http://zalog-msk.com/ нецелевой кредит под залог.

М. Л. Абрамсон. К проблеме типологии южноитальянского города (XII—XIII вв.). Часть 3

Ремесленники города чаще, чем в Мольфетте, называются не неопределенно магистрами, а с указанием профессии: кузнец, плотник, сапожник, мясник, портной, ткач, изготавливающий хлопчатобумажные ткани, каменщик45. Некоторые ремесленники владели значительным имуществом. Каменщик середины XI в. Меле, сын Мартина из Бари, построил в свое время верхнюю часть церкви св. Николая в предместье города. В своем завещании он делает распоряжения не только о деньгах, серебряных украшениях, виноградниках (частью их он владел совместно с судьей), оливах, но и относительно раба и «большой новой лодки» 46. Последнее, вероятно, свидетельствует о том, что Меле занялся каботажным плаванием с торговыми целями. Неясно, оставил ли он свое прежнее занятие или совмещал его с новым.

В Монополи особенно четко проступает близость в рамках патрициата между городскими рыцарями, судьями, нотариями и науклериями, капитанами, купцами, менялами; вместе с тем грани между патрициями и ремесленниками, как и в Мольфетте 47, размыты. Приведем ряд примеров. Рыцарь Гризо, сын рыцаря Иоанна, занимает должность судьи 48. Рыцарь Майоре — капитан судна, а сын рыцаря Раоне, сир Киприан,— науклерий49. Сын плотника Кирипетр является одним из опекунов жены Лупо [46] (сына рыцаря Симеона) и одновременно совместно с науклерием опекуном вдовы Симеона. Обе женщины продали в разное время свои доли этого дома другому науклерию. Позднее выясняется, что вдова Симеона — дочь менялы 50. Свидетелями при заключении брачного соглашения в 1128 г. выступают науклерий и два ремесленника51. В брачном контракте 1209 г. выявляется обширная группа родственников: Панталеоне, сын купца, женится па дочери купца (ее брат — тоже купец); их свидетели — брат жениха — науклерий, отчим Маральдиций и его брат — тоже науклерии. Кроме того, свидетелями являются меняла (сын менялы) и ткач (сын ремесленника), а поручителем жениха — сын менялы52. Позднее Панталеоне выдает свою дочь за портного53. И, наконец, на дочери упомянутого Маральдиция женится сын нотария Бартоломея — Датто. В число «добрых людей» при оформлении его актов входят: капитан, сын рыцаря, 3 науклерия; поручитель в одной из этих сделок — сын науклерия 54. Так традиционное деление горожан Монополи на «знатных людей» и «весь народ» 55 постепенно сменялось в условиях приморского города стратификацией, основывавшейся в первую очередь на размерах состояния, наиболее ценную часть которого составляли земельные владения.

Круг патрициев был здесь сравнительно широк. В нем трудно усмотреть сколько-либо заметное различие между местными нобилями (так называемыми рыцарями), судьями, нотариями и другими городскими должностными лицами — и людьми, занимавшимися предпринимательской деятельностью (науклернями, купцами, менялами и пр.), особенно в XIII в., когда сфера торговли понемногу сужалась и купцы вкладывали капитал в землю (см. ниже). Таким образом, в XII—XIII вв.—в период интенсивной феодализации и ее завершения на Юге Италии — рыцари этих городов ни в социальном, ни в имущественном аспектах не являлись особой группой. Других патрициев все более сближали с ними характер занятий, структура хозяйства, образ жизни и мыслей. В Мольфетте и Монополи в середине XII в. рыцари, очевидно, не держали феодов: ни один из них не упоминается в «Каталоге баронов» (1150—1168 гг.) — перечне лпц, обязанных королю за свои лены военной службой. Это относится и к следующей эпохе.

Группу патрицианских семей объединяли родственные, деловые (поручительство, кредит, институт душеприказчиков) узы, [47] участие в суде в качестве «добрых людей» и пр. Характер некоторых связей остается неясным (может быть, по признаку соседства или принадлежности к одному и тому же приходу). Высший слой в таких городах не был отграничен от примыкавших к нему горожан среднего достатка, преимущественно ремесленников. Наиболее удачливым из ремесленников удавалось сделать своим главным или единственным занятием более доходное товарное землевладение. Так происходило их возвышение, иногда даже проникновение в патрицианскую верхушку.

