buy adipex the full report

Б. Р. Зориктуев. Монголы и лесные народы (события 1207 и 1217 гг.). Часть 1

В 239 параграфе "Сокровенного сказания" говорится, что в 1207 г. монгольское войско под командованием Джучи, посланное на завоевание лесных народов, вошло в местность Шихшит и покорило ойратов, бурятов, бархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов, тубасов. После подчинения тумэн-кыргызов Джучи принял под власть монголов народы шибир, кесдиин, байт, тухас, тенлек, тоелес, тас и бачжиги. В одном ряду с сообщением о походе Джучи находится изложенный в 240-241 параграфах рассказ о подавлении монголами восстания хори-туматов1, в которых исследователи обычно видят предков нынешних хоринских бурят - одного из основных этнических подразделений бурятского народа. Если же обратиться к другому источнику по истории монголов XIII в. "Сборнику летописей", в котором собраны наиболее полные и подробные сведения о походах Чингисхана, то в нем нет ни одного свидетельства нашествия монголов в Баргуджин-Токум2 . Более того, в этом источнике отсутствует упоминание этнонима бурят, хотя известно, что его автор Рашид-ад-дин при составлении своего труда уделял большое внимание выяснению этнического состава населения различных областей, включая Монголию, и проявлял огромный интерес к генеалогиям племен и народов. Об античингисском восстании в "Сборнике летописей" указано, что против монголов дважды выступило не хори-туматское, а туматское племя, обитавшее в стране кыргызов3, охватывавшей в то время Хакасско-Минусинскую котловину и Туву.

События, связанные с завоеванием монголами лесных народов, так или иначе привлекали внимание бурятских историков. Но в 50-70-е годы, когда под прессом официальной идеологии считалось благом показывать свой народ пострадавшим от рук Чингисхана, при изучении этого вопроса предпочтение, как правило, отдавалось данным "Сокровенного сказания". В результате такого одностороннего и тенденциозного подхода в литературе о бурятах укоренилось мнение, что Баргуджин-Токум был враждебным к остальной Монголии регионом, обитавшие там предки бурят противились включению их в состав государства монголов и вели с ними длительную и упорную вооруженную борьбу, за что подвергались беспощадному разгрому войсками Чингисхана.

Что касается сведений из "Сборника летописей", то они, как не укладывавшиеся в рамки политической конъюнктуры, просто замалчивались. [119]

Среди части научной интеллигенции, для которой важен был лишь сам факт упоминания в "Сокровенном сказании" термина бурят, бытует мнение, что "Сборник летописей", в котором этот термин отсутствует, создавался на периферии монгольской империи в иных общественно-политических условиях. Его автор не был монголом и не знал реалий монгольской жизни, а труд этот больше ориентировался на политическую культуру мусульман, почему и не представляет для монголоведения такой ценности, как "Сокровенное сказание". Однако существует и другая, общепринятая в мировой науке, точка зрения, что "Сборник летописей" по праву относится к источникам мирового значения, а значение его для изучения истории Монголии XIII в. и более раннего времени трудно переоценить.

Известно также, что этот памятник был составлен в Иране по заказу монгольских ханов. Для обоснования господства монголов над другими народами, на первом плане находится в нем история монголов, а история покоренных и еще не включенных в состав их империи народов, в том числе мусульманских, - на отчетливо обозначенном второстепенном месте. Подобное ранжирование было невиданным для персидской исторической литературы. Оно вытекало из политических установок, которые предъявляли к историкам правящие круги Монголии.

Произведения, вошедшие в соответствующие разделы - о монголах - были написаны лучшими знатоками их истории из числа самих монголов, а Рашид-ад- дин лишь перевел их на персидский язык. В основу этих разделов были положены не дошедшие до нас монгольские летописи, в частности, хроника "Алтан дебтер", являвшаяся, судя по ссылкам на нее, наиболее авторитетным изложением истории Золотого рода чингисидов. Если освободить монгольскую часть "Сборника летописей" от словесных украшений и стихотворных отступлений Рашид-ад-дина, восхваляющих Аллаха, то получится типичная монгольская история, целиком основанная на древнемонгольских исторических традициях, только переложенная на персидский язык4.

