read more . kontextmedia.ru: игровые автоматы слоты играть бесплатно без регистрации 777.

А. Югов. Даниил Галицкий и Александр Невский. Часть 1

I

До сего времени в нашей исторической литературе не освещены такие важные моменты отечественной истории, как взаимоотношения между Александром Ярославичем Невским, великим князем Новгородской и Ростовско-Суздальской земли и Киева1 , и Даниилом Романовичем Галицким, великим князем всей Червоной, Карпатской, или Галицко-Волынской, Руси. А между тем сопоставление первоисточников и анализ внешнеполитической обстановки того времени дают нам право утверждать, что эти два великих и самоотверженных ратоборца за Русскую землю - Даниил и Александр - были связаны узами взаимной дружбы и поддержки в то поистине страшное для Руси время - одновременного и, как полагают, согласованного напора2 татар с востока, немцев с запада.

Александр и Даниил - "одного деда внуки, Володимеря племя", Мономаховичи; оба они противостояли общим врагам на Западе и на Востоке. Даниил и Александр уже потому только не могли упустить благоприятного момента для совместных усилий, что оба они, по всеобщему признанию, были выдающимися политиками и полководцами своего века.

Широко известно, что по государственному разумению и полководческому дарованию Александр Ярославич превосходил современных ему князей и государей. Это было признано на Западе не только теми, кого бивал неоднократно на полях сражений Невский, но и папой, приславшим к Невскому послов с предложением королевской короны, а на Востоке - Батыем, который сказал об Александре: "Истинно мне поведали, что нету подобного этому князю"3 .

Столь же высоко ценили современники и потомки и Даниила Галицкого как полководца и политика. Летописи говорят о Данииле Романовиче в библейских тонах: "Бе бо дерз и храбор, от главы и до ногу его не бе на нём порока"4 .

Мнение проф. Андрияшева о Данииле5 - "Бесспорно, это был великий, гениальный человек", "гигантская фигура" - разделял не только проф. Дашкевич, страстный апологет Даниила, но и Карамзин, Костомаров, Соловьёв. Последний пишет, что Даниил - "самый доблестный, самый благородный из князей русских"6 .

Целиком разделяют эту оценку академики Лависс и Рамбо. В том же духе высказываются современные советские историки - академик Б. Д. Греков, проф. Н. П. Петровский и др.

В 1238 г. Даниил очистил от вторгшихся немцев Волынь. 17 августа 1245 г. "в мале дружине", не дождавшись помощи от своего союзника и друга польского князя Конрада Мазовецкого и Миндовга, он уничтожил под Ярославом на реке Сан огромную армию мадьяр, осадивших этот русский город.

В 1251 - 1253 гг. Даниил совершил два изумительных похода, слившихся в одну победоносную кампанию: сначала в Прибалтику, против немцев-меченосцев, затем - в пределы немецкой империи, вдоль реки Одер.


1 Во времена Батыя на Руси уже не было великого князя Киевского, а было два великих князя: Владимирский - Александр Невский и Даниил Галицкий. Киев переходил то к тому, то к другому. См. Голубинский Е. Кирилл III, стр. 2. Сергиев посад. 1894.

2 "Почему не тронулись с места ни папа, ни германский император, почему монголы не пошли на Вену, почему между ними и императорскими войсками произошло лишь несколько мелких схваток, точно рассчитанных заранее, причём великий татарский полководец, попавший в плен, оказался... рыцарем Храма, -это загадка, которую мы предоставляем решать охотнику" (Лависс и Рамбо. Всеобщая история. Т. II, стр. 879). Известно, что советниками и великого хана и Золотой Орды по европейским делам были рыцари-тамплиеры. Известно, что в год вторжения Батыя папа Григорий IX призывал к крестовому походу... на Россию, на Александра.

3 Софийская летопись, стр. 266.

4 Ипатьевская летопись под годом 1224, стр. 497. Изд. Академии наук. 1871.

5 Андрияшев "Очерк истории Волынской земли", стр. 173. Киев. 1887.

6 Соловьёв С. "Даниил Романович, король Галицкий". "Современник" за февраль 1847 г., стр. 119. СПБ.


[99] Следует отметить особо, что Даниил первым из русских князей поднял на борьбу против немцев не только польских князей - Болеслава Лешковича и Владислава Казимировича, но и литовских - Тевтивила и Эдивида (Опавский поход 1253 г.)1 .

