Быстрая доставка окон для дачи icomplexcity.ru, заказчики остаются довольны.

И. Н. Ундасынов. Джучи-хан. Часть 2

После распада Монгольской империи такой же порядок престолонаследия утвердился в образовавшихся на ее развалинах государствах, в том числе в Золотой Орде, а позже и в Казахском ханстве. Потомки же Чингис-хана от четырех перечисленных сыновей образовали "Золотой род" чингизидов.

"Такое состояние дел, - отмечает Т. И. Султанов, - приводило к тому, что после смерти каждого государя разворачивалась борьба за престол между отдельными партиями царевичей и эмиров"12. Порой она принимала крайне жестокий характер, дело доходило до отцеубийства и детоубийства. Побеждал, естественно, не самый достойный, а сильнейший, что, впрочем, не исключало того, что порой именно он и был достойнейшим.

Вернемся, однако, к Джучи-хану. В 1219 - 1221 гг. он принял участие в Среднеазиатском походе. Первоначально, то есть осенью 1219 г., перед Джучи была поставлена задача "покорить города по нижнему течению Сырдарьи... Первым был Сыгнак (город-крепость на правом берегу Сырдарьи). Монголы семь дней и ночей непрерывно осаждали Сыгнак. Наконец взяли его приступом и... перебили все население...

Продвигаясь дальше, монголы взяли Узгенд и Барчынлыгкент, население которых не оказало особого сопротивления, и потому всеобщей резни не было. Затем монгольский отряд подошел к Ашнасу. Город... оказал упорное сопротивление, но пал в неравной борьбе, и множество жителей было перебито.

Следующим был Дженд... Жители не оказали никакого сопротивления. Их всех выгнали в поле. Девять дней они оставались там, пока шло разграбление города. Убиты были только несколько человек"13.

До конца 1220 г. Джучи оставался в Дженде, а затем по приказу Чингисхана отправился с войском в Хорезмский оазис. Туда же привели свои тумены Чагатай и Угэдэй. Так что численность монгольской армии, участвовавшей в боях в Хорезме, составила около 50 тыс. воинов. Хорезмийские войска оказали им упорное сопротивление. Достаточно сказать, что Гургендж, столица державы Мухаммад-шаха, продержался около пяти месяцев. После взятия города монголами он был разрушен, а жители либо уведены в плен, либо убиты. Вот как описал гибель Гургенджа средневековый арабский историк Ибн ал-Асир:

"Что касается того отдела войск, который Чингизхан отправил в Хорезм, то в нем было больше всего конных отрядов... Подвигались они, пока прибыли в Хорезм. В нем находилось большое войско, и жители города славятся своим мужеством и многочисленностью; произошел самый ожесточенный бой, о каком (когда-либо) слышали люди. Длилось это бедствие их пять месяцев, и убито с обеих сторон много народу, но все-таки со стороны татар было больше убитых. Потому что мусульман защищали стены... Бились мужчины, женщины, дети и не переставали (биться), пока они (татары) завладели всем городом, перебив всех находившихся в нем. Потом они открыли плотину, которою удерживалась вода Джейхуна (Амударьи) от города, тогда вода хлынула в него и затопила весь город. Из жителей его положительно никто не уцелел"14.

Пока все, касавшееся участия Джучи-хана в Среднеазиатском походе, ясно. После же завоевания Гургенджа - в основном загадки. [32]

"Чагатай и Угетай, - читаем у Рашид ад-дина, - отправились к отцу и у крепости Талькан (в Афганистане. - И. У.) явились (к нему), а Джучи прямо из Хорезма двинулся к Ирдышу, где находились его обозы (угрук), и присоединился к своим родам. Перед тем Чингизхан приказал Джучи двинуться в поход... и покорить северные области, как-то: Келар (Булгар), Башкирд, Урус, Черкес, Дешт-и Кипчак и другие области тех краев, а так как он, Джучи, уклонился от этого дела, отправился восвояси, то Чингизхан чрезвычайно разгневался и сказал: "Не видать ему милости, я предам его казни""15.

