В компании Конквест вы можете купить газонную сеялку по выгодным ценам.

М. Л. Абрамсон. Положение крестьянства и крестьянские движения в южной Италии в XII-XIII веках. Часть 2

Низшую прослойку среди крестьян составляли вписанные в платеи разряды под названием adscriptitii или inscriptitii, это – servi glebae; в других источниках они обычно называются термином servi или angararii; под терминами homines, villani, которые имеют более широкое значение, иногда тоже подразумевались сервы, а в других случаях – полусвободные крестьяне или же и те и другие вместе. Сервы могли быть объектом любых сделок – продажи, обмена, передачи по наследству, пожертвований в пользу церкви и т.п., но передавались они в другие руки вместе с землей, на которой сидели. Иногда при передаче земель даже не указываются сервы, сидящие на них, в других случаях применяется общая формула, обычно такого вида: жалуется держание «cum hominibus, terris, possessionibus, pertinentiis»8, «cum hominibus, redditibus, angariis et parangariis, plateaticis et cum omnibus aliis iustis pertinentiis»9, и т. п. Изредка перечисляются имена сервов, передаваемых вместе с землей10. Сервов продают всегда вместе с детьми, иногда это отмечается в грамоте11. Крепостное состояние сервов было наследственным, их дети тоже были сервами. Даже при браках мужчин-свободных с ancillae дети оставались сервами.

Сервы не имели права уйти с земли, на которой они сидели. Центральная власть активно содействовала закрепощению крестьян, раздавая церковным и светским феодалам земли с крестьянами, а также издавая особые законы, запрещающие сервам переход на другое место. Вильгельм II под страхом наказания запрещал укрывать беглых сервов, которых следовало немедленно передать их господам, а если последние не известны, то баюлусам королевской курии12. Фридрих II, включивший этот закон в Мельфийские конституции, дополняет его ещё одним, в котором устанавливается годичный срок сыска беглых сервов. Если в течении года никто [52] не представит законных документов на владение пойманными сервами, последние остаются в распоряжении королевской курии13.

Закон не давал защиты зависимым и крепостным крестьянам, они оставались полностью бесправными. Фридрих II, разрешив, в виде исключения, матери убитого виллана судебный поединок (с помощью наемных бойцов), вынужден признать, что феодалы совершают преступления, причем их разнузданность и наглость особенно возросли, ибо они полагают, что их беспутству покровительствует конституция, лишающая вилланов права быть свидетелями на суде14.

Особые законы настоятельно запрещают сервам становиться клириками без согласия их господина. Впрочем, даже при наличии у серва разрешения принять посвящение, сыновья данного серва остаются крепостными15.

Само собой разумеется, что сервы не имели права распоряжаться землей, на которой они сидели, и вообще недвижимым имуществом, которое они держали от сеньера. Но наряду с держанием даже у сервов могла быть недвижимость и движимость, которая была их патримониумом16. Такого рода имущество могло быть объектом любых сделок; для совершения последних сервы не нуждались в разрешении своих господ; в случае смерти серва – владельца патримониума – без завещания его имущество переходило не господину, а наследникам (а при отсутствии таковых – фиску)17. Патримониум сервов не играл, конечно, сколько-нибудь значительной роли в их хозяйстве.

Формально повинности сервов распадались на две группы: те, которые были следствием личной зависимости сервов, и те, которые сервы несли за землю. Но такое разделение является искусственным. Сервы в источниках упоминаются как лица «qui personaliter, intuit persone sue scilicet, servire tenentur»18. В действительности же реальным отличием их статуса от положения более привилегированных прослоек зависимых крестьян является прикрепление сервов к земле и отсутствие некоторых прав, которыми располагают крестьяне, обладавшие большей степенью свободы; но повинности сервов – те же самые, может быть, лишь большего размера. Недаром грамоты постоянно игнорирует состояние лиц, сидящих на земле сеньера и называют их общим термином «вилланы» или «люди». Таким образом, повинности, о которых будет идти речь, не были специфически сервильными; их, в том или ином объеме, несли различные категории вилланов. Повинности были фиксированы. Их фиксация имела место в основном в XII веке в процессе напряженной борьбы крестьян с феодалами. В тех же платеях или кадастрах (иногда их называли defetarii), в которых были занесены имена сервов, имелось перечисление «служб» и повинностей этих сервов. Были записаны также повинности остальных прослоек зависимого крестьянства. Фридрих II указывает19, что при взимании повинностей с возвращенных беглых, а также других, не внесенных в списки, вилланов рыцари, бароны и церковные лица должны быть удовлетворены «свидетельством платей», «при отсутствии такого рода данных господа должны заставлять их нести те службы, которые вилланы несут своим господам в этой местности».

[53] Повинности вилланов иногда в своей совокупности называются servitia, но чаще servitium означает барщину, которая фигурирует даже под названием angaria. Дневной урок барщинной работы часто обозначается словом «opera», денежный и натуральный оброк – терминами «redditus» и «terraticum». Кроме того, два или три раза в год вилланы платили salutes продуктами или деньгами.

