Вы можете заказать дизайн интерьера в Самаре любого стилевого направления. . Продление срока действия паспорта моряка.

О. С. Колганов. Дипломатическое оформление границ Арагонской Реконкисты в XII-XIII вв.

Испанская Реконкиста на протяжении всей своей многовековой истории никогда не была однородным и единым процессом. В разное время ее проводниками выступали отдельные христианские королевства, попеременно лидируя и лишь иногда объединяя свои силы. Началом арагонской части Реконкисты можно считать момент появления самого королевства (1035 г.), окончанием же - события XIII в., когда Арагон получил значительные территориальные приращения и достиг на Пиренейском полуострове своих максимальных границ.

Арагонская часть границы с Аль-Андалусом представляет интерес для исследования как частный пример разграничения христианских и исламских территорий на полуострове, а их оформление - как многоэтапный процесс дипломатических переговоров внутри христианского лагеря.

Формирование границ арагонской Реконкисты можно разделить на две стадии: дипломатическое оформление и его воплощение путем отвоевания. Дипломатическое закрепление границ Реконкисты шло через заключение договоров между Арагоном с одной стороны и Кастилией - с другой. Линия, разделяющая исламские и христианский территории, находилась в прямой зависимости от баланса интересов этих двух королевств. При продолжении экспансии на юг Пиренейского полуострова эти интересы сталкивались и требовали дипломатического урегулирования.

Прецедентом подобного урегулирования стало соглашение, подписанное в Тудельене 27 января 1151 г. королем Леона и Кастилии Альфонсо VII (1105 - 1157) и графом барселонским1 Рамоном-Беренгаром IV (1114 - 1162).

Соглашению предшествовали события, обозначившие серьезную активизацию Реконкисты: в 1147 г. португальцы отвоевывали Лиссабон, кастильцы заняли низовья Тахо, арагонцы дошли по Эбро до его устья вблизи Тортосы (1148), в 1149 г. овладели Леридой и Фрагой. На фоне этого обострились и отношения между христианскими королевствами: притязания принявшего в 1135 г. титул императора Альфонсо VII на Наварру натолкнулись на арагонское сопротивление2. Поэтому встреча в Тудельене преследовала две цели: определить порядок раздела Наварры и разграничить зоны предстоящего завоевания территорий аль-Андалуса.

По условиям Тудельенского договора, кастильский король Альфонсо VII предоставлял право завоевания территорий Валенсии (от Тортосы до реки Хукар, включая долину реки Турии), Дении и Мурсии (за исключением замков Лорка и Бера)3. При этом Мурсия становилась объектом вассальных прав Альфонсо VII, за что тот обязывался помочь в ее завоевании Арагонскому королевству. Оговаривалось, что в случае если император не смог бы участвовать в походе на Мурсию по объективным причинам, то вассальный статус устанавливался бы и тогда. Если же Кастилия, имея [147] возможность помочь Арагону, отказалась бы от своих обязательств, это принесло бы Мурсии такой же статус, как и Валенсии. В свою очередь, Арагон отказывался от части территорий Наварры и обязывался содействовать Кастилии в завоевании ее территорий. При этом условия договора распространялись и на наследников императора и графа4.

Тудельенское соглашение стало первым в череде дипломатических актов, подписанных Кастилией и Арагоном в рамках разграничения Реконкисты. Оно содержало ряд моментов как общих для подобного рода арагоно-кастильских договоров, так и весьма специфичных. К первым относятся, в частности, принятые за основу разграничения будущих завоеваний контуры границы. Они соответствовали сложившимся в рамках аль-Андалуса государственным образованиям (таифам) - Мурсии, Дении и Валенсии. Французский историк П. Сенак отмечал, что Восточная Испания была в этом скорее исключением из правил, поскольку, например, на определение границ Реконкисты между Кастилией и Португалией пределы мусульманских таифов никак не повлияли5.

