Обычно фильтры вода используются для получения питьевой воды.

К. Д. Авдеева. Огораживания общинных земель в Англии в XIII веке. Часть 4

На основании источников мы часто можем проследить ход и способы выделения земель из общинного пользования. Начнем с наиболее «мирного» способа — соглашений, который в XIII в. был очень распространен. Картулярии и хроники дают бесчисленное множество соглашений из самых различных районов Англии. Из просмотренных нами 25 ренталей [129] и картуляриев в 12 оказались такого рода соглашения. В картуляриях, относящихся преимущественно к центральным и северным графствам (Бедфордшир, Оксфордшир, Йоркшир и др.), насчитывается 156 соглашений. А это, надо полагать, лишь небольшой процент имевших место в действительности, так как в нашем распоряжении имеются далеко не все даже печатные материалы. Кроме того, тексты многих соглашений могли и не попасть в картулярии по тем или иным причинам. Но и на основании найденных соглашении мы можем судить если не о повсеместности, то о большой распространенности выделения пустошей из общинного пользования. Однако надо оговориться, что картулярии имеют один весьма существенный недостаток: они дают материал только для церковных маноров. Как проходило выделение пустошей на землях светских феодалов, установить на основании картуляриев невозможно.

Соглашения об огораживаниях и дарениях пахотной земли, пастбища, луга, леса, болота и т. п. с оговоркой о праве огораживать их восходят к самому началу XIII в. Даже в конце ХII в. довольно часто встречаются документы подобного рода. Так, в самом конце XII в. Симон Тэм уступил монастырю Old Wardon пахотную землю с разрешением монахам огородить ее, если они захотят 19. В начале XIII в. сын Вильяма отдал тому же монастырю землю и пастбище с разрешением огородить ее, если монахи захотят, и с запрещением всем остальным лицам пользоваться общинными угодьями вместе с монахами 20. Подобная же уступка относится к 1210 г. 21 Любопытно соглашение о луге, заключенное между аббатом Малмсберийского монастыря и аббатом монастыря Стэнгли. По этому соглашению луг поступал в общинное пользование для выпаса скота в тот год, когда поле рядом находилось под паром, а на другой год монахи могли поступать с ним но своему усмотрению 22. Здесь налицо чередование общинного и частного пользования одним и том же лугом. Это явление — весьма распространенное для того времени, и оно могло служить переходной ступенью к полному выделению земель из общинного пользования. Часто уже в ранних документах указывается на то, что земли огораживались с целью улучшения их обработки 23. К середине XIII в. огораживания стали на столько распространенным явлением, что запрещение их иногда уже оговаривалось в соглашениях. В аббатстве Эвшем в 1247 г. Вильям Дука дал монахам этого аббатства виргату земли за то, что они уступили ему общинные права в лесу с условием, что ни он, ни его держатели без разрешения монахов не могут огораживать земли и делать расчистки 24. В 1241 г. в курии короля после длительной тяжбы произошло соглашение между аббатом и монахами аббатства Перси и Вильямом Перси, в котором, между прочим, говорится о том, что Вильям и его наследники впредь не могут огораживать больше того, что уже огорожено к моменту соглашения, или превращать пастбище в луг. В этом же соглашении признаются все огораживания, сделанные Вильямом без разрешения монахов и к их ущербу 25.

Количество соглашений о разделе земель и выделении их из общинного пользования возрастает к концу века. Если разделить все соглашения, имеющиеся и наших источниках, на две группы — до и после 1250 г., [130] то они относятся примерно, как 3:5. Хотя это деление слишком грубо и упрощенно, оно все же позволяет судить о возросшей распространенности данного явления. Вместе с тем в соглашениях, относящихся к более позднему времени, резче выступают условия выделения земель из общинного пользования. Целый ряд соглашении этого времени показывает, что очень распространен был взаимный обмен землями и пустошами с одновременным разрешением огораживать их. Только в Малмсберийском регистре мы насчитываем свыше 30 таких соглашении, приходящихся на 80-е годы XIII в. По-видимому, монахи занимались здесь усиленным собиранием земель и одновременно выделяли их из общинного пользования. Соглашающимися сторонами выступали, как правило, аббаты, епископы, приоры, крупные светские землевладельцы 26. Обычно обмен землями происходил на равных условиях, т. е. за уступку земли под огораживание давалась приблизительно равная компенсация. Но речь идет здесь лишь о компенсации участникам соглашения. Крестьяне, имевшие общинные права на эти земли до соглашения, здесь не упоминаются. Очевидно, интересы их не принимались во внимание.

