Детское путешествие: отдых в греции цены Хиос - поиск отеля.

И. П. Шаскольский. Третий крестовый поход шведских рыцарей на восточные берега Прибалтики (1293 г.) Часть 3

Ближайшим последующим источником является хроника Эрика Олая, написанная на латинском языке в конце 60-х — 70 е годы XV в. В основу этой хроники при изложении событий конца X111 — начала XIV в., естественно, положен текст «Хроники Эрика» 44. Почти все конкретные сведения, сообщаемые Эриком Олаем, заимствованы из «Хроники Эрика»; Эрик Олай также сообщает, что шведское войско совершило поход в Карелию, там была построена крепость Выборг, подчинены карелы, в крепости посажен фогт, и шведское войско вернулось обратно на родину. Повторяются не только факты, но и их освещение; Эрик Олай шведский поход изображает как оборонительное мероприятие; при этом используется и религиозный мотив: «агрессивность» карел вызвана их язычеством. Точная дата похода, по всей вероятности. заимствована из анналов. Более определенно, чем в «Хронике Эрика», говорится о религиозных результатах похода — Эрик Олай прямо сказал, что карелы приняли католическую веру; но это утверждение скорее всего не заимствовано из какого-либо источника, а просто отражает сложившееся в шведской феодальной среде ко времени написания хроники представление о том, что прямым результатом выборгского похода было крещение карел. [141]

Единственное существенное отличие текста хроники Эрика Олая от текста рифмованной хроники — прямое указание, что организатором похода был Тюргильс (Кнутссон): «...маршал государства Тюргильс по своему и знатных людей государства решению направил экспедицию в Карелию». В другом месте впервые названо и второе имя — епископа Петера Вестеросского; Эрик Олай специально указывает, что они сыграли главную роль в завоевании Западной Карелии. Однако в тексте хроники не говорится прямо об участии Тюргильса и епископа Петера в самом походе; напротив, автор дает более осторожные, весьма неопределенные формулировки, из которых видно участие обоих деятелей только лишь в подготовке выборгской экспедиции. Видимо, Эрик Олай сам точно не знал, ходил ли Тюргильс вместе c войском.

В исторических сочинениях XVI в. (Олая Петри, Лаврентия Петри, Михаила Агриколы) никаких новых известий уже не дается, а лишь делается краткий пересказ все тех же сведений и с тем же освещением, что и в «Хронике Эрика». Так, и Олай Петри, и Лаврентий Петри 45 в своих хрониках сообщают о походе в Карелию и основании Выборгского замка, об обращении карел в христианство; главная роль в этом предприятии отводится Тюргильсу Кнутссону и епископу Петеру46. Те же сведения содержатся и в сочинении Михаила Агриколы 47, который также базировался в рассказе о событиях 1293 г. на сочинениях Эрика Олая, но в общем излагал в своем произведении те представления [142] о крестовых походах шведских рыцарей в Финляндию, которые имелись в руководящих кругах финской церкви 48.

Все упомянутые авторы XVI в. повторили вслед за Эриком Олаем его слова о ведущей роли Тюргильса в событиях 1293 г. Олай Петри и Михаил Агрикола уловили и осторожный тон Эрика Олая и тоже говорили лишь о ведущей роли Тюргильса Кнутссона в организации военной экспедиции в Карелию, но не о его руководстве самой экспедицией. И только Лаврентий Петри пошел дальше и прямо приписал Тюргильсу личное руководство походом. Поскольку нет никаких оснований предполагать, что Лаврентий Петри пользовался какой-то дополнительной информацией по данному вопросу, очевидно, что в данном случае Лаврентий Петри произвольно изменил оттенок рассказа Эрика Олая и стал говорить о личном участии Тюргильса (и епископа Петера) в походе 1293 г. Вызвано ли это было невнимательностью или же Лаврентий Петри сознательно переставил акценты 49, теперь установить невозможно.

Поскольку единственный ранний источник, говорящий о роли Тюргильса в выборгском походе, по ближайшем рассмотрении оказывается неосновательным, приходится признать правильность сомнений в участии Тюргильса в этом предприятии 50.

