Aside from that, big boobs are fun to fondle, titty fuck, rub them all over your face and cover.

Л. Т. Мильская. Аграрное развитие Каталонии и окружающая среда (XII - начало XIII в.). Часть 2

О процессе внутренней колонизации можно судить и по данным о границах отдельных земельных владений. Значительная часть хозяйственных комплексов в грамотах описана с указанием границ; иногда перечисляются владения соседей, но во многих грамотах описываются топографические границы с четырех сторон света (например, в 1182 г. вассал продает монастырю св. Креста иоле, полученное им dono et aprisione от светского сеньора в пределах территории замка Ольмела в местечке Кабарасса: на востоке это поле граничит с другим владением, на юге — со скалами, на севере — с пещерой, на западе,— с лесом41).

В качестве границ многих владений указываются расчистки, лес, берега рек, горные склоны, берег моря42.

Подчеркнем, что право возделывать новь находилось вне общинной компетенции, ибо везде, где речь идет об обработке новых земель, они находятся в собственности светских или церковных феодалов.

В границы округи замков входили леса, часто имеющие названия43. Право собственности на леса и регулирование пользования ими имели большое значение. Лес был не только резервом для расширения обрабатываемых земель (расчистки под поля и виноградники), но леса, по-видимому, в большей мере, чем [124] луга, сведения о которых крайне скудны, служили пастбищами для скота (что хорошо известно еще со времен Салической правды), были источником древесины для построек, дров и хвороста.

Лесные площади и богатства отнюдь не представлялись неисчерпаемыми: в лесах определенным группам пользователей разрешалось брать только необходимое для собственных построек и других нужд, но не для дарения или продажи44. Расчистки, которые уже сделаны крестьянами в лесу, по решению аббата оставляются невозделанными для восстановления и обновления леса (ad nutrimentum et renovationem nemorum); определенные лесные угодья рассматриваются как домениальные владения монастыря и вообще изымаются, из чьего бы то ни было, пользования45.

Обычно право выпаса скота в лесах и право вырубки дров предоставлялось одновременно в единой формуле (pascere et lignare; pascuis et lignis)46.

Король и крупные феодалы жаловали право пользования лесами на значительных территориях, в том числе и на горных склонах47: право выпаса стад служит предметом дарений, завещаний, продажи, объектом многочисленных тяжб и феодальных договоров.

Иногда лесные массивы изымались из состава пожалования (или дарения48); жителям соседних селений, которые ранее пользовались лесами, может быть запрещен доступ в них49.

Таким образом, хотя пользование лесными угодьями все еще входит в представлении современников в комплекс прав, необходимых для хозяйственной деятельности каждого человека50, она отчуждается и контролируется как королевской властью, так и крупными церковными и светскими феодалами. Объем прав пользования лесом и пастбищами может быть соотнесен и с социальным статусом человека51.

[125] Пользование лесными пастбищами регулировалось в зависимости от вида скота. Право выпаса иногда предоставлялось для скота всякого рода, крупного и мелкого («пусть скот ваш, а именно жеребцы и кобылицы, быки и коровы, овцы и козы, пасется во всех наших владениях, в горах и долинах, равнинах, лесах, везде, где не возделана земля»)52.

Но чаще пастбища служат лишь для выпаса определенного вида скота: отдельно для овец, лошадей, коров и для крупного рогатого скота53.

В лесах, отведенных под пастбища, по разрешению собственника земли можно было строить скотные дворы для молодняка и хижины для пастухов; если посторонние люди без разрешения, и ведома сеньора возводили постройки или расчищали лесные участки под поля, сеньор принимал на себя обязательство разрушить эти постройки, уничтожить незаконно расчищенные поля, изгнать чужой скот с пожалованных пастбищ54.

Право пользования пастбищами могло служить предметом залога, причем в этом случае оно строго ограничивалось во времени: пасти скот можно было в течение двух месяцев в году55.

