Корзины от "Магазин-Корзин": плетеные корзины. Контакты.

И. П. Шаскольский. Третий крестовый поход шведских рыцарей на восточные берега Прибалтики (1293 г.) Часть 2

В анналах не указывается, кто стоял во главе похода 22, не приводятся точные даты, не сообщается о конкретных действиях шведских войск и флота, кроме самого факта сооружения Выборгского замка; не отмечено даже, принадлежащую какому государству территорию захватили шведы. Впрочем, эта лапидарность вполне соответствует общему характеру шведских анналов — в этом виде исторических сочинений давалась лишь самая краткая запись сведений о происходящих событиях.

Сообщение о шведском походе в Карелию внесено и в датские анналы:

ДИАРИЙ ОТ 1208 ДО 1330 гг.

1293. Шведы победили Карелию 23.

Весть о победоносном шведском походе в Карелию докатилась и до далекой Исландии и была зафиксирована в исландских анналах. Здесь она была помещена под 1296 годом. Это скорее всего описка 24 (возможно также, что только тогда в Исландии стало известно об этом походе).

Господин Торгисл, дротc 25 шведского

короля, завоевал две части Карелии

и окрестил их 26 .

Сообщение исландских анналов, записанное на другом конце скандинавского мира, за тысячи километров от Швеции, восходит, по мнению исследователя этого источника, к какому-то не дошедшему до нас тексту шведских анналов 27.

Известие о христианизации карел в результате шведского похода было и в шведских анналах, но уже там вызвало сомнение: не явилось ли оно позднейшей вставкой? Подобное подозрение [136] допустимо и по отношению к исландским анналам. С особенной осторожностью нужно подойти к самому раннему в источниках упоминанию Тюргильса Кнутссона как руководителя похода; ни один шведский современный событиям источник Тюргильса в этом качестве не упоминает 28. Весьма вероятно, что его имя вставлено в текст при редактировании первоначальной записи шведских анналов или при заимствовании этой записи в исландские анналы, ибо было достаточно хорошо известно, что именно Тюргильс тогда стоял фактически во главе государства.

Наряду с анналами важным шведским источником, почти современным событиям 1293 г., является грамота короля Биргера городу Любеку от 3 марта 1295 г. 29. В этой грамоте, составленной руководителями Шведского государства меньше чем через два года после захвата западной Карелии, с официальной правительственной точки зрения коротко рассказывается о шведском походе в Карелию и о причинах, вызвавших этот поход. Грамота была написана в ответ на послание короля Германской империи Адольфа Нассауского, которому ганзейские города пожаловались на расстройство ганзейской торговли на Балтике из-за военных операций Швеции. Шведское правительство в ответной грамоте изображает свои действия как вынужденную, оборонительную акцию, вызванную варварскими действиями язычников-карел, нападавших на шведских подданных и мореходов из других стран 30. Шведские военные силы выступили «для защиты нашего государства и для безопасности мореплавателей». Иными словами, ганзейские города жаловались напрасно: шведские рыцари воевали за их интересы. И далее говорится, что с указанной целью «мы... из жалости к страданиям несчастных и для распространения всеобщей католической веры обратили их, после того как они были с божьей помощью побеждены, в христианство, и для защиты нашего государства и для безопасности мореплавателей мы с большим войском и с огромными расходами в честь Бога и достославной святой девы построили Выборгский замок; каковых карел в их безумии и неверии поддерживали русские, которые, не боясь Бога, добиваются лишь временной выгоды и добычи» 31.

Хотя в приведенном тексте грамоты, как и в анналах, о событиях 1293 г. говорится весьма кратко, в самых общих словах, здесь мы имеем все же большее количество сведений: здесь говорится, [137] что экспедиция в Карелию, совершенная большим шведским войском, потребовала огромных расходов; впервые указана официальная идеологическая цель похода — распространение католической веры. И что особенно важно, в рассматриваемой грамоте говорится, что карел в их враждебном отношении к шведам до похода 1293 г. «поддерживали русские». Правда, здесь не сказано прямо о подвластности карел Русскому государству; не сказано, скорее всего, потому, что в официальном документе шведскому правительству не хотелось открыто признавать, что завоевана территория, принадлежавшая другому государству.

Единственный источник, близкий по времени к этим событиям и дающий их развернутое описание, это рифмованная «Хроника Эрика», созданная, видимо, в 20-е годы XIV в.

