Купить кондиционер Нижний Новгород

А. Югов. Даниил Галицкий и Александр Невский. Часть 3

 III

Ещё в 1245 г., когда венгры вторглись в Червоную Русь, Александр помог Даниилу, Миндовг, обещавший помощь русским против венгров, вместо этого вероломно вторгся в пределы Полоцкого и Смоленского княжеств. Но здесь его кунигасов встретил Александр и, что называется, "не оставил и на семена".

Осенью 1250 г. митрополит всея Руси Кирилл, невзирая на осеннюю распутицу2 , проделал путь в две тысячи вёрст - от Холма до Владимира на Клязьме.

А зимой того же года по санному пути во Владимир прибыла, надо полагать со овитою и дружиною, всегда сопровождавшей княжён-невест, дочь князя Даниила Романовича Галицхого, которая стала женой Андрея Ярославича, брата Александра Невского.

"В лето 6758 (1250 г. - А . Ю.)... тое же осени приехал митрополит Кирил на Суждальскую землю. Тое же зимы (и летопись подчёркивает связь событий! - А. Ю.) оженился князь Ярославич Андрей Даниловною Романовича... И много веселья бысть"3 .

Само собой разумеется, без согласия Александра, который был "в отца место" как старший, такой брак совершиться не мог.

"В лето 6759 (1251 г. - А. Ю. ) поеха митрополит в Новгород великий ко Александру"4 .

Непосредственной реакцией татар на попытку объединения двух могущественнейших князей древней Руси было нашествие хана Неврюя на земли Андрея Ярославича. Андрей же, "собрав воинство своё, пошёл против них и встретились и начали биться, и была битва великая и одолели татары". Андрей вместе с Даниловной был вынужден бежать в Швецию.

Далее, следует обратить внимание на порядок развития последующих событий (по Лаврентьевской летописи): сначала бегство Андрея после поражения; потом "иде Олександр князь Новгородьский Ярославич в Татары" (значит, вовсе "не жаловаться на брата", как это неправильно предположил Татищев и с особенным удовольствием повторил М. Грушевский)5 "и отпустиша и (его. - А. Ю. ) с честью великою, давше ему старейшинство во всей братьи его".

Митрополит Кирилл встретил Александра, вернувшегося из Орды, с гражданами у Золотых ворот.

А затем я 1252 г., несмотря на то что регулярное войско, дружина князя Владимиро-Суздальского Андрея Ярославича, было разбито татарами, по всем восточным княжествам, уже в то время, когда на великом княжении Владимирском был сам Александр (это мы подчёркиваем), подымается восстание против татар, и восстание победоносное. Об этом с великой гордостью говорят летописи: "В лето 6760 (1252 г. - А. Ю.) Избави Бог от лютого томления бесурменского люди Ростовский земля: вложи ярость в сердца крестьянок, не терпяще насилья поганых, изволиша веч (собрали вече. - А. Ю.) и выгнаша из городов, из Ростова, из Володи-


1 "Великий князь Александр приде в Володимерь в силе тяжце и бысть грозен приезд его". Софийская летопись. I, стр. 266.

2 О путях сообщения древней Руси см. Аристов Н., проф. "Промышленность древней Руси", стр. 238, 239, 240, 241, 242. 1861.

3 См. Лаврентьевскую летопись под указанными годами.

4 Там же. Подтверждение этих событий - в Троицкой я в Новгородской, Лаврентьевская летопись, стр. 472 - 473. Изд. Академии наук СССР. 1927.

5 Нелепая догадка Татищева о том, будто Александр Ярославич, недовольный тем, что Андрей Ярославич сидит во Владимире, а он, Александр, в Новгороде, прибегал к помощи татар в борьбе против брата, не соответствует никаким летописным источникам. Эту нелепицу подхватил известный историк М. Грушевский, который был одержим, как известно, буржуазно-шовинистическими идеями, враждебными единству великой Руси и украинского народа. "Очевидно, - гадает Грушевский, - наданне Киiва ioгo (Александра. - А. Ю.) завсим не потешило, й слïдом вïн починае копати пïд братом" (!). К сожалению, какое-то вероятие пытался придать известию Татищева и С. М. Соловьёв. Однако исследования Щербатова, Беляева и др., не говоря уже о летописных известиях, не оставляют за татищевским известием и тени правдоподобия. И. Д. Беляев, исследовав этот вопрос по 12 летописям, нашёл, что "гни одна не обвиняет Александра в наведения татар, другие летописи также ничего не говорят об этом" (см. "Великий князь Александр Ярославич Невский", стр. 19, прим. 48, отдельн. оттиск из "Временника" IV). О таких известиях, которые встречаются только у Татищева, Бестужев-Рюмин писал, что к ним требуется "осторожность в пользовании" ("Русская история". Т. I, стр. 212).


[102]

меря, из Суждали, из Ярослава"1 . Татары были изгнаны также из Твери, Ярославля-Залесского, Рязани и Пронска. Разве могло бы народное движение одновременно принять такой размах, если бы Александр Ярославич не вдохновлял, не организовал это народное движение, охватившее не только его отчину, но и все восточные княжества в то время, когда он сам находился во Владимире?! Совершенно очевидно, что организовал, руководил этим восстанием, и руководил победоносно, - Александр.

И татары вынуждены были стерпеть, притворились, что ничего особенного не произошло. Ханы убрали сборщиков, откупщиков податей - бессерменов - и даже поручили обор даней-выходов, "татарщины", самому Александру. Положение было едва ли не такое же, как и при Иване Калите, целым веком позднее!

Даниил и Александр, гениально учитывая внешнеполитическую ситуацию, выбрали благоприятный момент для координации усилий и для первой "острастки" татарам. У Золотой Орды в этот момент хватило сил только на то, чтобы разбить войско Андрея Ярославича и послать против Даниила Галицкого хана Куремсу (в этом же, 1252 г., как теперь считается установленным), - но войско хана Куремсы было разбито Даниилом. У татар не хватило военной мощи, чтобы немедленно подавить вооружённой рукой восстание. Пришлось идти на уступки.

Батый уже не имел былого влияния, ибо стал дряхлым (умер в 1255 г.), а между ханами: Берке, братом Батыя, Сартаком, сыном Батыя, и Тарбоном (Карбоном), зятем Батыя, - шла грызня.

Исключительно благоприятно складывалась обстановка с 1250 г. и на Западе: Венгры помнили ещё свой разгром под Ярославлем, тевтоны и шведы - Неву и Ледовое побоище. В 1250 г. умер Фридрих II Гогенштауфен, незаурядный полководец и политик, объединявший Римско-германскую империю. В Германии сразу появилось несколько самозванцев, выдававших себя за Фридриха. Многие области Германии не знали, кого считать императором. Недаром время с 1250 по 1273 г. (избрание Рудольфа Габсбурга) называется в истории "эпохой великого междуцарствия в Германии".

Тевтоно-ливонский немецкий орден лишился постоянного притока пополнений из Германии. В силу всех этих причин "легат" Даниила, Кирилл, и поспешил во Владимир на Клязьме уладить сватовство и обвенчать Даниловну и Ярославича.

Рубрика: Статьи.