http://olimp.bet/ букмекерская контора. Ставки на спорт букмекерская.

А. В. Майоров. Даниил Галицкий и Фридрих Воинственный: русско-австрийские отношения в середине XIII в. Часть 4

Пятьсот марок серебром, переданные по распоряжению Фридриха II его кредитором Генрихом Бревном послам короля Руси, надо полагать, служили компенсацией расходов, понесенных Романовичами в связи с предпринятым ими военным походом в Австрию, а также наградой за отказ от поддержки австрийского герцога и переход на сторону германского императора.

Денежными подарками Фридрих II неоднократно вербовал себе новых союзников. Действуя преимущественно таким способом во время борьбы со своим мятежным сыном, германским королем Генрихом (VII), он переманил в 1235 г. большую часть его сторонников76. Щедростью императора пытался тогда воспользоваться и Фридрих Воинственный, потребовавший за свои услуги 2 тыс. марок серебром, но получивший отказ77.

На решение Романовичей перейти на сторону императора оказала влияние также позиция Белы IV, противника Фридриха Воинственного. Этот факт нашел отражение в сообщении летописи о том, что Бела запретил Даниилу [41]  и Васильку воевать на стороне герцога ("королеви же возбранившоу има")78. Венгерский король с самого начала играл существенную роль в вовлечении Романовичей в австрийские дела. Именно он накануне описываемых событий пригласил Даниила прибыть в Венгрию, оказав ему при этом какие-то особые почести ("звалъ его на честь")79.

Учитывая постоянный интерес Романовичей к австрийским делам в будущем и их настойчивые попытки овладеть престолом Бабенбергов после смерти Фридриха Воинственного, можно предположить, что какие-то виды на Австрию возникли у Даниила уже во второй половине 1230-х годов, во время разразившегося там острого политического кризиса. Настроениями Романовича не преминули воспользоваться враги герцога Фридриха - германский император и венгерский король, увидевшие в Данииле Галицком потенциального соперника Бабенберга и постаравшиеся вовлечь волынского князя в свои дела.

Основание стать претендентом на австрийский престол Даниилу Романовичу давало родство с династией Бабенбергов по женской линии. Это должен был учитывать император Фридрих II при выборе фигуры на место фактически свергнутого им в начале 1237 г. герцога Фридриха Воинственного. Право на престол Бабенбергов наследников по женской линии было признано дедом Фридриха II, императором Фридрихом I Барбароссой, и не раз использовалось в дальнейшем правителями Священной империи для достижения собственных политических выгод80. Так или иначе, случайный и никому не известный в Австрии и Германии князь из далекой Волынской земли едва ли мог бы заинтересовать Фридриха II в качестве союзника в борьбе за установление власти императора на берегах Дуная.

Разрыву отношений Романовичей с герцогом Фридрихом в начале 1237 г. способствовали и другие противоречия, существовавшие между ними в прошлом. Всего двумя годами ранее, как следует из приведенного выше письма императора Фридриха II к чешскому королю Вацлаву I, у Фридриха Воинственного произошли разногласия с неким "герцогом Руси", выразившиеся в том, что австрийский правитель перехватил дары, отправленные этим "герцогом" германскому императору. В дискуссии историков по поводу идентификации упомянутого в документе "герцога Руси" приходится признать правоту Грушевского, считавшего отправителем даров Даниила Галицкого. Союз волынского князя с германским императором, оформленный во время их личной встречи в Вене, был, таким образом, заблаговременно подготовлен со стороны Даниила.

Сопоставление документов императора Фридриха II, имеющих отношение к Даниилу Галицкому и связанных с событиями 1235 и 1237 гг., показывает, что за это короткое время внешнеполитический статус волынского князя существенно повысился: в первом документе имперская канцелярия титулует его герцогом (dux Rossiae), а во втором - королем (rex Ruscie).

Присвоение русскому князю королевского титула, очевидно, явилось следствием его союза с императором. Именуя своего нового союзника королем Руси, император тем самым как бы подчеркивал, что его властный статус выше статуса мятежного австрийского герцога. Во всех официальных документах императора, а также исторических хрониках Фридрих Бабенберг титулуется лишь как герцог Австрии и Штирии (dux Austriae et Styriae), несмотря на его неоднократные попытки добиться королевского титула81. Получение от императора Фридриха II королевского титула означало для Даниила Галицкого прекращение его вассальной зависимости от венгерского короля Белы IV: оба они были признаны суверенными правителями, Даниил Романович именно в таком духе мог истолковывать установленные им отношения с императором. [42]

Что же касается трений в отношениях Романовичей с Фридрихом Воинственным, то объяснить их возникновение можно опять-таки с учетом родства волынских князей с матерью Фридриха Феодорой Ангелиной. Преследуемая сыном, она бежала из Австрии, обратившись за помощью к своим родственникам за границей; двоюродной сестрой приходилась ей княгиня Евфросиния Галицкая. Дары русского князя были отправлены императору Фридриху II как раз в тот момент, когда к нему с просьбой о защите обратилась австрийская герцогиня-изгнанница. Она же, видимо, и сообщила императору о пропаже предназначавшихся для него русских даров, перехваченных австрийским герцогом.