Таким образом, существующая в исторической литературе с давних пор (вероятно, с XVI в.) традиция, согласно которой Тюргильс Кнутссон сам стоял во главе третьего крестового похода и был основателем Выборга (в Выборге в 1893 г. ему поставлен памятник как основателю города), не подтверждается сколько-нибудь достоверными показаниями источников. [143]

Для спасения традиционного представления о роли Тюргильса в выборгском походе некоторые авторы предложили другую формулировку: хотя Тюргильс сам в походе и не участвовал, он был его инициатором и организатором 51. Эта формулировка основывается на хронике Эрика Олая. Но, увы, как уже было показано, этот текст не доказывает, что у Эрика Олая были точные сведения об участии Тюргильса даже только в организации похода 1293 г. Мы можем лишь предположить, что решение о столь крупном внешнеполитическом предприятии не могло быть принято без ведома и участия первого человека в государстве 52. А следовательно, нет серьезных оснований считать (как это было до сих пор в финляндской и шведской науке) всю агрессивную политику Шведского феодального государства на востоке Финского залива в 1290-х годах политикой Тюргильса Киутссона, нет оснований считать, что именно он выдвинул эту политическую линию и с самого начала руководил ее проведением в жизнь. Известно лишь, что он принял участие в осуществлении этой политики спустя 7 лет после выборгского похода, в 1300 г., когда он возглавил военную экспедицию на Неву. До 1300 г. данную политику следует рассматривать как вообще результат совместной деятельности правящих кругов Шведского государства.

Несколько иначе решается вопрос о предполагаемом участии в выборгском походе епископа Петера Вестеросского (Петера Элави). И это упоминание Эрик Олай давал в столь же осторожной форме. В данном случае его формулировка также не дает твердых оснований говорить о личном участии епископа в походе в Карелию. Только Лаврентий Петри дал более определенную формулировку о прямом участии епископа Петера в экспедиции в Карелию 53. Как и по отношению к участию Тюргильса, формулировка Лаврентия Петри в отношении епископа Петера недостоверна.

Не упоминавшийся ранее Иоанн Магнус в своей «Истории готов и шведов» (1540) пошел еще дальше и приписал Петеру Вестеросскому ведущую роль в карельской экспедиции шведских [144] рыцарей; по его словам, именно епископ Петер «крестил всю Карелию» 54 и подчинил ее шведской власти 55.

Никаких иных источников, кроме хроники Эрика Олая, Иоанн Магнус явно не имел, и его утверждение о ведущей роли епископа Петера в событиях 1293 г. является просто авторским домыслом.

Возвращаясь к общему источнику всех цитированных авторов XVI в., к хронике Эрика Олая, следует отметить следующее. Епископ Петер был одним из высших прелатов Швеции, но не главой шведской церкви, его участие не было обязательным в принятии важнейших государственных решений; его резиденция и вся епархия не были связаны с Финляндией и Карелией. Одним словом, только априорными предположениями Эрика Олая нельзя объяснить, почему он ввел в рассказ о выборгском походе из всех шведских епископов Петера. Видимо, в распоряжении Эрика Олая был какой-то письменный источник 56. Очевидно, он содержал не очень ясные сведения, не говорил прямо о пребывании епископа в составе войска. Возможно, что это была просто устная традиция, сохранявшаяся в близких Эрику Олаю (канонику Упсальского собора) церковных кругах 57. Правда, глухое известие об участии Петера Вестеросского в карельском походе имеется в Вестеросской епископской хронике 58; но скорее всего это известие было внесено в анналы позднее под влиянием хроники Эрика Олая.

Примечательно, с другой стороны, что Михаил Агрикола имени Петера Вестеросского не упоминает. Следовательно, в устной традиции, сохранившейся в высших церковных кругах Финляндии, не содержалось никаких воспоминаний об участии епископа Петера в выборгском походе. [145]

Таким образом, о шведском походе 1293 г. нам известно очень немногое.

И анналы, и «Хроника Эрика», и грамота 1295 г. сообщают нам, по существу, только два самых общих факта: что в 1293 г. был совершен шведский поход в Карелию и что во время этого похода был построен Выборгский замок. Никаких подробностей о военной экспедиции шведов и строительстве замка ни один источник не сообщает. Правда, по самому характеру этих источников ни в анналах, ни в грамоте 1295 г., ни даже в русских летописях и не могло быть подробного рассказа об этих событиях; такой рассказ мог содержаться только в «Хронике Эрика», но автор этого произведения не озаботился сбором конкретных сведений о походе 1293 г., а ограничился многословным (и пустословным) изложением общеизвестных в его время фактов.