В "Сокровенном сказании" говорится иное: "Царевичи Чжочи, Чаадай и Огодай, взяв город Ургенч, поделили между собой, на троих, и поселения и людей, причем не выделили доли для Чингисхана. Когда эти царевичи явились в ставку, Чингисхан, будучи очень недоволен ими, не принял на аудиенцию ни Чжочи, ни Чаадая, ни Огодая... Затем Чингисхан смягчился и повелел Чжочию, и Чаадаю, и Огодаю явиться (к нему) и принялся их отчитывать... гневно стыдил их"16.

Коль скоро в других средневековых сочинениях по этому вопросу никаких сведений не имеется, то выбирать нам предстоит между точками зрения Рашид ад-дина и анонимного автора "Сокровенного сказания". В данном случае выбор предельно простой. Верна информация последнего. Во-первых, он был современником Чингис-хана и Джучи-хана и узнавал о происходивших событиях, если сам не был их свидетелем, от хорошо осведомленных людей. Во-вторых, в отличие от Рашид ад-дина, он приводит подробности встречи, которые, если они не имели места, никому бы не пришло в голову выдумывать. К сожалению, автор "Сокровенного сказания" ничего не сообщает о том, какие вопросы обсуждались в Талькане и какие там были приняты решения. Тем не менее, сопоставив последующие события, сведения о которых дошли до нас, выстроив их в логически непротиворечивый ряд и тщательно проанализировав, мы можем получить информацию, с достаточной [33] степенью достоверности отражающую принятые в Талькане решения по интересующему нас вопросу.

Итак, летом 1221 г. в Талькане Чингис-хан провел совещание с сыновьями. После его окончания Чагатай, Угэдэй и Тулуй остались с отцом, а Джучи ушел на Иртыш. И сделал он это, как сказано у Рашид ад-дина, вопреки приказу Чингис-хана, который-де повелел ему завоевать весь Дешт-и Кыпчак и чуть ли не всю Восточную Европу. Не выполнив этого повеления, Джучи якобы вызвал гнев отца, который даже решил казнить ослушника.

Здесь все или неверно, или перепутано. Уйти самовольно с приданным ему войском Джучи-хан не мог. Такой поступок стоил бы ему головы. В данном же случае не последовало не только кары, но и возмущения действиями Джучи. Значит, его уход был санкционирован отцом.

Сложнее выяснить, какую задачу поставил Чингис-хан старшему сыну. В любом случае - не организацию грандиозного похода на Запад, для чего у Джучи-хана просто не было необходимых сил. Такую задачу могло решить только объединенное монгольское войско. Между тем нет свидетельств того, что уже в то время Чингис-хан повелел готовить армию для вторжения на Запад.

Надо полагать, Джучи-хан решал более скромные задачи: во-первых, подчинить кыпчакские племена, обитавшие к западу от Балхаша; во-вторых, создать систему управления на территории Казахстана, уже включенной в Монгольскую империю. Именно этим он и занимался, пока Чингис-хан, разгромив в ноябре 1221 г. на берегах Инда войска наследника хорезмшаха Мухаммада Джелал ад-Дина, неторопливо возвращался в Монголию.

Лето 1222 г. Чингис-хан провел с армией в районе Гиндукуша. Через год он находился вблизи Сырдарьи, где летом 1223 г. созвал большой курултай. Джучи-хан на нем не присутствовал - однако не из-за обострения отношений с отцом. Более того, на этом курултае, очевидно, было утверждено важное для Джучи-хана решение, свидетельствовавшее о высокой степени доверия к нему со стороны Чингис-хана.

Как известно, Чингис-хан разделил Монгольскую империю на четыре улуса, поставив во главе каждого из них своих сыновей от Борте, то есть Джучи, Чагатая, Угэдэя и Тулуя. Но когда он это сделал - неизвестно. Считается, что в конце жизни. Однако есть основания думать, что разделение империи на улусы не было единовременным актом. Первым улус получил в управление Джучи-хан. И произошло это во время встречи царевичей с Чингис-ханом летом 1221 г. в Талькане.

Мнения, что улус был выделен Джучи-хану в 1221 г., придерживался автор труда "Списки устроителя мира" ("Нусах-и-джеханара") Гаффари Каз-вини (1565 г.). В нем читаем: "Чингисхан во время похода на Таджиков дал ему (Джучи) Дешт-и Кипчак и Хорезм до крайнего севера"17.