Барщина обычно бывала небольшой, иногда всего несколько дней в году20. В отдельных случаях вилланы вообще не несли барщины, а платили лишь денежный и натуральный оброк21. Но обычно повинности были более разнообразными. Феодально-зависимые крестьяне несли побор за скот, платили за пользование мельницей, хлебной печью и давильным прессом вотчинника, за право выпаса скота в лугах имения (herbaticum), за право пользования желудями, плодами буковых деревьев и т.п. для скота (glandeaticum, silicue), за пользование водой (aquaticum), за право собирать хворост, а иногда и рубить лес (lignaticum), за рыбную ловлю (piscaria), за охоту, за торговлю продуктами своего хозяйства, за дома. Эти взносы были настолько обычными, что большей частью их даже не оговаривали специально при фиксации повинностей. Точно также почти полностью отсутствуют сведения о различных dona, уплачиваемых за вступление в брак с крестьянами другой вотчины (а иногда и в пределах вотчины) и за вступление в права наследства. Сеньеры получали со своего свободного и несвободного населения вотчины adjutorium; последний должен был ограничиваться четырьмя случаями: пленением сеньера, посвящением в рыцари старшего сына и др., но фактически взимался феодалами гораздо чаще22. Наконец, на всех вилланах – на сервах и на полусвободных – тяготели высокие государственные налоги и церковная десятина.

Стремясь уйти от тяжёлого сеньерального гнета, сервы нередко бежали на новые места. Феодальное государство, защищая в первую очередь интересы рыцарей, не только издавало в XII – XIII веках законы относительно возврата беглых сервов23, но и пыталось провести эти законы в жизнь (впрочем, не очень успешно)24.

Существовали даже специальные чиновники – revocatores hominum, которые возвращали сервов, бежавших с домена и от светских сеньеров, и заставляли возвращенных нести повинности25. Кроме общих законов о праве светских и духовных феодалов возвращать беглых сервов, отдельным феодалам или церковным корпорациям выдавались дополнительно особые разрешения26.

Побегам способствовала недостаточная населенность Сицилийского государства и связанная с этим нужда в рабочей силе. Зачастую вотчинники наталкивались на невозможность обработать все свои земли из-за недостатка рабочих рук. Поэтому они охотно принимали беглых сервов и давали наделы им, а также – полусвободным и свободным крестьянам, часто на привилегированных условиях (особенно, когда дело касалось свободных). Весьма важным для феодалов было право принимать пришлых (advenientes), а также право принимать affidali (jus affidantu), по своему положению отличавшихся от advenientes, так как affidati (вероятно, [54] большей частью – беглые сервы) получали не только землю, но и «защиту», за которую они платили особый взнос; таким образом, их эксплуатация была более интенсивной, а зависимость – более сильной. Эти права довольно часто давались крупным вотчинникам королями27, нарушавшими свои собственные законы о запрещении принимать беглых.

Те феодалы, которые не имели особой привилегии, тоже, по возможности, селили на своих землях пришлых крестьян. Наиболее сильные из феодалов пользовались своим могуществом, чтобы захватить вилланов у более слабых соседей и заставить их нести себе повинности. В источниках часто встречаются жалобы на это со стороны монастырей или светских феодалов28. Иногда с помощью центральной власти владельцу удавалось возвратить насильно захваченных у него другим феодалом вилланов29, но, очевидно, далеко не всегда.


Комментарии

8. H-B III, p. 274; см. также H-B I, p. 631; Ughelli – Coleti. Italia Sacra, vol. IX, p. 298, 344 etc.

9. H-B IV, p. 365; аналогичные формулы – Cod. dipl. Brind., № 41, p. 70; Gattola. Acc., p. 209, 210, 227, 267.

10. Ughelli, IX, p. 432; Cusa, № 7, Som. p. 696.

11. Ughelli, IX, p. 432; Pirro. SiciliaSacra. Palermo, 1733, p. 521 etc.

12. H-B IV, p. 142. L. III, tit. 34.

13. H-B IV, p. 143 L. III, tit. 36

14. W. Acta I, № 836, p. 644 – 645.

15. H-B IV, p. 119 – 120. L. III, tit. 2 - 3

16. В сицилийских источниках этого периода частная собственность обозначается терминами «patrimonium», «hereditagia»(земельная собственность - также «allodium»).

17. H-B IV, p. 127 – 128. L. III, tit. 10

18. Ibid., p. 120.

19. W. Acta I, № 928, p. 706

20. H-B IV, p. 534; Gattola. Acc., p. 266, 284.

21. См., например, Cusa, № 6, p. 1. Som. p. 695 – 696; № 98, p. 315, Som. p. 721; № 129, p. 111, Som. p. 721

22. H-B IV, p. 132. Мельф. конст. L. III, tit. 20.

23. См. выше

24. См., например, письмо Фридриха II о бегстве крепостных крестьян (W. Acta I № 834, p. 643 – 644).

25. W. Acta I, № 928, p. 706.

26. H-B I, p. 133, 586, 642

27. H-B I, p. 640, Gattola. Acc., p. 273, 291.

28. Gattola. Acc., p. 254, 258, 297, H-B IV, p. 534 – 535.

29. Ibid., p. 266.


Текст воспроизведен по изданию: Положение крестьянства и крестьянские движения в южной Италии в XII-XIII вв. // Средние века, Вып. 3. 1951

© текст - Абрамсон М. Л. 1951
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Средние века. 1951

Рубрика: Статьи.