Кроме права выпаса в определенных владениях и лесах, в грамотах идет речь и о больших пространствах, предназначенных как для постоянных пастбищ, так и для перегонного скотоводства (portus или port)56.

Пользование этими пастбищами также строго регламентировалось и было предметом тяжб и споров.

Тяжба между монастырями Поблет и св. Креста, предметом которой были пастбища в Серданье, закончилась компромиссом: монастыри должны были впредь пользоваться этими пастбищами сообща (super pascuis et portibus Ceritaniae comuniter habearunt), но пасти там можно было только коров; стада овец разрешалось только перегонять (transitum), оставляя их на пастбищах на какой-либо срок лишь в случае стихийных бедствий (снегопад) или неприятельских нападений57.

Через несколько лет пастбища в Серданье снова служат предметом конфликта (некоторые дарители, в том числе и рыцари, передавали одни и те же права на пастбища и той, и другой обители), разрешенного через посредников: на этот раз обители поделили четыре портуса, договорившись о праве перегонять скот через чужие портусы, но с тем, чтобы стада не задерживались там более суток; более длительное пребывание стад в чужом [126] портусе требовало специального разрешения аббата; за нарушение этого порядка устанавливалась строгая епитимья, налагаемая на виновников58.

Подобные документы, а также привилегии короля и вице-графов, согласно которым они брали под свою защиту людей и скот монастырских вотчин, предоставляя им право выпаса на территории всех своих земель, детальная регламентация прав, связанных со скотоводством (прогон скота через обширные территории без уплаты пошлин, охрана пастбищ, крупные штрафы за нарушение этих привилегий)59,— все это свидетельствует об очень большой роли скотоводства в хозяйствах крупных феодалов и о наличии у них крупных стад (в привилегиях предусматривается возможность смешения стад разных владельцев — ganatum mix- tum). Об этом свидетельствует и то, что монастыри часто расплачивались скотом: в качестве вознаграждения за дарение прав на выпас монастырь отдает дарителю лошадь-двухлетку, за утверждение решения длительной тяжбы монастырь передает Альфонсу I двух добрых коней, за отказ светского феодала от несправедливо взимаемого им с монастырских владений барана ему платят 14 солидов, за отказ от прав на расчищенные крестьянами поля в лесу монастырь жалует каждому по корове60.

При конфликтах по поводу выморочного владения одной из важных статей спора является скот: аббат заявляет претензию, что с маиса уведен лучший скот, на половину поголовья которого аббат имел право61.

На пастбища не допускается чужой скот62 (право дарителей на выпасы сохраняется, предоставляется оно и людям, живущим в пределах портусов или рядом с ними63).

Отсюда ясно, что при незначительности и недостатке лугов мелкие собственники или держатели испытывали большие трудности с выпасом, что и отразилось в грамотах (часть продуктов скотоводства они уступают монастырю, с тем, чтобы скот пасся в монастырском стаде64; на монастырское попечение передают стада и крупные феодалы65).

Монастырские стада лучше сохранялись и содержались, причем племенной скот содержался отдельно от остальных стад66.

[127] В грамотах обычно речь идет о стадах крупного рогатого или мелкого скота; при более детальных перечислениях говорится о лошадях (стоимость лошади — 100 солидов — равна годовому содержанию одного монаха или минимальному вкладу при вступлении в монастырь)67, волах для пахоты, быках и коровах, крупных стадах овец и коз, упоминаются ослы и мулы.

Огромный долг в 2 тыс. солидов может быть уплачен не деньгами, а лошадьми и мулами68.

Крупные стада, преимущественно овцы и козы, содержались на монастырских грангиях69.

Большое значение скотоводства и потребность в обширных пастбищах привели к тому, что общинные угодья в значительной степени становятся достоянием феодалов. Они рассматривали леса и пастбища как свою собственность, пользование которой строго охранялось (существовала целая система запретов) и могло служить предметом пожалований и отчуждения. Лишь в одной грамоте есть указание на то, что право выпаса в передаваемом монастырю лесу Баррадес сохраняют жители пяти соседних вилл — всем остальным выпас в этом лесу запрещен70.