Польские князья и воеводы просили, чтобы Даниил руководил ими в битвах. "Ты - король, глава всем полкам. Нас не послушают. А ты ведаешь воинский распорядок. Многоопытен в битвах... Веди нас", - говорили они ему. Конрад Мазовецкий восхвалял приёмы русского боя под руководством Даниила: "Кондрату же любяшю рускый бой и понужаюшу Ляхы свои"2 , - говорится в летописи.

Даниил Романович был одним из образованных и просвещённых среди государей Европы XIII века. Он знал латинский, древнегреческий, немецкий, венгерский, польский, литовский и половецкий языки. Прославленный политик, он хорошо понимал необходимость единства всех славян против татаро-немецкого, двойного напора.

Необходимость славяно-русского единства была осознана ещё предками Даниила. Этим сознанием были проникнуты вся жизнь я деятельность его прабабки Ефросиньи Мстиславовны, внучки Владимира Мономаха, знаменитой королевы венгерской. Она была женой короля Венгрии Гейзы II и прославилась своей прославянской деятельностью3 .

Только в свете освободительной славянской западной политики Даниила я можно правильно понять так называемый "австрийский эпизод" в борьбе Даниила с немцами.

Австрия во времена Даниила именовалась также и землёй Рагузской - от хорвато-сербского города Рагуза - Дубровник. Земля Рагузская в XIII в. была почти сплошь славянской, но управлялась, вернее угнеталась, немецкой династией Бабенбергов, стремившихся заселить её выходцами из Германии.

Даниил прекрасно понимал, что хорваты, обитавшие на Карпатах, и хорваты адриатического побережья и дунайских земель - одни и те же. Он знал, что венгры, перекочевавшие на Паннонскую равнину из Азии, вклинились между славянами. Ещё в походе Олега на Царьград принимали участие хорваты, подвластные киевскому князю, в 907 году.

Земля Рагузская входила в состав комплекса земель и племён, которые у римлян обозначались "Иллириум", а в наших летописях - "Иллирик". "Иллирик (Иллириум) - совокупность земель на Балканском полуострове: Далмация, Босния, Герцеговина, Черногория, части Сербии, Хорватии и Истрии"4 . Русские вместе с хорватами и сербами с незапамятных времён обитали в Иллирике: "Там, ведь, Иллирик, до которого доходил Павел (апостол)... тут сперва были Словене... А Словенский народ и Русский - один"5 , - неоднократно и настойчиво повторяет Нестор.

Понятно, почему накануне неминуемой борьбы с Батыем Даниил, напрягая все силы Галицкого и Волынского княжеств, всё же не отказал в помощи королю Венгрии Бэле IV в борьбе против немецкой империи, за "рагузское наследство". При этом Даниил справедливо полагал, что не для того льётся кровь "русичей", чтобы вместо угнетателей-немцев посадить венгерских королей. Поэтому князь Галицкий и поставил условием, что короною Рагузской земли будет коронован отнюдь не Бэла IV, а юный сын Даниила - Роман Данилович. Бэла подписал договор и, по обычаю, целовал крест на верность своему союзнику Роману. Сын Даниила женился на наследнице Рагузского герцогства и в течение года был герцогом Австрии. Но были двинуты


1 Ипатьевская летопись под 1256 годом. "Хронольогия подiй Галицько-Волинськой лiтописи, розвiдка М. Грушевського" относит этот совместный с поляками поход на немцев к 1253 году.

2 Ипатьевский список, Галицко-Волынская летопись под 1229 годом.

3 Гейза II глубоко чтил своего шурина Изяслава Мстиславича, князя Волынского и Киевского, даже повиновался ему, именовал его не иначе, как "отец", а это, по традициям междукняжих отношений того времени, означало, что венгерский король признавал политическое старейшинство над собой Изяслаза, этого замечательного полководца древней Руси, одного из предков Даниила. При Гейзе II прекратилось насильственное обращение в католичество мадьяр и славян. Известно, что в XII - XIII вв. и мадьярские народные массы ожесточённо сопротивлялись обращению в католичество и проискам немецкой партии, окружавшей венгерских королей. Так, во время похода короля венгерского Андрея II на Карпатскую Русь в мадьярской армии произошло восстание. Восставшие убили королеву-немку Гертруду, хотела убить короля, истребили всех немецких советников короля. Спаслись немногие, в том числе брат королевы: "А шюрин его одва утече, патреарх Авлескый (аквилейский. - А. Ю. ); мнози немцы избиты быша" (Ипатьевская летопись под 6718, - 1210 г.). Народ мадьярский со времени Стефана I отчаянно сопротивлялся противославянской и противорусской политике королей и баронов венгерских, связанных через династические браки с немецким императорским домом и с герцогами немецкой крови. (См. Начальную и Киевскую летописи; Грот К. "Из история Угрии и славянства в XII в. (1141 - 1173). Варшава. 1899; Нил Попов. "Мадьярский историк Салай". СПБ. 1864; Будилович А. "Тысячелетие мадьяр". СПБ. 1888; материалы энциклопедий по разделам: Венгрия, мадьяры, Стефан, Гейза и т. д. - труды акад. В, Г, Васильевского; из историков первой половины XIX в. - труды Надеждина.)