Чаще всего в соглашениях о разделе пустошей принимали участие два лица, преимущественно крупные землевладельцы. Но изредка встречаются случаи, когда в соглашениях выступали лорд и его держатели совместно. Так, в глостерском картулярии мы читаем о таком соглашении между аббатом, с одной стороны, и Томасом Кроули и его держателями — с другой, относительно общинных прав. По этому соглашению аббат за себя, своих преемников и свободных держателей гарантирует Томасу право огораживать и улучшать земли в определенных границах, исключая себя и своих держателей из общинных прав на эти земли, а Томас гарантирует аббату то же самое в другом месте 27.

Любопытно то, что свободные держатели, хотя и фигурируют в этом соглашении, являются пассивными. Однако вряд ли они не терпели ущерба от того, что теряли общинные нрава на значительном участке поля, огороженном по соглашению Томаса с аббатом. О какой-нибудь компенсации за эту потерю в соглашении ничего не говорится. Наверное, ее и не было. Тем более, очевидно, не принимались во внимание интересы держателей при тех соглашениях, в которых они совсем не участвовали. А таких соглашений встречается подавляющее большинство. По-видимому, лорд не нуждался в соглашениях с держателями и попросту узурпировал их права.

Общее количество соглашений, найденных нами в источниках, составляет 156; из них имеется всего 12 случаев, когда одной из сторон в соглашениях выступали крестьяне. Так, в манориальной курии Бризвальтон в 1294 г. состоялись соглашение, по которому община вилланов (tola communitas villanorum) уступила лорду все общинные нрава в лесу Hemele и близлежащих землях, в обмен за что лорд уступил им общинные права, которые он имел в поле Eastfield и в лесу Tornhole, где он обязался, по словам соглашения, больше но пасти свой скот 28. Но такие случаи единичны. Чаще всего права крестьян попросту игнорировались и им оставалось доказывать их на суде или путем открытого выступления.

Таким образом, представление о мирном процессе выделения земель из общинного пользования путем соглашений, которое может возникнуть при [131] виде такого большого количества этих соглашений, рассеивается при изучении содержания этих документов. Ведь прежде чем сделать пастбище предметом соглашения или дарения, лорду нужно было лишить держателей права пользования в нем общинными угодьями. А это не обходилось без упорного сопротивления со стороны крестьян. Но, кроме того, у нас нет оснований судить о мирном характере огораживаний еще и потому, что эти соглашения являлись часто заключительным звеном споров и тяжб между феодалами или феодалами и крестьянами. Следовательно, они являются своеобразным отражением постоянной и напряженной борьбы внутри самого господствующего класса и борьбы крестьян против феодалов за общинные земли.

Таков был один из путей огораживаний общинных земель. На основании изучения данных документов можно заключить, что это был процесс, происходивший в недрах феодального общества и не знаменовавший еще разложения феодализма. Это была попытка лордов выделиться из общины, объективно приводившая в дальнейшем к ее разрушению. Но в XIII в. община была еще далека от того, чтобы окончательно утратить свое значение. Данные огораживаний XIII в. никак нельзя поставить на одну ступень с огораживаниями XVI и последующих веков ни по общей площади огороженных земель, ни по характеру их дальнейшей эксплуатации. Кроме того, пахотные земли являлись объектом огораживаний лишь в исключительных случаях. Поэтому огораживания XIII в. еще вполне совместимы с феодализмом, и в этом их принципиальное отличие от огораживаний XVI и последующих веков. Процесс огораживаний путем соглашений совершался исключительно в интересах феодалов. На службе землевладельцев стояла вся государственная машина. Мертонскпй и 2-й Вестминстерский статуты узаконили захваты лордов и дали им в руки тем более действенное оружие, что законы эти неуклонно проводились в жизнь практикой королевских судов. Об этом втором пути наступления на общинные земли — пути открытого насилия — мы узнаем из судебных протоколов того времени и из Сотенных Свитков. В Сотенных Свитках о насильственном и, по словам жалобщиков, незаконном захвате пустошей мы читаем в описях почти каждого графства, а из судебных тяжб, в которых речь идет об общинных землях, почти половина относится именно к огораживанию пустошей.

