Модели кораблей на заказ

А. В. Майоров. Даниил Галицкий и Фридрих Воинственный: русско-австрийские отношения в середине XIII в. Часть 5

Роль Даниила в судьбе последнего Бабенберга. Возможно, родство и близкие отношения галицко-волынских князей с Феодорой Ангелиной, матерью Фридриха Бабенберга, дают ключ к еще одному невыясненному эпизоду внешней [44] политики Даниила Романовича - его причастности к гибели австрийского герцога Фридриха II.

Под 1246 г. в Густынской летописи помещено сообщение, не находящее себе параллелей в других русских источниках: "Беля, король Угорский, имея рать со Фридрихомъ, Ракускимъ княземъ, призва себе Данила въ помощь; Данило же прийде со рускими и татарскими полки, крепко бияшеся со Немци, донеле же победи ихъ и Фридриха уби"98. Ясно, что в данном сообщении речь идет о войне венгерского короля Белы IV с австрийским герцогом Фридрихом II Воинственным и о гибели герцога в битве на р. Лейта (Литава) в июне 1246 года.

Галицко-Волынская летопись обходит молчанием участие Даниила в этой битве. Однако рассмотренному выше летописному известию о переговорах в Прессбурге непосредственно предшествует запись: "Присла король Оугорьскыи къ Данилоу, прося его на помощь, бе бо име рать на бои с Немци"99.

"Ратью" и "боем" с "немцами" в описываемое время могла быть только кампания венгерского короля против австрийского герцога Фридриха Бабенберга, проведенная в 1246 г. и закончившаяся битвой на р. Лейте. Об этой битве летописец упоминает post factum, отмечая победу в ней герцога Фридриха, достигнутую ценой собственной жизни: "[Герцог Фридрих] бився, одоле королеви Оугорьскомоу, и оубьень бысть от своих бояръ во брани"100.

Битва на Лейте известна по многочисленным упоминаниям австрийских хроник, отмечающих участие в ней русских и половецких войск. Ряд источников указывает также, что в сражении принимал участие некий "король Руси", выступивший на стороне венгров101.

По сведениям наиболее информированного источника - ламбахского продолжателя Мелькских анналов, в 1246 г. герцог Фридрих "померился силами с тремя королями, а именно королем Венгрии, королем куманов и королем Руси, и в итоге одержал верх. Тогда же огромное множество [рыцарей] из страны венгерского короля он убил и потопил. Тот же самый Фридрих, получив триумф в битве, погиб странным образом"102. О загадочной гибели Фридриха, случившейся при невыясненных обстоятельствах в ходе битвы с венгерским королем и его союзниками, говорится также в анналах монастыря св. Руперта в Зальцбурге: "Сам герцог Австрии, однако, либо своими, либо врагами, точно неизвестно, был убит"103.

Некоторые средневековые авторы пытались пролить свет на обстоятельства гибели Фридриха, выясняя, кто именно мог быть причастен к его смерти. Версия убийства получила развитие у продолжателя Хроники пресвитера Магнуса, согласно которому австрийский герцог пал от руки одного из своих приближенных: "В сумятице боя [Фридрих] был убит своими людьми, как говорят, [своим] стольником, графом из Хассбаха, по имени Генрих"104.

Но в анналах кельнского монастыря св. Пантелеймона виновником убийства назван не Генрих, а участвовавший в битве "король Руси", с которым Фридрих Бабенберг сошелся в поединке: "1246. Упомянутый герцог (Фридрих Воинственный. - A.M.) около месяца июня сошелся на поле битвы с королем Венгрии. В схватке [Фридрих] сразился с неким королем Руси, которого убил, но и сам получил от него смертельную рану и [после] прожил лишь два дня. Его войско, однако, добилось победы"105.

Как видим, смерть Фридриха Бабенберга вызвала самые противоречивые толки уже у современников битвы на Лейте. Столь же противоречивы и суждения исследователей. Определенное предпочтение новейшие авторы отдают сведениям кельнского хрониста, как наиболее нейтрального к описываемому событию. Неясным, правда, остается, кто из русских князей упомянут в его сообщении. [45]

Некоторые историки допускают, что в битве на Лейте на стороне венгерского короля мог участвовать Даниил Романович, незадолго перед тем помирившийся с Белой IV106. Однако другие уверены, что герцог Фридрих Воинственный пал от руки другого русского князя, и таковым мог быть состоявший на службе у Белы Ростислав Михайлович (сын погибшего в Орде Михаила Черниговского)107. Иногда подобный вывод основывается на не вполне корректном понимании выражения quodem rege Ruscie кельнского анналиста, которое переводится как "бывший король Руси"108. Ростислав Михайлович, некогда княживший в Галиче и изгнанный оттуда Романовичами, действительно, мог восприниматься в качестве бывшего русского "короля". Однако лексема quodem здесь употреблена в значении неопределенно-личного местоимения и не может восприниматься как специальное указание на Ростислава. Подразумевается, скорее, действующий, а не бывший правитель.

