На выгодных условиях купить юбки тут за разумную цену.

А. Р. Артемьев. Ледовое побоище и битвы XIV - начала XV в. на Северо-Западе Руси. Часть 1

Место и роль Ледового побоища в истории Северо-Западной Руси оценивается исследователями крайне неоднозначно. Существуют прямо противоположные мнения М. Н. Тихомирова, В. Т. Пашуто и Б. А. Рыбакова - с одной стороны, и английского слависта Д. Феннела - с другой. Первые настаивают на том, что победа на Чудском озере 5 апреля 1942г. имела выдающееся значение для всей Руси и связанных с ней народов, которых она спасла от жестокого иноземного ига. Феннел, напротив, полагает, что свидетельство Ливонской хроники не дает оснований считать это военное столкновение крупным сражением 1. Как это ни странно, но такие полярные точки зрения базируются на одном и том же весьма ограниченном круге источников.

Весь комплекс сведений, связанных с Ледовым побоищем, опубликован и детально проанализирован группой авторов в одноименном сборнике статей. Единственным русским источником, содержащим описание битвы и ее итогов, является Новгородская Первая летопись. Согласно ее данным, после освобождения Пскова князь Александр с новгородцами и братом Андреем, возглавлявшим приведенную им суздальскую рать, вторглись в земли чуди (эстов). В соответствии с военной практикой того времени, неприятельская территория была отдана князем войску на разграбление.

Тем временем один из русских отрядов во главе с братом посадника Домашем Твердиславичем и Кербетом столкнулся с немцами и чудью у какого-то моста. В произошедшей схватке русские потерпели поражение: Домаш Твердиславич с группой воинов погиб, часть отряда попала в плен, а часть вернулась в полк. После этого князь Александр вернул войска на озеро, а узнав о приближении немецких и чудских отрядов, поставил полк на Узмени у Воронья камня. Построенный свиньею полк противника насквозь рассек строй русских воинов, "прошибошася свиньею сквозь полкъ". Летописец образно сравнил треск ломающихся копий и звон скрещивающихся мечей ратников с шумом ломающегося льда на море. "И не б? видети леду: покрыло все кровию", - написал он, по-видимому, со слов очевидца сражения. По словам летописца, немцы пали в битве, а чудь побежала и была преследуема на протяжении семи верст, вплоть до берега. Потери немцев составили 400 человек убитыми и 50 пленными, а чуди "паде...бещисла"2.

Основным западным источником о Ледовом побоище, послужившем, по мнению ряда исследователей, протографом для всех более поздних повествований об этом событии, является Старшая ливонская Рифмованная хроника. В ней сообщается, [148] что немецкое войско состояло из орденских братьев и мужей дерптского епископства, которое было третьим по величине, после Ордена и рижского архиепископства, государством в Ливонии. По единогласному решению рыцари атаковали русских стрелков, мужественно принявших первый натиск и погибших. Поскольку ни о каком передовом полке лучников в наших источниках сведений нет, то надо полагать, что неизвестный автор объединил с битвой предшествовавшее ей столкновение ливонцев с русским отрядом во главе с Домашем Твердиславичем. Далее в хронике сообщается о том, что каждого немца атаковало чуть ли не по 60 русских, что, по справедливому замечанию комментаторов, является чисто условным обозначением в численном превосходстве, встречающимся и в других местах повествования. Часть дерптцев в ходе сражения покинула поле битвы, а потерпевшие поражение рыцари потеряли 20 братьев убитыми и шесть пленными3.

Сообщения именно этих двух источников и служат основной причиной существующих разногласий. Отечественные исследователи полагают, что данные о потерях немцев, содержащиеся в Новгородской Первой летописи, позволяют утверждать, что сражение явилось крупной победой русского оружия, а сведения Рифмованной хроники считают заниженными. Феннел, напротив, полагает, что даже если немецкий автор и преуменьшил потери своей стороны, то это не идет ни в какое сравнение с преувеличением русского летописца. По его мнению, 450 немецких воинов, упомянутых им, никак не могли быть орденскими братьями, поскольку общее число ливонских рыцарей не превышало тогда 100 человек.

Справедливость последнего замечания, основанного на подсчетах наших же исследователей, сомнения не вызывает. Однако новгородский летописец вовсе не настаивал на том, что все 450 немцев - рыцари. Помимо них, в состав войска входили также оруженосцы (знатные воины, еще не посвященные в сан рыцаря), кнехты и просто рядовые воины. Кроме того, Феннел забывает об отсутствии подсчетов убитых среди чуди. Впрочем, последнее не должно удивлять. Победы над чудью, еще недавно платившей дань Руси, были для новгородцев не внове. Иное дело немцы - сравнительно новый, значительно более опасный, а следовательно, и престижный соперник. Очевидно, что, пытаясь определить значимость битвы на Чудском озере по потерям немцев, Феннел полностью следует в этом вопросе точке зрения автора Рифмованной хроники, для которого существенно значим только урон, нанесенный рыцарскому составу войска. Однако доверять ливонскому хронисту в точности определения величины этого урона также нельзя. Дело в том, что исследователями давно подмечен факт написания стихов, повествующих о битве "как бы с тартуской колокольни. В таком случае, в анналах этого епископства, которыми пользовался автор Рифмованной хроники, не могло содержаться точных данных о потерях в сражении, поле которого дерптцы покинул досрочно. Пашуто даже выдвинул гипотезу о том, что отраженные в хронике потери есть ни что иное, как потери вассалов дерптского епископа4.