Основания для напряженности в отношениях волынских князей с Фридрихом Бабенбергом возникли еще прежде его конфликта с матерью. В 1229 г. Фридрих развелся со своей первой женой Софией, дочерью никейского императора Феодора I Ласкаря (1204 - 1221). Этот шаг вызвал недовольство родственников греческой принцессы; у Фридриха Бабенберга сразу же были испорчены отношения с будущим венгерским королем Белой IV, женатым на Марии Ласкарине, сестре Софии82.

Прессбургский демарш Даниила Галицкого. Дипломатические отношения Даниила Галицкого с императором Фридрихом II получили свое развитие через несколько лет в связи с новым обострением ситуации в Австрии. После смерти Фридриха Бабенберга и его преемника Владислава Моравского Фридрих II в нарушение Малой привилегии 1156 г. объявил Австрию и Штирию выморочным леном, принадлежащим императору. Весной 1247 г. он направил в Австрию имперского наместника Оттона фон Эберштейна, который, однако, не справился со своими задачами и через некоторое время вернулся83. В конце 1247 г. войска Фридриха II вторглись в Австрию и в очередной раз заняли Вену. Вдовствующая герцогиня Гертруда и ее сторонники бежали в Венгрию и просили защиты у папы Иннокентия IV84.

В начале 1248 г. папа признал Гертруду единственной законной наследницей австрийского престола и обратился с серией посланий к лояльным апостольскому престолу правителям с просьбой принять Гертруду под свою опеку, защитив тем самым от посягательств на ее права со стороны "врагов церкви" - германского императора и его сторонников; в числе адресатов папы были венгерский король Бела IV и чешский король Вацлав I85.

Между тем Бела IV имел собственные виды на австрийский престол и не раз пытался ввести войска в Австрию. В сложившихся обстоятельствах венгерский король вновь вспомнил о галицко-волынских князьях. Даниил Романович откликнулся на королевское предложение и "иде емоу на помощь и приде къ Пожгу (Прессбург, немецкое название Братиславы. - А. М.)"86.

Однако никаких военных действий тогда не последовало. Стороны пытались уладить спорные вопросы путем переговоров, в которых участвовали венгерский король, галицко-волынский князь и послы Фридриха II. Несмотря на то, что его войска уже заняли Вену, император не считал австрийский вопрос решенным и, надо думать, искал подходящего кандидата, способного стать наследником Бабенбергов.

В Галицко-Волынской летописи читаем: "Пришли бо бяхоу посли Немецкыи к немоу (королю Беле IV. - А. М.), бе бо царь (император Фридрих II. - А. М.) обьдержае Ведень (Вену. - А. М.), землю Ракоушьскоу (Австрийскую. - А. М.) и Штирьскоу, герцокъ (Фридрих II Воинственный. - А. М.) бо оуже оубьенъ бысть"87.

Изучение летописного сообщения о встрече в Прессбурге порождает ряд трудноразрешимых вопросов, касающихся прежде всего датировки этого события. Многие обозначенные в летописи даты не соответствуют реальной [43] хронологии описываемых событий. Рассказ о переговорах помещен под 6760 (1252) годом. В литературе возобладала точка зрения Грушевского, отнесшего известие о встрече в Прессбурге к 1248 - началу 1249 г.; предлагались, впрочем, и более поздние датировки88.

Переговоры о судьбе австрийского престола имели смысл лишь до того времени, когда новым герцогом фактически стал Герман Баденский. Ставленник папы Иннокентия IV, маркграф Герман более года вел борьбу с императором Фридрихом и его сторонниками в Австрии, Сочетавшись браком с Гертрудой Бабенберг в середине 1248 г., 14 сентября того же года он был признан папой новым герцогом Австрии и Штирии89. Однако путь в Вену для него долго еще оставался закрытым.