Материал источников не дает возможности с определенностью выявить в Мольфетте и Монополи среди субъектов поземельных сделок тех многочисленных мелких и средних собственников, которые жили в городе или предместье и вели хозяйство на своих участках, расположенных в городской округе. Между тем они несомненно составляли значительную часть среднего слоя. К той же страте принадлежали торговцы, скупавшие вдали от моря у крестьян и феодалов зерно (пшеницу, ячмень), которое культивировалось главным образом на внутренней холмистой равнине Капитанаты (Северная Апулия), а также продукты скотоводства — молоко, соленое мясо, сыр, шерсть56.

Рост населения, общий экономический подъем Юга в X—XII вв., надежда улучшить в приморском городе свое положение, стремление укрыться за городскими стенами в периоды военных и политических катаклизмов обусловили значительный приток в Мольфетту и Монополи сельских жителей из внутренних районов. Показателем переселенческого движения являлось формирование предместий, первые сведения о которых относятся к XII в.57 Наряду с крестьянами, обладавшими средствами для того, чтобы приобрести земли вблизи от города или обратиться к какому-либо типично городскому занятию, большую часть переселенцев составляли, очевидно, разорившиеся свободные крестьяне и беглые сервы, пополнявшие низы населения. Они становились грузчиками, чернорабочими, возчиками, домашними слугами, людьми, жившими на случайные заработки. Отчасти в этой среде находили батраков на постоянные или сезонные сельскохозяйственные работы состоятельные городские землевладельцы, для которых обработка их маслинников и виноградников являлась первостепенной заботой. Хотя грамоты этих городов содержат лишь косвенные указания на использование наемного труда58, из [48] распо ряжений Карла I мы узнаем, что даже из других провинций отправлялись в Апулию батраки на сезонные работы59.

Для Терра ди Бари была характерна самая частая на Юге цепь портов (на полосе в 96 км находились Монополи, Полиньяно, Мола, Бари, Джовинаццо, Мольфетта, Бишелье, Трани, Барлетта). В Капитанате города побережья были расположены на большем расстоянии друг от друга, и в сравнительно широкой округе типичного для Капитанаты приморского города — Сипонто выращивались, кроме интенсивных культур, зерновые, а в глубине полуострова, где находились и обширные пастбища, паслись принадлежавшие богатым горожанам стада коров, овец, свиней и коз 60. Однако городское хозяйство Сипонто также определялось в первую очередь значением порта, дававшего в XII — начале XIII в. сипонтинским купцам возможность экспортировать аграрную продукцию. Поэтому в грамотах этого времени упоминаются науклерии61. Что же касается менял62, выполнявших и кредитные операции, то позднее, когда роль порта становится пассивной, они начинают обслуживать иностранных купцов. Например, последние вывезли в конце 60 гг. XIII в. из гавани 220 сальм ячменя, доставленных туда по распоряжению Карла I жителями других городов63. Таким образом, по своему экономическому облику Сипонте был близок Мольфетте и Монополи.

Обратимся к городу иного типа, расположенному во внутренней части Капитанаты,— Трое. Она была основана наряду с несколькими другими городами в начале XI в. с целью укрепления северной и северо-западной границы византийской фемы «Италия». Монтекассинский хронист сообщает: «Катепан Бойоан, построивший во главе Апулии Трою, Драгонару, Фьореитину и Чивитате ... затем, созвав из окрестных земель людей, приказал, чтобы они [там] поселились»64. В 1019 г. по просьбе жителей Трои он дал им обширную территорию, причем часть ее, ранее принадлежавшая соседней крепости Ваккарицца, представляла собой пастбище, которым троянцы отныне владели сообща с [49]обитателями этой крепости65. В 1024 г. Бойоан предоставил горожанам «право беспошлинной торговли зерном и другими товарами по всей феме»66.

Следовательно, с самого основания большинство городского населения составляли крестьяне, по-видимому, не только беглые сервы, как полагает М. Фуяно67, но и свободные, которых привлекали предоставленные городу земли и привилегии, а также сами укрепления. В начале XII в. герцог Рожер дал епископу Трои право селить крестьян (rustici) 68. Временами город втягивался в острую политическую борьбу и дважды был разрушен. Первый раз после мятежа в 1133 г. «Троя была в месяце августе покинута и разрушена по приказу и воле господина Рожера [герцога]... и разделена на двенадцать деревень»69. Очевидно, город быстро восстановили. В 1156 г. король Вильгельм I дает его кафедральной церкви право не только владеть теми «сервами, слугами и людьми, которые ранее принадлежали [ей], но и теми, но и прибудут впредь, чтобы жить там, и задержатся с этой целью в городе на один день и одну ночь»70. Более тяжелые последствия имело выступление Трои против Фридриха II в 1233 г. На этот раз не только «стены города были снесены»71; до конца царствования Фридриха II он пустовал: в 1250 г. судья соседней Фоджи, ссылаясь на письмо императора по поводу изгнания троянцев из города, пишет: «...ни одному человеку родом из Трои не разрешается [там] оставаться»72. Город вновь возродился из руин после гибели Гогенштауфенов.