В этой связи сообщение Хроники Тевтонского ордена, написанной в третьей четверти XV в., о 70 рыцарях, погибших в Ледовом побоище и предшествовавшем ему взятии Пскова, уже перестают выглядеть чересчур неправдоподобными. Считается, что источником разделов Хроники Тевтонского ордена до 1290 г. послужила Рифмованная хроника.

Трудно подозревать в предвзятости автора анналов, который исправил цифру, содержавшуюся в протографе списка. Остается только сожалеть, что он не выделил, или не мог выделить, потери рыцарей в Ледовом побоище отдельно от общих потерь в компании 1240-1242 гг., а также не оговорил, какое количество среди них составляли вассалы дерптского епископа. Таким образом, численный урон в 70 орденских братьев хотя и не совсем верен, но очень близок к истинному. Еще одним обстоятельством с перечисленными выше оговорками, позволяющим доверять этой цифре, является то, что магистр ливонского ордена (ландмейстер тевтонского) Дитрих фон Грюнингем руководил в это время боевыми действиями против куршей и литовцев вдали от места рассматриваемых событий.

В связи с этим трудно не согласиться с мнением Феннела о том, что значительная часть орденских рыцарей должна была тогда находиться с ним там, но именно значительная, а не большая, как полагает исследователь. Основным театром военных действий Ордена тогда была Псковская земля, которую изгнанный оттуда князь Ярослав Владимирович считал своим наследным владением и около 1240 г. [149] передал крестоносцам. Именно в этом году с помощью бояр-изменников ливонцы захватили Псков и его старейший пригород Изборск, добившись результатов, которых за последующие два с половиной столетия противостояния повторить им уже больше не удалось. Возглавлял же их в этой войне так же, как и на льду Чудского озера, вице-магистр Ордена Андреас фон Вельвен. Все позволяет полагать, что в Ледовом побоище могло участвовать не менее 50 рыцарей Ордена5.

 


Примечания

ТИХОМИРОВ М. Н. Борьба русского народа с немецкими интервентами в XII-XV вв. В кн. Древняя Русь. М. 1975, с. 336, 337; ПОРШНЕВ Б. Ф. Ледовое побоище и всемирная история.- Доклады и сообщения исторического факультета МГУ. Вып. 5. М. 1947, с. 42; ПАШУТО В. Т. Александр Невский и борьба русского народа за независимость в XIII в. М. 1951, с. 60; его же. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век). М. 1956, с. 188, 190, 191; его же. Внешняя политика Древней Руси. М. 1968, с. 296, 297; РЫБАКОВ Б. А. Военное искусство. В кн. Очерки русской культуры XIII- XV вв. 4.1. М. 1970, с. 362, 363; ФЕННЕЛД. Кризис средневековой Руси 1200-1304. М. 1989, с. 144, 145, 146.

БЕГУНОВ Ю. К., КЛЕЙНЕНБЕРГ И. Э., ШАСКОЛЬСКИЙ И. П. Письменные источники о Ледовом побоище. В кн.: Ледовое побоище 1242 г.- Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. М. 1966; Э. К. Паклар полагал, что "мост" - это Моосте - древний населенный пункт в 18 км к западу от озера, ныне одноименный поселок в Пылваском районе Эстонии (ПАКЛАР Э. К. Где произошло Ледовое побоище.- Исторические записки, 1951, т. 37, с. 310, 311); Новгородская Первая летопись Старшего и Младшего взводов (НПЛ). М. 1950, с. 78, 296.

БЕГУНОВ Ю. К., КЛЕЙНЕНБЕРГ И. Э., ШАСКОЛЬСКИЙ И. П. Ук. соч., с. 213.

ТИХОМИРОВ М. Н. Ук. соч., с. 336; ПАШУТО В. Т. Ук. соч., с. 188; ФЕННЕЛ Д. Ук. соч., с. 145; БЕГУНОВ Ю. К., КЛЕЙНЕНБЕРГ И. Э, ШАСКОЛЬСКИЙ И. П. Ук. соч., с. 227, 231; ПАШУТО В. Т. Рифмованная хроника как источник по русской истории. В кн. Проблемы общественно- политической истории России и славянских стран. М. 1963, с. 105.

БЕГУНОВ Ю. К., КЛЕЙНЕНБЕРГ И. Э., ШАСКОЛЬСКИЙ И. П. Ук. соч., с. 222-223, 226, 232-236; TUMLER М. Der Deutsche Orden. Wien. 1955, S. 266, 267; ФЕННЕЛ Д. Ук. соч., с. 145; ЭНГЕЛЬМАН А. Хронологические исследования в области русской и ливонской истории в XIII и XIV столетиях. СПб. 1858, с. 131-134.

 

Рубрика: Статьи.