На специфику Тудельенского договора обращает внимание известный испанский историк Р. Менендес Пидаль. Он трактует его как соглашение, заключенное между императором и его вассалом с целью совместного завоевания земель, находящихся под властью мавров. При этом подразумевалось, что императору принадлежит вся Испания и он только принимает помощь от своего вассала, графа барселонского, в ее возвращении, предоставляя тому земли Леванта6. Такой характер отношений - император-вассал - в ряду арагоно-кастильских соглашений по разграничению Реконкисты свойственен только Тудельенскому договору7. Все последующие не носили отпечатка имперской идеи.

Оговоренные в Тудельене планы по активизации Реконкисты не были осуществлены ни подписавшими тудельенский договор монархами, ни их непосредственными преемниками. Наступление христиан возобновилось лишь в 70-е годы XII века. В мае 1172 г. Альфонсо II Арагонский пересек Эбро и, продолжая освобождение бывшего "Великого пути" (от Таррагоны до Картахены), подошел к воротам города Валенсии, окружил его, отступив только тогда, когда Валенсия согласилась выплачивать Арагону дань (парию). Та же участь постигла другую валенсийскую крепость - Хативу. Летом 1172 г. попытка альмохадского калифа завладеть кастильской крепостью Уэта обернулась для него полным фиаско. В 1177 г. кастильцы заняли Куэнку, после чего продолжили совершать набеги вглубь территории аль-Андалуса8.

Активизация военного противостояния, которая наметилась на границе мусульманских и христианских земель в 70-е гг. XII столетия, привела к необходимости подтвердить ранее заключенные Кастилией и Арагоном договоренности. Таким подтверждением стал договор, подписанный в Касорле 20 марта 1179 г. королями Альфонсо II Арагонским и Альфонсо VIII Кастильским.

Соглашение подтверждало право Арагона на завоевание Валенсии с городами Хатива, Дения и Биар, Последний становился южной точкой арагонских завоеваний. Интересна при этом формулировка договора: "Альфонсо, король Арагона, граф Барселоны и маркиз Прованса, уступает... от имени себя и своих преемников Альфонсо, королю Кастилии, и его преемникам все населенные и незаселенные земли Испании, находящиеся вне упомянутого города Биара..."9. Фактически это означало отказ Арагонского королевства от любых других завоеваний на полуострове, кроме оговоренных договором в Касорле.

Важным положением договора стал пункт о передаче от Арагона к Кастилии права завоевания Мурсии. Взамен кастильский монарх освобождал короля Арагона, графа барселонского, от каких-либо вассальных обязанностей. Обе стороны отныне выступали равноправными участниками Реконкисты, ограниченными в своих действиях не политическим статусом, а географическими рамками, определенными двусторонними договороенностями.

Утвержденные в Тудельене, а затем в Касорле границы предполагаемого отвоевания можно было сделать реальностью только в отдаленной временной перспективе. Военно-политическая ситуация конца XII в. переносила реализацию плана Реконкисты на следующее столетие. Отвоевание серьезно замедляли общая дезорганизованность христиан, а также победы нового калифа из династии Альмохадов Абу Юсуфа Якуба. Испанский историк Асуар Руис, анализируя археологические данные, пришел к выводу, что в последней трети XII в. приграничным мусульманским территориям были свойственны интенсивное заселение территорий, укрепление существующих и строительство новых замков. Симптоматичным он считает увеличение количества альмохадских диргемов на территории Валенсии и Мурсии, применение новых оборонительных конструкций (в частности, открытой квадратной башни), появление новых [148]обнесенных стеной пригородов (в Дении и Аликанте). Политика Альмохадов по укреплению обороны дала свои плоды: на более чем тридцатилетний срок граница стабилизировалась, предотвратив возможное наступление христиан вплоть до 10- 30-х гг. XIII века10.

Именно тогда Кастилия и Арагон предприняли решительные шаги по воплощению плана Реконкисты, сформулированного соглашениями в Тудельене и Касорле. После важнейшей победы над маврами в битве при Лас Навас де Толосе, одержанной объединенными христианскими силами в 1212 г., граница Реконкисты стала интенсивно передвигаться на юг. В 1225 г. кастильский король Фернандо III завоевал Андухар, в 1239 г. взял Кордову. В 1241 г. старший сын Фернандо Альфонсо (будущий король Альфонсо X Мудрый) вторгся в Мурсию. Хайме I Арагонский, вслед за овладением Балеарскими островами, с 1232 г. начал постепенное завоевание территории Валенсии.