Открытое наступление лордов на общинные земли особенно возросло к концу века. Мы произвели следующий подсчет: все найденные нами протоколы судов, в которых речь шла о незаконно присвоенных пастбищах, мы разделили на три группы: тяжбы, имевшие место до 1236 г., с 1237 по 1270 г. и после 1270 г. Полученные данные мы свели в следующую таблицу:

Период (годы)

Общее число тяжб

Из них об огораживаниях

% тяжб об огораживаниях ко всем тяжбам

1206-1236

152

46

30,0

1237-1270

86

38

44,2

1271-1307

312

163

52,2

Мы видим, что в первые два периода, охватывающие в два раза больший срик, чем третий период, насчитывается всего 94 случая тяжб об огораживаниях общинных земель, тогда как после 1270 г. до 1307 г. имеем 163 тяжбы. Такая резкая разница получилась не потому, что для первой [132] половины века, как можно было бы думать, отсутствуют источники; Placitorum Abbreviatio содержат материал, относящийся ко всему веку, а такие документы, как «Записная книга» Брактона и протоколы разъездных судов по Глостерширу и Стаффордширу, относятся исключительно к первой половине XIII в. При подсчете, кроме указанных документов, нами использованы также протоколы разъездных судов по Нортумберленду и «Годичные книги» Эдуарда 1. Первые из них содержат материал для 1256, 1269 и 1279 гг., т. е. большая часть их относится к периоду до 1270 г. и лишь «Годичные книги» относятся к периоду после 1270 г. Приведенные цифры, в силу неполноты документов, лишь очень условно отражают действительный процесс огораживании, но тем не менее они помогают судить о возрастании огораживаний к концу века. Сотенные Свитки, отражающие состояние огораживаний на 70-е годы XIII в., показывают, что к этому времени процесс огораживаний начал распространяться уже по всей Англии. Нет почти ни одного графства, судя по описям графств в Сотенных Свитках, где не упоминалось бы о вторжениях в общинные угодья, леса и т. п. или о наличии выделенных пастбищ. Несомненно, что эти выделенные пастбища были присоединены значительно раньше 70-х годов. В Сотенных Свитках мы читаем иногда, что то или иное пастбище, или болото, или лес и тому подобные места были присоединены 40 лет 29, или 22 года 30, или 12 лет 31 тому назад. Таким образом, Сотенные Свитки, рисуя статическую картину, как бы подводят итог всем огораживаниям, имевшим место до 70-х годов XIII в. Как видно из приведенной выше таблицы, на период до 1236 г., т. е. до издания Мертонского статута, приходится 46 тяжб об огораживаниях. Но такое значительное количество тяжб, приходившихся на начало XIII в., не свидетельствует, разумеется, о большем распространении огораживаний в этот период, так как процент их по отношению ко всем тяжбам этого периода значительно ниже, чем в последующее время. Это же может подтвердить и следующий факт: если мы возьмем другой источник, дающий материал для всего века, — Placitorum Abbreviatio, то найдем в нем 9 случаев тяжб об огораживании пустошей до 1236 г. и 15 тяжб с 1237 по 1270 г. Такое соотношение говорит о нарастании с течением времени этого процесса. Если мы разделим собранные нами в разных источниках 247 тяжб об огораживаниях по десятилетиям, то получим следующую картину:

Годы

Число тяжб

Годы

Число тяжб

1200-1210

4

1261-1270

11

1211-1220

5

1271-1280

28

1221-1230

19

1281-1290

40

1231-1240

26

1291-1300

47

1241-1250

11

1301-1307

48

1251-1260

8

   

Приведенные данные не лишены элемента случайности, но на основании их мы можем судить, что в первой половине века процесс огораживаний усилился перед изданием и сразу после издания Мертонского статута. [133] В середине века он несколько спадает, но после 1270 г. наступает резкий перелом в сторону увеличения огораживаний.