Ростислав Михайлович, по некоторым данным, мог принимать участие в австрийском походе Белы IV 1246 года109. Однако точно известно, что он не погиб в битве на Лейте: смерть Ростислава наступила спустя несколько десятилетий после нее110.

Важным источником, содержащим сведения о битве на Лейте, являются свидетельства одного из ее непосредственных очевидцев - австрийского миннезингера Ульриха фон Лихтенштейна (ок. 1200 - 1275/1277), описавшего это сражение в своем знаменитом поэтическом романе "Служение дамам" (Frauendienst)111.

Во многих отношениях неполный и неясный, рассказ Лихтенштейна, тем не менее, содержит некоторые ключевые подробности, прежде всего точную дату: сражение состоялось "наутро дня Святого Вита в пятницу", то есть 15 июня 1246 г. (Str. 1661 - 1662). Ульрих говорит, что он мог бы описать битву более подробно и даже назвать имена погибших в ней рыцарей, но все это для его слушателей не будет новым, так как он ранее уже описывал эту злосчастную битву в своих стихах112. Важнейшей частью свидетельств Лихтенштейна является детальное описание гибели Фридриха Воинственного.

Из слов поэта вытекает, что едва ли не главными участниками сражения были русские (ReuBen, Reussen, Reuzzen, Riuzen), неоднократно упоминаемые на протяжении всего его описания. Русские первыми начали битву. Против них стояли люди Генриха фон Лихтенштейна (родственника нашего информатора). Перед началом битвы между двумя рядами выстроившихся друг против друга войск появился верхом на коне герцог Фридрих и обратился к своим воинам с речью, обещая им щедрые награды в случае победы. Но, еще прежде чем он произнес последние слова, русские внезапно ударили ему в спину. Фридрих пал, но в ту же минуту началась такая всеобщая драка, что никто сразу не обратил внимания на это трагическое происшествие. Генриху Лихтенштейну вскоре удалось переломить ход битвы и обратить русских в бегство113.

Итак, со всей определенностью выясняется, что русский "король", кто бы он ни был, действовал в битве на Лейте не в одиночку, а во главе весьма значительного войска, состоявшего из русских. Именно это войско было едва ли не главной ударной силой армии Белы IV.

Таким войском мог располагать тогда только действующий князь, правитель сильной в военном отношении русской земли. Восприятие его австрийскими и немецкими хронистами в качестве суверенного "короля Руси" заставляет думать, что речь идет о галицко-волынском князе Данииле Романовиче. Именно этот князь уже в 1240 г. пользовался титулом "короля [46] Руси", полученным от императора Фридриха II. Никаких данных о том, что таким же титулом пользовался когда-либо Ростислав Михайлович, нет.

Кроме того, Ростислав, один из вассалов венгерского короля, приходившийся также зятем своему сюзерену, едва ли вообще мог быть представлен в австрийских анналах в качестве суверенного русского правителя. В Австрии Бела IV был слишком хорошо известен. Он упоминается во всех сообщениях о битве на Лейте, и, будь убийцей Фридриха Ростислав, он, зять короля Венгрии, надо думать, не остался бы в этих же сообщениях безликим пришельцем из Руси. К тому же Ростислав Михайлович и сам по себе весьма заметная фигура в истории Австрии. Его личность должна была представлять интерес для австрийских хронистов - хотя бы потому, что этот князь стал одним из предков новой династии правителей страны, будучи дедом Агнессы Чешской, жены Рудольфа II Габсбурга114.

К лету 1246 г. отношения Даниила Романовича с Белой IV полностью нормализовались после конфликта, бывшего между ними годом ранее, закончившегося победой Романовичей в битве под Ярославом, чему способствовал и союз Даниила с Ордой, откуда он вернулся весной 1246 г., добившись признания своих прав на Галич ценой подчинения верховной власти хана Батыя115. О признании Даниилом в этих условиях своей вассальной зависимости от Белы уже не могло быть речи. В возобновившейся борьбе за Австрию галицко-волынский князь действовал как равноправный союзник венгерского короля, суверенный "король Руси". Союз двух королей должен был скрепить династический брак между их детьми - принцессой Констанцией и князем Львом. Переговоры о заключении брака, судя по всему, начались в том же 1246 году116.

Граф Генрих фон Хассбах и галицко-волынские князья. В источниках виден еще один след, указывающий на причастность галицко-волынских князей к гибели Фридриха Воинственного, дающий твердые основания считать, что Романовичи непосредственно были связаны с людьми, на которых в Австрии возлагали вину за гибель последнего Бабенберга.