Упоминание летописи о "великом зное" во время переговоров послов императора с венгерским королем и русским князем90, свидетельствует о том, что встреча в Прессбурге происходила летом. Именно летом 1248 г. были предприняты наиболее энергичные усилия к овладению Австрией как сторонниками, так и противниками германского императора. В это время к Фридриху II в Верону прибыла делегация австрийской знати, составленная из его приверженцев, по просьбе которых Фридрих назначил двух новых имперских наместников: в Штирию и Крайну - графа горицкого Майнгарда III, а в Австрию - баварского герцога Отгона II91.

Впрочем, нельзя исключать, что встреча в Прессбурге могла состояться годом позже, если учитывать, что только к осени 1249 г. ставленнику папы Герману Баденскому и его супруге Гертруде удалось, наконец, обосноваться в Вене92. Менее убедительными представляются аргументы в пользу датировки съезда в Прессбурге 1247 годом93.

Даниил Романович не был лишь пассивным наблюдателем на переговорах в Прессбурге. Напротив, он заявлял собственные претензии на австрийский престол, мотивируя их своим родством с Фридрихом Бабенбергом, бывшим, как и волынский князь, потомком византийского императора Исаака II.

Описывая внешний облик Даниила Романовича, прибывшего для участия в переговорах, Галицко-Волынская летопись указывает на весьма примечательную деталь: князь предстал перед послами императора облаченным в "кожюхъ оловира Грецького и кроуживы златыми плоскоми ошить"94. Древнерусское оловиръ употреблялось в значении "багрянец", "пурпур"; в форме holoverus "истинный пурпур" это выражение известно также в латинских средневековых текстах95. Цель Даниила была достигнута. Своим пышным видом он произвел сильное впечатление на послов германского императора: "Немцем же зрящимъ, много дивящимся". Во время официальных переговоров случился настоящий дипломатический конфуз: германские послы, а вслед за ними и король Бела стали уговаривать русского князя снять с себя роскошный греческий наряд и переодеться в другое платье, более согласующееся с "обычаемь Роускимь"96.

В итоге Даниил согласился переодеться и надел "порты", предоставленные венгерским королем. За такую уступчивость галицко-волынский князь, похоже, потребовал солидную денежную компенсацию. Явный намек на некую сумму в виде отступных князю звучит в обращенных к нему словах венгерского короля о том, что он не пожалел бы и "тысяще серебра", если бы Даниил явился на переговоры одетым "обычаемь Роускимь отцовъ своихъ"97.


Примечания

76. См., напр.: ГЛОГЕР Б. Император, бог и дьявол: Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях. СПб. 2003, гл. 6.

77. Historia diplomatica Friderici Secund. Т. 4. Pars 2. Paris. 1855, p. 854; Regesta Imperii. T. 5. Bd. 1. Abt. 1, N 2089e.

78. ПСРЛ. T. 2, стб. 776 - 777.

79. Там же, стб. 776.

80. APPELT H. Privilegium minus. Das staufische Kaisertum und die Babenberger in Osterreich. Wien.

1976.

81. LECHNER K. Op. cit., S. 298.

82. Ibid., S. 276.

83. Continuatio Sancrucensis II, p. 642.

84. STURNER W. Friedrich II. Der Kaiser. 1220 - 1250. Teil 2, S. 326, 331 - 333.

85. Regesta Pontificum Romanorum inde ab a. post Christum natum MCXCVIII ad a. MCCCIV T. 2. Berolini. 1875, NN 12816, 12824, 12825, 12828.

86. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814.

87. Там же.

88. ГРУШЕВСЬКИЙ М. С. Хронологія подій, с. 34 - 35; ЕГО ЖЕ. До справи хронольогічної звязи в Галицько-волинській літописи. - Записки Наукового товариства імені Шевченка, 1903, т. 52; БАРВІНСЬКИЙ Б. Прешбурський з'їзд в справі спадщини по Бабенбергах. Там само.

89. Regesta Pontificum Romanorum. T. 2. N 13022.

90. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814 - 815.

91. Continuatio Garstensis a. 1182 - 1257 (MGH. SS. Т. 9, р. 598).

92. HAUSMANN Fr. Op. cit., S. 300.

93. DABROWSKI D. Stosunki polityczne miedzy krolem Wejjier Bela. IV, niektorymi ksiazetami polskimi i Romanowiczami w latach 1242 - 1250. In: Polska w kreju polityki, kultury i gospodarki europej skiej. Bydgoszcz. 2007, s. 57 - 58.

94. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814.

95. SOPHOCLES E.A. Greek lexicon of the Roman and Byzantine periods. Hildesheim-Zurich - NY. 2005, p. 801.

96. Подробнее об этом см.: Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом). Т. 62. СПб. 2011.

97. ПСРЛ. Т. 2, стб. 814 - 815.

 

Рубрика: Статьи.