Текст о походе 1293 г. находится в первой части хроники, посвященной событиям второй половины XIII и первых двух лет XIV в.; в основу этой части хроники положены устные предания и воспоминания очевидцев и участников событий, а также некоторые письменные источники, в частности анналы. Имя автора хроники неизвестно, но на основе анализа ее содержания установлено, что он принадлежал к шведскому дворянству и был близок к некоторым государственным деятелям 1310-1320-х годов, особенно к Маттсу Кеттильмундссону и окружению герцога Эрика (сына короля Магнуса Ладулоса), которому она и была посвящена 32.

Приводим текст о событиях 1293 г.

Стихи 1324-1347 33:

1324 Потом пошли они 34 в языческую землю

1325 и положили конец злу и великой беде.

Язычники слишком близко подходили к ним;

это было главнейшим их делом.

И построили они крепость 35 в том краю,

где кончается 36 христианская земля [138]

1330 и начинается земля языческая;

теперь там добрый мир.

больше тишины и покоя,

и больше людей, верующих в бога.

Эта крепость называется Выборг и находится на востоке;

1335 оттуда освобождено много пленных.

Эта крепость — преграда, сдерживающая яличников,

так что они 37 имеют теперь меньше подвластной земли 38,

русские, чем они имели прежде,

и беда оказалась у самых их дверей 39.

1340 Они эту крепость всю построили 40 из камня,

а затем поехали господа обратно домой

и посадили там фогта, которому

не страшно было видеть перед собой разъяренных людей

и который не особенно боялся язычников.

1345 Он, наконец, покорил карел

и всю их землю

с четырнадцатью погостами 41, большими и малыми 42.

При рассмотрении данного текста нужно иметь в виду, что это — не обычное повествовательное историческое сочинение типа прозаической хроники или русской летописи, имеющее целью дать конкретный рассказ об исторических событиях. «Хроника Эрика» прежде всего литературное произведение, написанное рифмованными стихами; хотя автор и ставил своей задачей освещение важнейших событий истории своей страны за последние десятилетия, но он должен был в то же время и соблюдать требования избранной им литературной формы. Видимо, на счет литературной формы надо отнести и многословие, и наличие неточностей в описаниях, в характеристиках и определениях, и наличие неясных, туманных мест; автору, не обладавшему крупным поэтическим даром, приходилось прилагать большие усилия, чтобы соблюсти и рифму, и ритм каждого стиха, и потому ради спасения рифмы и ритма приходилось постоянно добавлять в текст слова и целые обороты, по существу лишь засорявшие, затруднявшие ход изложения.

Приходится констатировать, что автор прискорбно мало знал о большом историческом событии, произошедшем всего 30-35 лет назад. Бедность его сведений особенно бросается в глаза, если сравнить рассказ хроники о походе 1293 г. с находящимся в следующих строках той же хроники ярким и содержательным [139] рассказом о борьбе за Кексгольм в 1295 г., особенно — с помещенным еще дальше подробнейшим рассказом о походе на Неву 1300 г.43

Создается впечатление, что автор вообще не имел в своем распоряжении каких-либо письменных и устных источников и мог не пользоваться даже анналами. Строго говоря, кроме нескольких последних стихов, в данном тексте нет известий, которые бы могли подтвердить наличие какого-то конкретного источника: все фактические сведения, которые содержатся в этом тексте, должны были быть общеизвестны по крайней мере в кругах правящего дворянского класса, к которому принадлежал автор хроники (а может быть, и в широких слоях населения Швеции). Так, в 20-е годы XIV в. в среде шведского дворянства должны были еще ясно помнить, что 30 лет назад рыцари совершили успешный заморский поход и основали Выборгский замок, форпост Швеции вблизи границ Руси; что эта языческая земля принадлежала русским, а следовательно, завоевание ее шведами принесло им территориальный ущерб. Даже такая подробность, как сооружение Выборгской крепости целиком из камня, тоже может считаться общеизвестным фактом — в среде шведского дворянства не могли не знать, что мощная пограничная крепость (в которой многие рыцари бывали при несении военной службы) имеет каменные стены. В тексте (стихи 1324 — 1328, 1331 — 1333, 1336) отразилось также официальное представление об оборонительном характере шведской акции 1293 г. в Карелии. Примечательно, что автор не особенно распространяется о зверствах язычников, он пишет об этом скорее потому, что в его среде было принято так трактовать описываемые события. Автор почти не касается темы христианизации.