По сведениям продолжателя Хроники пресвитера Магнуса, Фридрих пал от руки своего стольника, "графа из Хассбаха, по имени Генрих"117. Heinrich von Hassbach был хорошо известен в Австрии в описываемое время, его имя многократно упоминается в источниках середины XIII века. В последние годы правления Фридриха II Воинственного, а затем при Пржемысле II Оттокаре он занимал ряд важных государственных должностей: в 1240 - 1250-х годах был ландрихтером, а также стольником (шенком) при дворе австрийского герцога118. Ульрих фон Лихтенштейн упоминает Генриха и его брата Ульриха в романе "Служение дамам", где восхищается их силой и мужеством и восхваляет как победителей сорока рыцарей на турнире в Вене в 1240 году119. В Нижней Австрии (округ Нойкирхен) до нашего времени сохранились остатки замка Хассбах, построенного на рубеже XII-XIII веков120.


Примечания

98. Там же. Т. 40. СПб. 2003, с. 121.

99. Там же. Т. 2, стб. 813 - 814.

100. Там же, стб. 820.

101. DIENST H. Die Schlacht an der Leitha 1246. Wien. 1971.

102. Annales Millicensium continuation Lambacensis (MGH. SS. T. 9, p. 559).

103. Annales sancti Rudberti Salisburgenses a. 1 - 1286 (ibid., p. 789).

104. Chronicon Magni Presbiteri continuatio (ibid. T. 17. Hannoverae. 1861, p. 639).

105. "Cum quodem rege Ruscie singulariter in prelio dimicans, ipsum interfecit et ab eodem mortale vulnus accepit, supervivendo duobus diebus" (Annales sancti Pantaleonis Coloniensis (ibid. T. 252. Hannoverae. 1872, p. 541).

106. FICKER A. Herzog Friedrich II., der letzte Babenberger. Innsbruck. 1884, S. 128; БЕРТЕНЬИ Й. Международное положение Венгрии после татарского нашествия. В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье. М. 1978, с. 318.

107. WERTNER М. Boris und Rostislaw. Berlin. 1889, S. 45; NOVOTNY V. Ceske dejiny. Dil. 1. Cs. 3. Praga. 1928, s. 774 - 775; DIENST H. Op. cit., S. 10; SOMMER G. Osterreich im Hochmittelalte. Wien. 1991, S. 329; Bausteine zur liechtensteinischen Geschichte. Bd. 2. Zurich. 1999, S. 25; MIKA N. Op. cit., s. 17 - 19; DABROWSKI D. Op. cit., s. 50 - 52.

108. MIKA N. Op. cit, s. 18.

109. FICHER A. Op. cit., S. 127.

110. WERTNER M. Op. cit., S. 50.

111. Об этом произведении см.: PETERS U. Frauendienst. Untersuchungen zu Ulrich von Lichtenstein und zum Wirklichkeitsgehalt der Minnedichtung. Gottingen. 1971.

112. Ulrich's von Liechtenstein Frauendienst. Bd. 7. Leipzig. 1888, S. 255 - 262. Strophe 1659 - 1688. Перевод на современный немецкий язык см.: Ulrich von Liechtenstein. Frauendienst. Klagenfurt. 2000.

113. См., напр.: Ulrich's von Liechtenstein Frauendienst. Bd. 7, S. 255f.

114. HOENSCH J.K. Op. cit., S. 41, 43, 174.

115. ПСРЛ. Т. 2, стб. 807 - 809.

116. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С., Хронольогия подій, с. 67; ПАШУТО В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, с. 237; WLODARSKI В. Polska i Rus (1194 - 1340), s. 132.

117. Chronicon Magni Presbiteri continuatio, p. 639.

118. WELTIN M. Landesherr und Landherren zur Herrschaft Ottokars II. Premysl in Osterreich. In: Ottokar-Forschungen. Jahrbuch fur Landeskunde von Niederosterreich. 1978 - 1979. Bd. 44/45, S. 165; WISSGRILL F.K. Schauplatz des landsassigen Nieder-Osterreichischen Adels vom Herren- und Ritterstande von dem XI. Jahrhundert an, bis auf jetzige Zeiten. Bd. IV. Wien. 1800, S. 212 - 215.

119. KRENN G. Historische Figuren und/oder Helden der Dichtung? In: Ich - Ulrich von Liechtenstein. Klagenfurt. 1999, S. 128.

120. HALMER F. Burgen und Schlosser im Raume Bucklige Welt, Semmering, Rax. Wien. 1969, S. 58f.

 

Рубрика: Статьи.