4 Древнерусские летописи, стр. 325. Изд. Академии наук. 1936.

6 Там же, стр. 16. В подлиннике: "Ту бо есть илурик, его же доходил апостол Павел... ту бо бяша Словени первее... А Словенеск язык и Рускый один..." (Повесть временных лет, Ипатьевский список, стр. 16, изд. Академии наук. 1871).


[100]

огромные силы против Романа Даниловича. Бэла вероломно нарушил договор. И первому русскому герцогу Рагузской земли после тяжёлой борьбы и осады пришлось оставить замок близ Вены. Отец не мог оказать ему непосредственную помощь, ибо враждебная Венгрия лежала между Рагузской землёй и Червоной Карпатской Русью. Тогда-то и последовал знаменитый поход-рейд Даниила в союзе с польскими князьями во владения немецкой империи.

Вполне справедливо было желание Даниила Галицкого восстановить непосредственное соседство с Хорватией и Сербией, нарушенное вторжением мадьяр ещё во времена Святослава Игоревича. Любопытно отметить, что русский князь Даниил в договоре с Батыем о выкупе пленных караимов именуется и королём хорватским.

Политика Даниила на Западе не преследовала захватнических целей. Даниил не присоединял Рагузскую землю, а освобождал её: Роман Данилович, женившийся на наследнице престола, овдовевшей Гертруде Бабенберг, стал самостоятельным государем освобождённых славянских земель. Политика Даниила на Западе была оборонительно-освободительной. "Не подобает держать нашу отчину крестоносцам-тамплиерам! крыжевником, Темпличем, рекомым Соломоничем"1 , - провозгласил он и вышвырнул Тевтонский орден из Волыни.

Своей мудрой, миролюбивой политикой Даниил объединил поляков с русскими в борьбе против немцев и татар. Доказательством этого служат совместный поход русских с поляками на немцев в 1253 г. и договор в Тернаве (1262), заключённый после Бурундаена нашествия. В Тернаве между поляками и Даниилом был не только заключён вечный мир и военный союз против всех врагов2 , "о и договор о том, что в случае распри и столкновения между Даниилом и польскими князьями они не будут уводить друг у друга населения.

Стремление к союзу с Россией у сербов и хорватов явственно, обозначалось ещё в раннем средневековье. Проф. К. Грот говорит об этом так: "Взоры бана Белуша устремлялись уже на православный славянский восток, на Русь, с которой и при Бэле (Слепце) были связи"3 . Серб, став регентом Венгрии, направлял внутреннюю и внешнюю политику этой державы на сближение с Киевской Русью.

Даниил Галицкий, готовясь к неизбежной борьбе с татарами и немцами, стремился заручиться поддержкой западных славян, Литвы и даже Рима. Вполне естественно, что в первую очередь он должен был укрепить союз, с сильнейшим русским князем и полководцем Александром Ярославичем Невским. Александр также стремился к союзу с Даниилом.

Однако неотступное наблюдение ханов за Александром препятствовало открытому оформлению этого союза. Нужно было найти такие формы сближения, чтобы татары, даже подозревавшие о существовании союза между Карпато-Волынской, Червенской Русью и Суздальско-Новгородской, не знали о нём наверняка. Надо было найти такое посредничество, за которым трудно было бы наблюдать, такого посла, который пользовался бы иммунитетом у татар.

Одной из безопасных форм сближения мог оказаться династический брак. К нему и прибегли князья. Неприкосновенностью же у татар пользовались духовенство и "церковные люди" вообще - "чернецы, попы, игумны и все, кто зрит на владыку". И послом Даниила при Александре, притом послом чрезвычайным и постоянным, стал глава русской церкви, митрополит Кирилл- с юности друг и сподвижник Даниила и, по существу, канцлер его по особо важным внешнеполитическим делам.

Рубрика: Статьи.