Третий крестовый поход шведских рыцарей, захват шведами западной части Карельского перешейка и постройка Выборгского замка представляли серьезную угрозу для Новгорода. Устье Невы, важнейший для Древней Руси выход к морю, оказалось под постоянной угрозой вражеского нападения. Правда, предпринятая шведскими рыцарями в 1300 г. попытка овладения Невой кончилась неудачей, русские войска в 1301 г. изгнали шведов с ее берегов, и в 1323 г. на Карельском перешейке была установлена граница русских и шведских владений. Но основанный во время третьего крестового похода Выборг продолжал в течение нескольких веков оставаться шведским форпостом у русских рубежей.


Комментарии

44. «В лето господне 1293 г., когда еще государство Швеции при молодом короле Биргере управлялось господином маршалом Тюргильсом [сыном] Канута, наводным наилучший порядок внутри государства, маршал государства Тюргильс по своему и знатных людей государства решению направил экспедицию в Карелию, потому что народ Карелии, ослепленный еще мраком неверия, наносил тягчайшие убытки и притеснения, не говоря только о близко расположенных Гриппах и тавастах, но и о шведах и других христианах; равно как и русские [делали то же].

Подчинив народ этой земли мечом, те, кто стоил во главе шведского войска, возвели в ее пределах неприступнейшую крепость, названную Выборг, для того, чтобы удерживать карел под властью шведов и для того, чтобы сдерживать русских и не позволять им свободно выходить из своих границ. В каковом предприятии основными деятелями были упомянутый ранее господин маршал Гюргильс и Петр епископ Вестеросский. Тогда была проповедана вера и карелы приняли католическую веру, и обещали навечно подчиняться и служить королю шведов... И сделав таким образом замок Выборг удобным для жительства и выполнив насколько требует первая необходимость, поставив там сильнейшего и опытнейшего фогта с необходимыми людьми в столь опасных и мятежных земле мосте, большая часть войска с вельможами и знатью вернулась в Швецию (Erici Оlаi Chronica Regni Cothormu   //  Finlands medeltidsurkunder. 1910. Bd. 1. N 2І5-b).

45. Братья Петри — видные церковные деятели первой половины XVI в.; руководившие Реформацией в Швеции. Им принадлежат два больших сочинения по истории Швеции с одинаковыми названиями: «Шведская хроника». См.: Westin G. T. Olaus Petris Svenska kronika  //  Kulturhistorisk lexikon for nordisk medeltid. Lund, 1967. Bd. 12. S. 558.

46. «Собрал маршал господин Торгель, который управлял страной, большое количество войска и послал в Карелию, ибо карелы постоянно наносили вред в Тавастланде и Финляндии, и тогда были они подчинены и побеждены шведами, которые тогда построили Выборг, чтобы им сдерживать карел и русских, и это дело сделали главным образом маршал и епископ Педер из Вестероса, и тогда карелы были обращены в христианскую веру» (Olai Petri Svenska Chronica. Scriptores rerum Suecicarum. Uppsala, 1818. T. 1. Ps. 2. P. 256).

«Собрал маршал господин Торгиль большое войско и повел его с собой в Финляндию против карел, ибо, потому что они еще не были христианами, они часто нападали на Тавастланд и Финляндию, нанося там большой вред, и шведы в этом походе взяли над ними верх, так что они завладели всей Карелией и построили там Выборгский замок против русских и подчинили карел, и тогда карелы были обращены в христианскую веру и крещены. Все это сделали маршал и епископ Недер в Вестеросе и отправились обратно и Швецию, но маршал оставил там часть войска» (Lаurеntii Petti Svenska Chronika  //   Scriptores rerum Suecicarum. Uppsala. 1828. T. 2. Ps. 2. S. 82).

47. Михаил Агрикола - видный церковный деятель первой половины XVI в., сыгравшей ведущую роль в проведении Реформации в Финляндии. Им написано первое сочинение на финском языке предисловие к подготовленному им финскому переводу евангелия: во введении Агрикола сообщает краткие сведении об истории своей страны, в том числе и о событиях 1293 г.

48. «Carialaiset ch[r]istituxi tulit. Anno Dom[ini] 1293, nin se herra Torgil. Rotzing marschi, cocosi palio sotacanssa ia Ichetti sen Carialan maha. Sille ette ne Carialaiset teil aina wahingota Hemeen ia Somen maan pale. Ninquin ne mos olit aina swri wahingoita ennen tchnyet christitudhen pale. Ja silloin Carialaiset ylitzewoitetiin Rotzalaisist, iotca silloin cochta Wiburin linnan ia caupungin rakensit, Carialaisten ja Wenhclaisten asettamisexi. Ja nin telle taualla mos Carialaiset ensin tulit christituxi ia katijn Christin vskohon». (Карел крестили. В лето Господне 1293, тогда господин Торгиль, шведский маршал, собрал много войска и отправил в Карельскую землю, ибо эти карелы всегда причиняли много вреда землям еми и суми таким же образом, как и всегда прежде много вреда делали христианам. И тогда карелы были побеждены шведами, которые затем вскоре построили крепость и город Выборг для укрощения карел и русских. И таким образом также карелы впервые были крещены и обращены в христианскую веру)(Michael Agricola. Alcupuhe sen wdhen Testarnentin pale. [Михаил Агрикола. Предисловие к Новому завету]. Цит. но: Neovius A. Medeltidsakter. S. 105-106. Русский перевод выполнен для нашей работы М. М. Хямяляйненом).