Активное продвижение войск Альфонсо в Мурсии и его попытка захватить Дению и Хативу противоречили условиям соглашения в Касорле. Хайме I расценил это как грубое нарушение договора11 и занял город Вильену, право на завоевание которого было закреплено за Кастилией. Фактически речь шла о взаимном отступлении от всех двухсторонних договоренностей, что ставило оба королевства на грань вооруженного противостояния.

В марте 1244 г. в местечке Альмисра состоялась встреча инфанта Альфонсо, выступавшего от имени Фернандо III, и Хайме I. После четырехдневных переговоров, в ходе которых Хайме проявил твердость относительно своих прав на Хативу12, был заключен новый договор. По его условиям подтверждалось право Арагона на овладение Хативой, южным пределом арагонского завоевания по-прежнему оставался Биар, с уточнением границы по линии Биар-Бусот-Вильяхойоса.

Договор Альмисра стал последним этапом определения окончательных границ Арагонской Реконкисты. Он ознаменовал как их дипломатическое закрепление, так и, по сути, фактическое завершение арагонской части Отвоевания (в 1244 г. Хайме Арагонским была захвачена Хатива, в 1245 г. - Биар).

Таким образом, оформление границ Арагонской Реконкисты сложилось из трех соглашений, явившихся итогом дипломатических переговоров между Арагоном и Кастилией, в Тудельене (1151 г.), Касорле (1179 г.) и Альмисре (1244 г.). Контуром, определившим границы Арагонской Реконкисты, стали границы мусульманских таифов. Первоначальная попытка кастильской короны положить в основу разграничения зон отвоевания вассальные принципы не получила развития: Арагонское королевство стало полноправным участником Реконкисты с суверенным правом на завоеванные территории. Определение же южной границы Арагонской Реконкисты по линии Биар - Бусот - Вильяхойоса и отказ от каких-либо других завоеваний на полуострове имели определяющее значение для развития Арагона в последующие столетия.


Примечания

1. Барселонское графство в унии с Арагоном с 1137 года.

2. ZURITA J. Anales de la Corona de Aragon. Caragoca. 1610, 1. 2, cap. X, p. 64 - 65.

3. Coleccion de documentos ineditos del Archivo General de la Corona de Aragon. T. 4. Barcelona. 1848, p. 169.

4. Ibid.

5. POISSON J. -M. e.a. Frontiere et peuplement dans le monde mediterraneen au Moyen Age: actes du colloque d'Erice - Trapani (Italie) tenu du 18 au 25 septembre 1988. Rome. 1992, p. 38 - 40.

6. MENENDEZ PIDAL R. El imperio hispanico у los cinco reinos: conclusion. Revista de estudios polfticos, no. 50, 1950, p. 42 - 44.

7. SUAREZ FERNANDEZ L. Historia de Espaca antigua у media, t. 1. Ediciones Rialp. 1976, p. 586.

8. The New Cambridge Medieval History. Vol. IV, с. 1024-c. 1198, part 1. Cambridge University Press. 2006, p. 618.

9. Reino de Castilla en la epoca de Alfonso VIII. Madrid. CSIC. 1960, 2:528 - 30, no. 319.

10. POISSON J. -M. e.a. Op. cit. p. 99 - 101.

11. Chronica, o commentari del gloriosissim, e invictissim Rey en lacme... feyte e scrita per aquell en sa llengua natural, e treyta del Archiu del molt Magnifich Rational de la insigne ciutat de Valencia hon stava custodida, per Jaume 1 Rei de Catalunya, Valencia, en casa de la Biuda de loan Mey Flandro, 1557, cap. XLVIII, fob. XC.

12. Chronica..., cap. LV, fob. XCII.


Колганов Олег Сергеевич - ассистент кафедры истории Древнего мира и Средних веков Московского педагогического государственного университета.

Рубрика: Статьи.