Грамоты, как бы корригируя постановления юридических источников о предоставлении рек, лугов, пастбищ, лесов и пр. в пользование населения без взимания повинностей, свидетельствуют о весьма далеко зашедшем процессе феодального освоения лесных и луговых угодий, пастбищ и т. д., которые служат предметом дарений и продаж и таким образом изымаются из общинного пользования.

В частном владении находилось и пользование водами, включая проходы к рекам и ручьям, на которых строились водяные мельницы; все это входило в комплекс владельческих прав обладателей поместья (будь то аллод, феод, honor); право брать воду из рек служило предметом отчуждения, а не входило в состав общинных прав71.

Правовому и хозяйственному регулированию подвергалось пользование как естественными водными ресурсами (реки, ручьи, прибрежные морские воды), так и искусственными, т. е. ирригационными сооружениями, потребность в которых была настолько велика, что часто обусловливала самую возможность ведения [128] хозяйства72. Право пользования и естественными водоемами и искусственными ирригационными каналами является объектом отчуждения, пожалования, предметом тяжб и судебных разбирательств.

Подлежало регламентированию право пользования дождевыми водами: тяжба решается установлением режима взаимного пользования спорными водами с разрешением прохода через владения друг друга73.

Значительно развито было орошаемое садоводство74. Однако в орошении нуждались не только сады, но и поля. Так, Альфонс Г в составе дарения монастырю Поблет передает 40 парилиат пахотной земли, 10 из них лежали в орошаемом поле, 30 — в сухом (X. pariliatas terre in subriguo et XXX. pariliatas in siccano)75. В грамотах монастыря Сан-Кугат упоминается ирригация полей76.

Ирригационные сооружения часто связывались в один хозяйственный комплекс с водяными мельницами77. Строительство тех и других, несомненно, оказывало весьма существенное воздействие на пейзаж.

Право собственности на воду, на мельницы и право прохода к ним могли разделяться между несколькими феодальными собственниками. Так, проход к каналам, ведущим к мельницам монастыря Сан-Кугат, находится во владении светского феодала, дающего разрешение зависимым от монастыря людям подходить к каналам и брать из них воду78.

В случае тяжб из-за пользования доходами от водяных мельниц и каналов более сильная сторона могла препятствовать доступу к ним, нарушая весь хозяйственный цикл. Так, в течение 13 лет сеньор вместе со своими рыцарями препятствовал людям монастыря Сан-Кугат брать воду из р. Игуалада, и, видимо, [129] сломал необходимые сооружения, нанеся этим весьма значительный ущерб монастырю79.

С середины XII в. число водяных мельниц увеличивается, что свидетельствует не только об использовании рек и водоемов и связанном с этим изменением аграрного пейзажа, но и о росте площадей, занятых зерновыми культурами.

О постройке новых водяных мельниц в этот период (наряду с передачей прав на уже действующие мельницы, тяжбами по поводу распределения доходов с них и т. п., упоминанием мельниц в завещаниях) говорят грамоты, фиксирующие дарения земли специально для постройки мельниц (locum an molendinum faciendum; ad irrigandum et molendinum faciendum; ut facias molino). Помимо разрешения брать камни и землю для сооружения плотины и запруд, при строительстве мельниц иногда предоставлялась возможность использовать труд зависимых людей монастыря80.

Мельницы располагали на берегах рек, одну рядом с другой (ср. данные о мельницах в Вимбоди и Эсплуге де Франколи на р. Франколи)81, права па них часто распределялись между несколькими крупными феодалами82; строились мельницы и в еще разоренных местах83.