На протяжении этих трех столетий (XI—XIII вв.) Троя сохраняет полуаграрный облик. Здесь живут преимущественно землевладельцы разного статуса и земледельцы — крестьяне, в той или иной мере зависимые от кафедральной церкви (о чем свидетельствует привилегия 1156 г.), Монтекассинского аббатства, имевшего в городе и области множество церквей, домов и земель и др. Разумеется, Троя вскоре после своего основания обретает некоторые новые, городские функции. Выделились патрицианские роды, которые построили себе крепостные башни73[50]


Комментарии

45. Chart. Cup. N 42, 134, 137, 142, 155, 167, 171, 176 (1054-1243).

46. Ibid. N 42 (1054).

47. Сыновья ремесленников Мольфетты, ставшие судьями или нотариями (Molf. N 17 (1148), N 44, 63 (1167-1180)).

48. Chart. Cup. N 115 (1168).

49. Ibid. N 111 (1166), N 114 (1163).

50. Ibid. N 134, 137, 164.

51. Ibid. N 79.

52. Ibid. N 155.

53. Chart. Cup. N 176 (1243).

54. Ibid. № 150 (1206), 159 (1216), 157 (1212), 169 (1232), подтверждение акта 1212 г.

55. См. дарение в 1098 г. горожанами земли монастырю св. Лаврентия: Саlasso Ft. Op. cit. P. 40—41.

56. См. приказы Карла I о порядке продажи этих товаров в Мольфетте, Монополи и других апулийских портах: Reg. Ang. Vol. II (1265-1268), N 103. P.31; N 107. P.32.

57. В Мольфетте: Molf N 50 (1173), 145, 148, 154, 165. В Монополи: Chart. Cup. N 79 (1128), 88, 104, 111, 134, 139, 142.

58. См., например, обязательство арендатора из Монополи Альферия, сына науклерия Бискардо, привлечь к обработке земли за свой счет наемных работников: Chart. Cup. N 165 (1224).

59. Reg. Ang. Vol. I: (1265-1269), N 145. P. 226; N 149. P. 227. О «чужаках» - поденщиках-жнецах в Апулии см. также: Codice diplomatjco Barest. Vol. IX: I documenii storici di Corato (1046 — 1327). Bari, 1923. N 130 (1280) (далее — Corato).

60. Об аграрном пейзаже н городах Капитанаты см.: Fuiano М. Citta е borghi in Puglia nel Medio Evo. Napoli, 1972. Vol. 1: Capitanata. Скот сипоптинцев см.: Registro di S. Leonardo di Siponto/A cura di F. Camobreco. Borna, 1913. N 81, 88, 89 (далее — Siponto).

61. Siponto. N 39, 112, 143, 144 (1155-1205).

62. Ibid. N 190. 191, 209, 216 (1236-1289). В Сипонто получило широкое распространение ростовщичество, о чем пишет в 1221 г. папа Гонорий III, угрожая ростовщикам отлучением (Ibid. N 171).

63. Reg. Ang. Vol. IV: (1266-1270), N 1143. P. 182-183.

64. Chronica monasterii casinensis/Ed. von H. Hoffmann // Monumenta Germa- niae historica: Scriptores. Hannover, 1980. T. 34. II. 51. P. 261 (далее - Chron. Cas.).

65. Fuiano М. Economia rurale е societa in Puglia nel medioevo. Napoli, 1978. App. N 1. P. 132-133.

66. Ibid. App. N 2. P. 135-140.

67. Ibid. P. 93.

68. Carabellese F. L’Apulia ed il suo comune nell’alto medio evo. Bari, 1905. App. N 31 (1105) (далее - Carab. I).

69. Carab. I. App. N 53

70. Carabellese F. II comune pugliese durante la monarchia normanno-sveva. Bari, 1924. App. N 4 (далее — Carab, II).

71. Ryccardi di Sancto Germano Chronica/A cura di C. A. Garufi//Rerum Italicarum scriptores. Т. VII, ps 2. P. 184.

72. Leccisotti D. T. Le colonie cassinesi in Capitanata. IV: Troia. Montecassino, 1957. N 42 (далее — Troia).

73. Carab. I. App. N 18 (1086). Troia, N 18 (1110).

Рубрика: Статьи.