тир пневматический мультимедийный

М. Л. Абрамсон. Положение крестьянства и крестьянские движения в южной Италии в XII-XIII веках. Часть 1

Развитие феодализма в южной Италии и на острове Сицилия в середине века отличалось специфическими чертами. Наибольший интерес представляет почти не разработанный буржуазной историографией вопрос об особенностях аграрного строя этих областей. В Сицилийском королевстве (южная Италия и остров Сицилия) происходила упорная борьба между феодалами и крестьянами, которая то принимала скрытые формы, то прорывалась наружу в виде социальных потрясений. «Классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту феодального строя»1. Классовая борьба наложила сильнейший отпечаток на весь ход исторического развития Сицилийского королевства. А между тем, её проявления полностью игнорировались буржуазными историками Запада. Анализ положения крестьянства и исследование проблемы крестьянских движений в Сицилийском королевстве в XII и первой половине XIII века и являются задачей настоящей статьи. С этой целью были привлечены в первую очередь источники следующих типов: 1) картулярии и другие сборники дипломов, представляющих собой акты о различного рода поземельных сделках, записи повинностей феодально-зависимых крестьян, дарственные грамоты монастырям; 2) законодательные акты, а также распоряжения, которые рассылались королевской курией должностным лицам; 3) хроники. Изучение этих источников позволило выяснить следующее.

Завоевание норманнами острова Сицилии и южной Италии ускорило происходивший в этих областях процесс феодализации. Обширные земельные пространства были превращены в королевский домен. Приближенным норманнским вождям и простым воинам были розданы земли на правах феода, или, значительно реже, аллода. Остальные земли (аллоды) были оставлены за прежними собственниками при условии полной покорности завоевателям. Таким образом, аллодиальная собственность частично сохранилась (по-видимому, в большей степени в Сицилии, чем в южной Италии), а старая феодальная знать с её вассалами была вытеснена крупными и мелкими феодалами, главным образом норманнского происхождения. Количество несвободного населения, сидевшего на землях королевского домена, светских феодалов и церкви, возросло, так как к прежним крепостным прибавилась попавшая в зависимость часть ранее свободного населения (в частности, те жители Сицилии и южной Италии, которая оказала сопротивление завоевателям). Большие земельные владения приобрела [50] церковь в результате многочисленных пожалований норманнских государей (особенно Рожера I и Рожера II), даривших ей земли вместе с сидящими на них крестьянами, а также дарений других лиц. Норманны ввели по образу арабов кадастры (quaterniones), содержащие описание границ владений короны и частных и перечни зависимых лиц, сидящих на этих землях. Выписки из этих кадастров с данными, касающимися отдельных вотчинников платеями (plateae) и раздавались этим вотчинникам. В платеях при их возобновлении Роджером II, а позднее Вильгельмом II, вписывались имена сыновей тех лиц, Которые были ранее внесены туда. Так, платея церкви Катании была в 1145 г. дополнена именами детей числившихся в ней крепостных2. При Фридрихе II Гогенштауфене кадастры и платеи продолжали существовать: например, в письме Фридриха II 1248 года должностным лицам, занятым розыском беглых крепостных в Сицилии и Калабрии, идет речь о кадастрах и о свидетельстве платей рыцарей, баронов и церквей3.

Сицилийское королевство отличалось крайней пестротой прослоек крестьянства. Наряду с сохранившимися в некотором количестве рабами имелись: крепостные (сервы); многочисленные прослойки полусвободного крестьянства; известное число свободных держателей или собственников крестьянского типа. Термины, встречающиеся в источниках: sclavi, mancipia, servi et ancillae, servi glebae, adscriptitii, inscriptitii, homines, villaini, coloni, extranei, advenientes, affidati, recommendati и др., - представляют большую трудность для расшифровки, так как зачастую в один и тот же термин вкладывались разные понятия. Поэтому при анализе положения крестьянства, выделяя отдельные прослойки на основе экономических и правовых особенностей их статуса, мы условно применяем к ним те термины, которыми источники чаще всего называют их.

Рабство в Сицилийском королевстве в этот период было сравнительно мало распространено. Подавляющее большинство рабов уже превратилось в крестьян, прикрепленных к земле. Термин «servus» (и «ancilla») почти всегда означает лицо, принадлежащее к этой категории, и лишь изредка – раба. Иногда рабы обозначались также терминами «sclavi» или «mancipia». Рабов продавали и покупали, они не имели имущества и не обладали никакими правами. Закон Роджера II (внесенный Фридрихом II в Мельфийские конституции), предусматривающий превращение в раба курии (servus curiae) человека, продавшего в рабство свободного4, свидетельствует о том, что иногда имели случаи захвата и продажи в рабство свободных людей.

Рабы чаще всего были домашними слугами. Так, например, некая Фламанга, жительница Бриндизи, делает в своем завещании распоряжение: «Приказываю, чтобы Мария, моя рабыня, служила моим сыновьям в течение трех лет и после этого была освобождена от рабства»5.

В монастырях и у сравнительно крупных светских феодалов имелось определённое число дворовых рабов, членов familia. Это – familia в узком смысле слова, так как в широком смысле слова в это понятие включались и все держатели земель этого феодала. Дворовые рабы обслуживали хозяйство господского двора, пасли скот вотчинника6. Но, [51] вероятно иногда даже лица, обслуживавшие хозяйство феодала, были посажены на держания. В грамоте 1207 года идет речь о волопасе, мельнике и других familiars монастыря св. Кузьмы и Дамиана в Таллакоцо, уже прекратившихся в посаженных на землю и прикрепленных к ней крестьян: указывается, соседний феодал пытался захватить эти держания и взимать повинности с вышеупомянутых лиц7.

Использование труда дворовых рабов для обработки господских полей, виноградников и т.п. наряду с барщинным трудом крестьян, сидевших на наделах, едва ли практиковалось в значительных размерах.

В южной Италии и Сицилии было небольшое количество рабов – негров, привезенных из Африки. Наконец, имелись государственные ремесленные мастерские и королевские поместья, в которых работали рабы королевской курии.

Несомненно, рабский труд не играл сколько-нибудь значительной роли в экономике Сицилийского королевства, причем с течением времени эта роль всё более уменьшалась, так как часть рабов оседала на землю.


Комментарии

1. История ВКП (б). Краткий курс, стр. 120

2. Cusa. I diploma greci e arabi di Sicilia. I. Palermo, 1860, N 77, p. 563; Sommario, p. 715 – 716.

3. Winkelmann. Acta imperii inedita saeculi XIII, vol. I. InnsBruck, 1880, № 928, p. 706

4. Huillard-Brieholles. Historia diplomatica Fridirici secondi, vol. IV, p. 173. Lib. III, tit. 86 (далее сокращенно H-B)

5. Codice diplomatico Brindisino, vol. I, ed. Monti, Trani, 1940, № 63, p. 106

6. См., например, W. Acta I, № 78б p. 73.

7. Gattola. Ad historiam abbatiae Cassinensis accessiones. Venezia, 1734, p. 288.


Текст воспроизведен по изданию: Положение крестьянства и крестьянские движения в южной Италии в XII-XIII вв. // Средние века, Вып. 3. 1951

© текст - Абрамсон М. Л. 1951
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Средние века. 1951

Рубрика: Статьи.