В 1152 г. трем братьям с семьями предоставляется право поставить мельницу с плотиной,всеми необходимыми принадлежностями и домом для мельника; они могут, если им это будет под силу, поставить и вторую мельницу; им предоставляется исключительное право пользования водами р. Гала, один из братьев должен построить на берегу реки доброе жилище и жить там постоянно, уплачивая сеньору треть помола84.

Строились мельницы и в горах. Так в 1150 г. в горах Серданьолы предоставляется место для постройки монастыря и поле для разведения орошаемого сада рядом с мельницей85.

Около мельниц разбивались виноградники (по обе стороны канала), сады, в которых обычно разводили оливковые деревья, [130] поэтому при мельницах устраивали и маслобойни (или давильные прессы)86.

Следует заметить, что мельницы принадлежали церковной и светской сеньориальной власти87, иногда в получении доходов с них имели долю и рыцари (ius militum)88; никаких сведений о правах крестьян или жителей бургов на мельницы в наших источниках нет.


Комментарии

41. LB, N 253 (1182 г.): Terminatur autem predictus campus a parte orientis in terra de Carbonelli, de meridie in rupibus, de circio in spelunca, de occiduo in bosco de Cabarassa

42. LB, N 49 (1150 r.), 75 (1157 г.), 90 (1160 г.), 92 (1160 г.), 105 (1162 г.), 111 (1163 г.), 117 (1165 г.); SCugat, N 851 (1120 г.), 861 (1122 г.), 1088 (1173 г.); Poblet, N 157 (1163 г.) и др.

43. LB, N 251 (1182 г.).

44. Ср. аналогичные наблюдения: Серовайский Я. Д. Борьба французских крестьян против феодального освоения лесов в X—ХIІІ вв.—СВ, 1980, 43, с. 68.

45. LB, N 298 (1188 г.): reservamus nobis pro dominicatura nemus illud quod est inter combas Forchatas et collem de Portella in quo michi eis concedimus...

46. SCugat, N 987 (1151 г.); LBt N 112 (1163 г.), 121 (1І66 г.); Poblet, N 335 (1172 г.) и др.

47. LB, N 145 (1170 г.), 163 (1173 г.), 168 (1173 г.), 208 и 209 (1178 г.).

48. LB, N 169 (1173 г.), 196 (1177 г.), 275 (1185 г.).

49. В результате многочисленных жалоб монастыря Поблет Альфонс I запрещает населению Прадес и Монтблаик доступ в леса, пожалованные им монастырю. См.: Poblet, N 34 (s. d.).

50. LB, N 351 (1192 г.); ср.: Poblet, N 143 (1182 г.) — cum omnibus aliis rebus ad usum hominium ibi peritinentibus.

51. См., например: Poblet; N 223 (1152 г.): tal aempriu in ipso bosc et in riviet in pascuis quomodo unum de alins cavallarios.

52. LB, N 112 (1163 г.); см. также: N 181 (1174 г,), 208-209 (1178 г.), 198 (1177 г.).

53. LB, N 169 (1173 г.), 226 (1179 г.), 336 (1189 г.); Poblet, N 312 (1177 г.).

54. LB, N 273 (1185 г.), 274 (? 1185 г.).

55. LB, N 336 (1189 г.).

56. LB, N 169 (1173 г.), 242 (1181 г.).

57. Poblet, N 312 (1177 г.).

58. LB, N 255 (1183 г.): non facere moram ultram unam nocten et unum diem hisi voluntate et amore fratrum...; Poblet, N 303 (1182 г.), 305—308, 312.

59. LB, N 145 (1170 г.), 258 (1183 г.).

60. LBT N 112 (1163 г.). 185 (1175 г.), 314 (1188 г.); SCugat, N 1146 (1183 г.).

61. SCugat, N 1156 (1185 г.).

62. LB, N 169 (1173 г.), 198 (1177 г.).

63. Poblet, N 309 (1175 г.), ср. N 306. 307.

64. LB, N 305 (Маз г.), 320; Poblet, X 321 (1201 г.).

65. LB, N 316 (1188 г.): commendo monasterio... oves: tali ...pacto quod de expletis que de ipsis ovibus exient arietes et lanam mihi retineo ad mea... voluntate.