Еще ранее, в XV в., об этом же писал анонимный автор книги "Родословная тюрок" ("Шаджарат ал-тюрк"). "В достоверных книгах истории, - говорится в ней, - записано, что после завоевания Хорезма, по приказу Чингизхана, Хорезм и Дешт-и Кипчак от границ Каялыка до отдаленнейших мест Саксина, страны Хазар, Булгар, Алан, Башкир, Урусов и Черкесов, вплоть до тех мест, куда достигнет копыто татарской лошади, стали принадлежать Джучи-хану, и он в этих странах утверждался на престоле ханства и на троне правления"18.

Хорезм был завоеван к лету 1221 г., то есть до встречи Чингис-хана с сыновьями в Талькане. Так что и Гаффари Казвини и анонимный автор "Родословной тюрок" считают, что улус был выделен Джучи-хану летом 1221 года. А вот относительно того, какие территории первоначально входили в него, мнения их различаются. Казвини полагал, что Улус Джучи-хана в момент его образования состоял из Хорезма, верховьев Сырдарьи, части Восточного Дешт-и Кыпчака, части Семиречья и Прииртышья. Остальные перечисленные в "Родословной тюрок" народы и страны в 1221 г. не могли быть [34] переданы под управление Джучи-хана уже потому, что они еще не входили в состав Монгольской империи. "То, что к улусу Джучи ко времени его смерти принадлежала северная часть Семиречья и Хорезмская степь, - пишет М. Г. Сафаргалиев, - это несомненно, однако окраины Саксина и Булгар при жизни Джучи, по-видимому, не входили в его улус. Передвижение монголов на запад произошло уже при Батые, когда на курултае 1229 г. ему было поручено завоевание земель, расположенных на западе... только тогда войско монголов дошло до Яика"19.

Очевидно, что предположение Рашид ад-дина о том, что Джучи-хан летом 1221 г. получил от Чингисхана приказ захватить Дешт-и Кипчак, Русь и т.д., неверно. Но ведь когда-то и кому-то такое поручение было сделано. Э. Хара-Даван считает, что Чингис-хан дал его на курултае летом 1223 г., но не конкретно Джучи-хану, а сыновьям совместно. "На этом торжественном и многолюдном собрании... Чингис-хан, - пишет он, - восседал на мухаммедовом золотом троне, доставленном из Самарканда. На курултай прибыл и Субэдэй, возвратившийся из южно-русских степей со своим отрядом. Летописец рассказывает, что Чингис-хан был так заинтересован докладом о совершенном набеге, что выслушивал его ежедневно в течение нескольких часов и решил тогда же завещать своим наследникам задачу покорения Европы"20.

В цитированном отрывке содержится ошибка. Встреча Чингис-хана с Субэдэй-нойоном произошла не в 1223 г., а летом-осенью 1224 г., и не на Сырдарье, а в Прииртышье. Именно тогда и там Чингис-хан принял принципиальное решение о Западном походе. При этом, видимо, точной даты его начала установлено не было, во всяком случае никаких приготовлений к нему в 1225 г. не велось, а в 1226 - 1227 гг., то есть до смерти Чингис-хана, основные монгольские силы были связаны войной против тангутского государства Си-Ся.


Примечания

12. СУЛТАНОВ Т. И. Ук. соч., с. 89.

13. Там же, с. 142 - 143.

14. ТИЗЕНГАУЗЕН Г. Сб. материалов, относящихся к истории Золотой Орды (СМИЗО). Т. 2. М. -Л. 1941, с. 32.

15. Там же, с. 64.

16. Сокровенное сказание, с. 140.

17. СМИЗО, т. 2, с. 210.

18. Там же, с. 204.

19. САФАРГАЛИЕВ М. Г. Распад Золотой Орды. В кн.: На стыке континентов и цивилизаций. М. 1996, с. 293.

20. На стыке континентов и цивилизаций, с. 151. Все историки, кроме Э. Хара-Давана, считают, что Субэдэй-нойон встретился с Чингис-ханом летом-осенью 1224 г. на Иртыше. Эта дата и это место их встречи указаны, в частности, в "Истории Казахской ССР" (т. 2. Алма-Ата. 1979, с. 119). В то же время на карте походов Чингис-хана и его полководцев (с. 122) завершение рейда Субэдэй-нойона и Джебэ-нойона датируется 1223 г., причем конечным пунктом рейда указан не Иртыш, а Хорезм. И так, к сожалению, бывает.

 

Рубрика: Статьи.