49. Весьма возможно сознательное изменение интерпретации событий: Лаврентии Петри интересовало усиление роли не столько Тюргильса, сколько епископа Петера: говоря о прямом участии епископа в завоевательном походе 1293 г., Лаврентий стремился подчеркнуть роль церкви в этом походе.

50. Pipping R. Kommentar till Krikskronikan. Helsingfors. 1926. S. 421: Hornborg E. Finlands havder. Helsingfors, 1944. Bd. 1. S. 212: Rosen H. Op. cit. S. 4 7: Snomen historian kasikirja. Porvoo; Helsinki. 1949. Bd. 1. S. 160: Kirkinen H. karjala idan kultnuripiirissa. Helsinki, 1936. S. 36: Jura E.. Jиra M. Suomen kausan historia. Helsinki, 1964. Bd. 1. S. 147; Jutikkala E., Pirinen K. Fiulands historia. Stockholm, 1968. S. 42: Kaukiainen Y. Viipurin laanin ruotsalaisasutuksen synty varhaiskeskiajalla  //  Historiallinen aikakauskirja. 1974. N 2. S. 115.

51. Hornburg E. Finlands havder. Bd. 1. S. 212. Anm. 1; Jura E.. Jura M. Op. cit. S. 147. P. Pyceн допускает подобную возможность, но не считает ее наиболее вероятной. См.: Rosen H. Op. cit. S. 5.

52. Возможна и другая постановка вопроса. X. Егерстад выдвинул мнение (правда, пока не нашедшее поддержки в литературе), что Тюргильс стал фактическим правителем государства не с начала 1290-х годов, как обычно считалось, а лишь примерно с 1295 г., когда его имя стало помещаться в документах на нервом месте или сразу после имени несовершеннолетнего короля Биргера (см.: Jogerstad H. Op. cil. S. 138 - 141). В таком случае нельзя считать обязательным участие Тюргильса даже в принятии решении об отправке военной экспедиции в Карелию.

53. Rosen H. Op. cit. S. 4.

54. Труд Иоанна Магнуса имеет специфические особенности, снижающие его ценность как источника. Иоанн Магнус, бывший глава шведской католической церкви (архиепископ Упсальский), изгнанный в 1520-х годах при проведении Реформации из Швеции, писал свой труд в Риме, где он находился под воздействием современной ему историографии эпохи Ренессанса и допускал довольно свободное и субъективное освещение многих исторических событий.

55. «Шведы, напав сильным отрядом, одержали верх и подчинили королевству шведов, воздвигнув на его границах против нападений сарматов и московитов мощнейшее укрепление, а именно город и замок Выборг: все это удачно совершил Тругиль но совету и благоразумию Петра епископа Арозиенского. . . Но в качестве награды последовало то, что постигает и многих других в наше несчастное время. Ибо он был вынужден преследованием этого Тургеля переселиться в Нидарозию, митрополию Норвегии, где, уже охваченный смертельной скорбью, почил. Итак, воздвигнув крепость Выборг и хорошо снабдив продовольствием и людьми, Тургель с победоносным войском возвратился в Швецию» (Joannes Magnus. Gothorum Sveonumque historia. Romae, 1554. P. 642--643).

56. См.: Westman K. G. Svenska radets historia till ar 1306. Stockholm, 1904. S. 224; Andersson J. Op. cit. S. 94; Bolin S. Op. cit. S. 318; Lehtinen E. Op. cit. S. 32.

57. Cм.: Jaakkola J. Suomen varkaiskeskiaika. Porwoo; Helsinki, 1938. S. 438 -439.

58. «В то время, когда он, епископ, был в Вестеросе, он с большим усердием обратил карел в христианскую веру...» (Chronicon episcoporum Arosiensium  //   Scriptores rerum Suecicarum. Uppsala, 1876. T. 3. Ps. 2. P. 124).

Рубрика: Статьи.