66. LB, N 273 (1185 г.).

67. Poblet, N241 (1196 г.).

68. Poblet, N 234 (1167 г.).

69. Poblet, N 158 (s. d.).

70. LB, N 140 (1168 г.): exceptis hominibus vicinorum villarum qui ibi adempra men turn habere dinoscitur.

71. SCugat, N 1045 (1162 r.).: captionem aque atque transitum per omnem nostrum alaudium... ut monachi... semper accipiant ipsam aquam: ср.: N 789 (1106 г.), 1141 (1182 г.), 1271 (1208 г.), 1320 (1234 г.) и многие другие; см. также JNs 1171 (aprisionem seu capcionem).

72. См.: Абрамсон М. Л. О состоянии производительных сил в сельском хозяйстве Южной Италии (X—XIII вв.).—СВ, 1965, 28, с. 32сл. См. также фундаментальный труд: Glick Th. F. Irrigation and Society in Medieval Valencia. Cambridge (Mass.), 1970, p. 11—12 (исчерпывающая библиография вопроса включает и ряд работ, касающихся Каталонии). К сожалению, о труде Ф. X. Теира Вилара (Teira Vilar F. J. El regimen juridico de aguas en el llano de Lerida (siglos XII a XVIII). Barcelona, 1977) мы можем судить лишь по рецензии П. Урлиака. См.: Revue historique de droit fran^ais et otranger, 1978, N 4.

73. SCugat. N 1073 (1170 г.), 1083 (1172 г.), 1271 (1208 г.); Poblet, N 343 (1168 г.).

74. LB, N 49 (1150 г.) и многие другие.

75. Poblet, N 40 (1186 г.); см.: Click Th. F. Op. cit., p. 11.

76. SCugat, N 938 (1139 г.). Ср.: Абрамсон М. Л. Указ. соч., с. 33.

77. Ср.: Magnou-Nortier Е. La societe laique et l’eglise dans la province eccle- siastique de Narbonne (Zone cispyrenneenne) de la fin du VIIIе a la fin du XIе siecle. Toulouse, 1974, p. 213—215.

78. SCugat, N 789 (1106 г.).

79. SCugat, N 1259 (1205 г.).

80. Poblet, N 227 (1155 г.); LB, N 43 (1149 г.), 54 (1152 г.), 59 (1154 г.); SCugat, N 919 ((1132 г.), 1171 (1187 г.), 1174 (1188 г.), 1263 (1206 г.).

81. Poblet, N 224 (1203 г.) и др.; монастырь Поблет продолжает получать доходы с этих мельниц во второй половине XV в. См.: Altisent A. L’estru- ctura economica del monestir de Poblet, el 1460.— In: Miscellania historica Catalana. Scriptorium Populeti. Abadia de Poblet, 1970, N 3. p. 273.

82. Poblet, N 235-239 (1190-1197 гг.), 224 (1203 г.); SCugat, N 789 (1106 г.).

83. LB, N 43 (1149 г.); in ipso rivo...in alodii Iieremi locum ubi faciatis molendinum.

84. LB, N 54 (1152 г.): donamus vobis infra dictos terminos ipsa aque de Gala tam bene ut nullus homo non tollat earn.

85. LB, N 49 (1150 г.): ad ortum faciendum... campun unum super molendinum... cum aqua ad rigandum.

86. Poblet, N 234 (1167 г.), 329 (1206 г.); LB, N 333 (1189 г.); SCugat, N 1101 (1175 г.), 1261 (1206 г.) и др.

87. Poblet, N 224—226 (1166—1204 гг.); SCugat, N 876 (1124 г.), 1128 (1180 г.) и многие другие.

88. Poblet, N 236 (1195 г.).

Рубрика: Статьи.