Судя по всему, источники, использованные в "Сборнике летописей", нашли применение и при написании "Сокровенного сказания". Во всяком случае только этим ученые объясняют нередкие случаи прямого совпадения сведений в обоих источниках. "Сборник летописей" и "Сокровенное сказание" не пересекаются, когда речь идет о исследуемых событиях начала XIII века. Лишь на первый взгляд создается впечатление, что в них содержатся разные сведения. Если же поглубже вникнуть в тексты этих источников, используя при этом для проверки и конкретизации материалы по средневековой истории Забайкалья, Предбайкалья и сопредельных регионов, то окажется, что сведения в них по сути идентичны. Можно уверенно утверждать, что "Сокровенное сказание" и "Сборник летописей" не только не противоречат друг другу, но в значительной степени дополняют и уточняют друг друга, способствуя тем самым реконструкции и правильному пониманию древних событий.

Чтобы восстановить действительны ход событий, необходимо разобраться в каждом из терминов, перечисленных в 239 параграфе "Сокровенного сказания". Общепринято мнение, что под топонимом Шихшит следует понимать долину р. Шихшит (или Шишкит), которая протекает на крайнем северо-западе Монголии и на территории Тувы впадает в Малый Енисей5.

В "Сокровенном сказании" не сообщается, где обитало племя ойрат. Но в "Сборнике летописей" сказано, что юртом и местопребыванием ойратов была местность Секиз-мурэн (Восьмиречье)6, которая современными исследователями твердо идентифицируется с бассейном Малого Енисея7. Значит, можно считать, что в начале XIII в. ойратское племя обитало по этой реке.

Этноним бархуны сопоставим с названием калмыцкого рода багун (багут), который в XIII в. в состав ойратов, возможно, не входил и был самостоятельной этнической единицей. Нельзя исключить и то, что под термином бархуны может подразумеваться название барагу. Так именовался один из тумэнов (подразделений) ойратов8 . [120]

В верховьях Енисея обитали урсуты (в "Сборнике летописей" - урасуты) и хабханасы 9. После включения Саяно-Алтая в состав монгольской империи, в Туве, в пределах современной Тоджи, была образована область Капканас10, название которой связано с одноименным племенем хабханас.

В Саяно-Алтайском нагорье обитали племена ханхас, тубас и тухас. В китайской хронике "Шэн ву цинь чжэн лу" сообщается, что Джучи прошел вниз по р. Кянь и покорил ряд племен, в числе которых были ханьхасы11. (Кянь в данном тексте - китайское название р. Енисей.)

Принято считать этнонимы тубас и тухас производными от племенного названия дубо (туба), с древности известного в районе Хубсугула. Не вдаваясь в фонетический разбор этих этнонимов, отметим, что в настоящее время они известны как в древних границах их распространения от озера Хубсугул до верховьев Енисея, так и западнее12 . Поэтому можно считать, что в начале XIII в. тубасы и тухасы обитали в этих пределах.

В "Сокровенном сказании" термин шибир указан в качестве этнонима. По мнению В. В. Бартольда, в XIII в. племя шибир располагалось на Енисее севернее кыргызов. Это было последнее из покоренных Джучи племя, после чего он получил в личное владение все подчиненные им в ходе енисейского похода народы13. Бартольд ошибался, принимая слово шибир за этническое название. Дело в том, что встречающиеся в письменных источниках XIII в. этнонимы очень часто обнаруживаются в местах своего прежнего бытования и сейчас. Однако среди енисейских, а также окружающих их дальних и ближних народов это этническое название неизвестно. В Сибири похожий по звучанию этноним встречается в преданиях татар, живущих по р. Тоболу. В них говорится, что по среднему течению Иртыша, до прихода туда татар, обитал народ сыбыр. Под натиском пришельцев он покинул родину, оставив ей свое имя14

Исследования показывают, что татарские, то есть тюркские, племена появились в Западной Сибири около VII-VIII веков, а в начале II тыс. тюркизация этого региона была в основном завершившимся процессом15. В это время народ сыбыр, вероятно, полностью исчез с этнической карты, а его название осталось только в значении топонима. Об этом можно судить по сочинению Рашид-ад-дина, в котором в числе территорий, занятых тюркскими народами, упоминается область Сибир16. К сожалению, в "Сборнике летописей" не содержатся сведения о ее местоположении. Но из русских летописей XV в. известно, что Сибирью первоначально назывался ограниченный район на юге Западной Сибири, охватывавший место впадения Тобола в Иртыш17 . Эта же территория названием Сибирь, наверное, обозначалась и в XIII веке. Но Джучи со своим отрядом, как свидетельствуют источники, на Иртыше не был. Тогда какая местность Шибир упоминается в "Сокровенном сказании"? Знакомство с географическими названиями Северо-Западной Монголии позволяет предположить, что монгольское войско при продвижении по этой территории было в долине р. Шибир, впадающей в Тэс. Название Шибир авторы (или автор) "Сокровенного сказания" приняли за этноним и в таком значении включили его в текст летописи. Эта гипотеза подтверждает вывод П. Пелльо, который изучив содержание 239 параграфа "Сокровенного сказания", пришел к заключению, что в нем перечислены не только имена завоеванных Джучи народов, но и названия местностей, где он был со своим войском18.