Почему же в середине века наступление лордов на общинные земли несколько ослабло, а к концу века резко возросло? Вопрос этот очень интересен, но прямого ответа на него источники не дают. Нам кажется, что здесь можно искать какую-то связь с политическими событиями, имевшими место в стране в это время. Середина XIII в. — время баронской войны, а начало второй половины ХIII в. — время возникновения и упрочения английского парламента. Мы не имеем возможности останавливаться на этом самостоятельном и большом вопросе. Отметим лишь, что возникновение английского парламента означало рост политического значения мелкого и среднего дворянства, которое часто по своим интересам было ближе к горожанам, чем к крупным баронам. Как показал Е. А. Косминский, это было следствием того, что в мелкую вотчину легче и быстрее проникали товарно-денежные отношения, и она, по сути дела, не являлась типичным феодальным поместьем. Дворянство не замедлило воспользоваться своими вновь приобретенными привилегиями.

Политические события 1258- 1266 гг., борьба внутри класса феодалов, отвлекали, естественно, их внимание от занятия хозяйством. Кроме того, могло играть некоторую роль и то обстоятельство, что в период междоусобной войны феодалы не хотели обострять отношения со своими подданными, так как боялись взрыва народного возмущения. После окончания смуты, когда обе эти причины были устранены, феодалы использовали вновь завоеванные привилегии для нового нажима на крестьянство. В частности, это выразилось и в усилении наступления на общинные земли. Конечно, наступление это имело в основе своей экономические интересы, однако прекращение политической борьбы развязывало феодалам руки для захвата общинных угодий. Вероятно, именно поэтому с 70-х годов мы и наблюдаем резкий скачок в сторону увеличения огораживаний. Однако это предположение нуждается еще в дополнительном исследовании.

Мы уже отмечали выше, что до 1236 г. нам удалось установить 46 случаев огораживаний. Эта цифра говорит, между прочим, и о том, что Мертонский статут был ответом на назревшие нужды феодалов. Именно после него все громче раздаются жалобы крестьян на притеснения лордов. В одном месте лорд манора засеял общинное пастбище, в котором общининки имели до этого право выпаса 32, в другом нарушил общинную дорогу к большому ущербу всех проезжавших33, в третьем огородил общинное пастбище и превратил его в выделенное 34, в четвертом лорд лишил общинников права пользоваться общинными угодьями в поле после уборки урожая и на лугу после снятия сена 35 и т. д. и т. п.

Подобные факты общеизвестны. На них не раз уже обращали внимание как русские, так и западные историки. Разумеется, процесс наступлении па пустоши шел не везде равномерно. В Сотенных Свитках описи одних графств говорят о нем больше, описи других - меньше, описи третьих совсем умалчивают. Умолчание об [134] огораживаниях нельзя относить лишь за счет неполноты описей. Там, где огораживания имели место, они нашли хотя в какой-то мере отражение и в источниках.


Комментарии

19. Darley cartulary. vol. II. Kendal 1945, p. 501

20. Cartulary of the abbey of Old Wardon, 1930, p/ 76.

21. Ibid., p. 77.

22. Chr. de Melsa, vol. II, p. 11.

23. Register of Mulmesburv abbey, vol. 11. London. 1879, p. 29.

24. Eynsham cartulary, vol. I. Oxford, 1908, p. 185.

25. The Percy cartulary. London, 1917, p. 77.

26. См. например: Register of Malmesbury Abbey, vol. II, p. 259, 261, 263, 284, 365; Kynsham cartulary, vol I, p. 185; Chr. de Melsa, vol. II, p. 11.

27. C. Glouc., vol. 1, p. 147 - 149.

28. Select Pleas in manorial and other seignorial courts. London, l889, p. 172 (далее: Select Pleas. . .).

29. Rotuli Hundredorum, vol. I. London, 1818, p. 125 (далее: R. H.).

30. Ibid., p. 179.

31. Ibid., p. 113.

32. Placitorum Abbrevialio Rich. 1 - Edw. II. London. 1811. p.296 (далее: Pl. Abbr.).

33. Three early rolls for county of Nortumberland. London, 1891, p. 6 (далее: Nort. Assise).

34. PI. Abbr., p. 172.

35. Ibid., p. 156, 172, 272 и др.

Рубрика: Статьи.