, и 1 акр пастбища, которое держал выделенным и не нес за это никаких повинностей в пользу короля. Присоединение это, как говорит источник, совершено к ущербу вилланов короля, которые имели здесь право на общинный выпас своего скота 65. Об имущественном состоянии остальных бейлифов-огораживателей мы ничего не знаем, так как записи о них очень лаконичны. Иногда бейлифы участвовали в огораживаниях вместе со своими лордами 66.

Таким образом, анализ социального состава огораживателей показывает, что значительную часть их составляли крупные феодалы, которые использовали огороженные земли по-феодальному. Но здесь мы уже имеем зародыш нового — на арену в качестве огораживателей выступает прослойка, из которой впоследствии, в XVI в., выйдут фермеры. Это бейлифы и свободные зажиточные крестьяне, а также мелкое рыцарство, по своему имущественному положению мало отличавшееся от верхушки крестьянства. Верхушка общины тянулась к общинным угодьям с целью извлечения из них дополнительных выгод. Это нередко сближало их позицию в вопросе об общинных угодьях с позицией лордов. Естественно, что они использовали эту землю не так, как крупные феодалы. Хотя эти мелкие огораживатели составляли меньшинство, их появление весьма симптоматично. [141]


Комментарии

36. R. H., vol. II, р. 392.

37. Ibid., p. 486.

38. Ibid., p. 605.

39. Terrier of Fleet, Linkolnshire. Oxford, 1920, p. 168.

40. R. H., vol. 1, p. 188.

41. Ibid., p. 461.

42. The great cartulary of Glastonbury, vol. 1, p. 227.

43. R. H., vol. I, p.192.

44. R. H., vol. II. p. 38

45. Ibid., vol. I, p. 157.

46. Ibid . vol. II, p. 222.

47. R. H., vol. I, p. 403.

48. Ibid., р. 404, 419.

49. Ibid., vol. II, p. 126.

50. Ibid., p. 210.

51. Ibid., vol. I, p. 259.

52. Testa de Nevill. London, 1807, p. 309, 314.

53. R. H., vol. I. p. 389.

54. Ibid., p. 540.

55. Ibid., vol. II, p. 431.

56. Select Pleas…, p. 90.

57. Court Rolls of manor of Ingoldmells. 1291-1569. London, 1902, p. 2.

58. R. H., vol. II, p. 432.

59. P. G. Vinogradoff. Villainage in England. Oxford, 1892, p. 333.

60. R. H., vol. II, p. 498, 304.

61. Ibid., p. 170.

62. Одна руда равна 1/4 акра.

63. R. H., vol. II, p. 161, 171, 183-186.

64. Ibid., p. 167.

65. Ibid., p. 169.

66. Ibid., p. 179.

Рубрика: Статьи.