Термин кесдиин в "Сокровенном сказании" также приведен в качестве этнонима. В таком же значении он использован в "Сборнике летописей". Там говорится, что племя по названию куштеми обитает в пределах страны кыргызов и кэм- кэмджиутов, то есть в Саяно-Алтайском нагорье19. Исследователи согласны в том, что термины кесдиин и куштеми сопоставимы с часто встречающимся в документах XVII-XVIII веков термином кыштым, который употреблялся, однако, не в этническом значении, а как собирательное название мелких сибирских племен, находившихся в даннической зависимости от более сильных соседей.

В этническом плане слово кыштым употреблялось только в сложных названиях типа аз-каштым, переводимам "данники племени аз", в котором [121] вторая часть кыщтым, потеряв социальное значение, приобрела этнический оттенок. Но словом кыштым иногда обозначалась определенная местность, главным образом в Туве, где обитали зависимые от енисейских кыргызов племена. Так, в рунической надписи Хая-Баты на р. Хемчик, составленной около IX в., термин кешдим употреблен именно в таком значении20. По аналогии с приведенным примером вполне допустимо, что в "Сокровенном сказании" и "Сборнике летописей" названиями кесдиин и куштеми тоже указана местность в Туве, население которой, зависимое от енисейских кыргызов, в 1207 г. переподчинилось монголам.


Примечания

1. КОЗИН С. А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240г. М.-Л. 1941, стр. 239-241.

2. В XIII в. Баргуджин-Токум ом называлась территория по обе стороны Байкала. В Забайкалье он охватывал низовья р. Селенги, долины Уды и Баргузина, в Предбайкалье - верховья Ангары и Лены. Подробнее см. в кн.: Этническая история народов Южной Сибири и Центральной Азии. Новосибирск. 1993, с. 175- 179.

3. РАШИД-АД-ДИН. Сборник летописей. Т. 1, кн. 1, 2. М.-Л. 1952.

4. БИРА Ш. Монгольская историография (XIII-XVII вв.). М. 1978, с. 131-154.

5. История Тувы. Т. 1. М. 1964, с. 171.

6. РАШИД-АД-ДИН. Ук. соч. Т. 1, кн. 1, с. 118.

7. Там же, прим. 6; КЫЗЛАСОВ Л. Р. История Южной Сибири в средние века. М. 1984, с. 90; HAMBIS L. Notes sur Kam not de L'Yenissei superieur. - Journal Asiatique, 1956; САВИНОВ Д. Г. К вопросу этногеографии севера Центральной Азии в предмонгольское время. - Проблемы отечественной и всеобщей истории. Вып. 2. Л. 1973, с. 26.

8. САНЧИРОВ В. П. "Илэтхэл шастир" как источник по истории ойратов. М. 1990, с. 51.

9. CLEAVES F. W. Qabqanas-Qamqanas. - Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 19. 1956, N 3-4.

10. КЫЗЛАСОВ Л. Р. Ук. соч., с. 94.

11. КАФАРОВ ПАЛЛАДИЙ. Старинное китайское сказание о Чингисхане. В кн. Восточный сборник. Т. 1. СПб. 1877, с. 191.

12. ПОТАПОВ Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л. 1969, с. 180-182.

13. БАРТОЛЬД В. В. Сочинения. Т. 1. М. 1963, с. 459.

14. МЕЛЬХЕЕВ М. Н. Топонимика Бурятии. Улан-Удэ. 1969, с. 153-154.

15. ТОМИЛОВ Н. А. О тюркском компоненте в составе сибирских татар (постановка вопроса в советской литературе). В кн.: Языки и топонимия. Томск. 1976, с. 135.

16. РАШИД-АД-ДИН. Ук. соч. Т. 1, кн. 1, с. 73.

17. ВОРОБЬЕВА И. Язык земли. О местных географических названиях Западной Сибири. Новосибирск. 1973. с. 16.

18. PELLIOT P. Notes critique d'histoire Kalmouke. Texte, tabbleaux genealogiques (oeuvres posthumes de Paul Pelliot. VI). P. 1960, p. 56-63.

19. РАШИД-АД-ДИН. Ук. соч. Т. 1, кн. 1, с. 122-123.

20. ПОТАПОВ Л. П. Ук. соч, с. 169, 158-159.

Рубрика: Статьи.