В разбираемом тексте есть и такие подробности, которые, скорее всего, даны автором просто по общим логическим соображениям. Рассказывая, что после постройки Выборгского замка «поехали господа обратно домой», автор исходил из обычной практики шведских заморских походов. В таком крупном заморском походе должны были участвовать и «herrane» — наиболее знатные рыцари государства, которые после завершения похода возвращались домой. Также по общим соображениям могло появиться и упоминание фогта — во главе завоеванной области шведские власти ставили правительственного чиновника; кроме того, и во время написания хроники в Выборге сидел шведский наместник. Стихи 1343-1344, повествующие о мужественном характере фогта, тоже скорее всего написаны исходя из общих соображений: на такой пост в только что завоеванной земле безусловно должны были назначить храброго человека. Автор явно [140] не знал его имени — иначе он должен был бы, конечно, назвать имя столь лестно характеризуемого им человека. Отсутствие имени тоже наводит на мысль, что стихи, посвященные фогту, не основаны на конкретных сведениях.

В сущности, «Хроника Эрика» сообщает только о самом факте похода 1293 г. и об основании Выборга. Автор не знал даже, кто стоял во главе шведского войска.


Комментарии

22. Указание в анналах короля Биргера недостоверно.

23. Finlands medetidsurknnder. 1910. Bd. 1. N 214g.

24. См.: Pipping R. Op. cit. S. 419. Anm. 3; Axelsson S. Sverige i utlandsk annalistik 900-1400. Stockholm, 1955. S. 117.

25. Дротc — одна из высших государственных должностей Швеции.

26. Islandske annaler / Ed. G. Storm. Christiania, 1888. S. 339; Neovius A. Medeltidsakter // Historiallinen arkisto. 1912. T. 23. Ps. 1. N 3. S. 105.

27. Axelsson S. Sverige. . . S. 118, 308.

28. Beckman И. Ор. eit. S. 58-59. Аnm. 7; Axelsson S. Sverige... S. 116.

29. Finlands medeltidsurkunder. 1910. T. 1. .N 217.

30. По словам грамоты, «язычники-карелы в прошедшие времена, не щадя ни пола, ни знатности, ни возраста, предавали смерти, разорению и неисчислимым жестокостям, даже вырывали сердца и внутренности у тех, кто живыми попадал в их руки, и предавали всевозможным мучениям не только тех, кто принадлежал к нашим, но и многих других, кто посещал Балтийское море».

31. Finlands medeltidsurkunder. 1910. Т. 1. N 217.

32. Bolin G. Till dateringen av Erikskronikan  //   Historisk tidsskrift. 1927. S. 299 — 309; Beckman N. Erikskronikan   //  Arkiv for nordisk filologi. 1928. lid. 44. H. 2. S. 222 — 224; Bolin S. Op. cit. S. 245-247, 296; Kraft S. Erikskronikans kallor  //   Historisk tidsskrift. 1932. S. 13, 28, 57, 62, 68 — 70, 79; Lonnroth E. Medeltidskronikornas vaerld  //  Goteborgs hogskolas arsskrift. 1941. Bd. 47. N 18. S. 5, 9; Ny illustrerad svenska litteraturhistoria. Stockholm. 1955. Del. 1. S. 70, 77 — 78; Rosen J. Erikskronikan  //  Kulturhistoriskt lexicon for nordisk medeltid. Lund. Bd. 4. 1959. S. 29-33; Jokipii M. Hameen ristiretki  //   Suomen kirkkohistoriallisen seuran vuosikirja. 1962/1963. N 52/53. S. 20 — 22; Norborg L.-A. Kallor till Sveriges historia. Lund, 1968. S. 103-106; Lehtinen E.Suomen varhaishistorian ja ristiretkikauden kuvasta uskonpuhdislus-ja suurvalta aikana. Jyvaskyla, 1968. S. 16 — 32.

33. Finlands medeltidsurkunder. 1910. Bd. 1. N 2І5.

34. Шведы.

35. Hus — крепость, замок, дом.

36. Буквально: заворачивается, поворачивается.

37. Подразумеваются русские, упоминаемые в следующей строке.

38. Буквально: власти, господства.

39. Буквально: нашли беду у самых своих дверей.

40. lotho. . mwra буквально означает: предоставили построить, велели построить. Глагол mura означает «строить из камня (или кирпича)».

41. Слово gislalag условно переводится «погосты».

42. Прозаический перевод К. Д. Рыдзевской (см.: Рыдзевская Е. А. Древняя Русь и Скандинавии. IX-XIV вв. М.. 1978. С. 112) для удобства цитирования заменен нами подстрочным переводом каждого отдельного стиха и приведен подстрочный комментарий.

43. См.: Andersson I. Kullslndier till Sveriges historia 1230-1436. Lund. 1928 S. 57: Rosen R. Kolmas ristintki Suomeen  //  Histonallinen aikakanskirja. H. t. S. 6: Шаскольский И. Н. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю. JI , 1987. С. 18 – 25.

Рубрика: Статьи.