эротический массаж - как делать видео.

Песнь о крестовом походе против альбигойцев. Лесса 182

Лесса 182

По дороге отряд окситанцев сталкивается с отрядом  Жориса иразбивает его

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тулузцы с радостью встречают Райллона VI

 

 

 

 

 

5

 

 

 

 

10

 

 

 

 

15

 

 

 

 

20

 

 

 

 

25

 

 

 

 

30

 

 

 

 

35

 

 

 

40

 

 

 

 

45

 

 

 

 

50

 

 

 

 

55

 

 

 

 

60

 

 

 

 

65

 

 

 

 

70

 

 

 

 

75

 

 

80

 

 

 

 

85

Меж тем еще при свете дня баронов ждал сюрприз;

Внеся сумятицу в ряды, на них напал Жорис.

И не нашлось бы никого, кто б сей орех разгрыз,

Когда б не доблестный Монто, которьш был не трус

И знал, какого цвета кровь и какова на вкус.

Тут и д’Аспель не устоял, столь был велик искус,

Он так де Беша угостил, что наземь пал француз,

Вмиг сердце лопнуло в груди, душа слетела с уст.

Внезапным шумом привлечен, который креп и рос,

Фуа пришпорил скакуна и к небу стяг вознес,

И в общем крике сшибся с ним Ришар де Турнедос.

Французу доблестный Фуа такой удар нанес,

Что вышиб из него мозги, пронзив копьем насквозь.

Повсюду бойня началась. Файдиты, роем ос

Насев на недругов своих, скажу вам без прикрас,

На месте убивали тех, крича слова угроз,

Сбивали наземь чужаков и повергали в грязь.

Из схватки вырвался Жорис, поспешно скрывшись с глаз;

Хотя преследовать его и помогала злость,

Однако ноги негодяй на этот раз унес.

Не огорчился граф Раймон, я уверяю вас,

То поле брани увидав, но посмеялся всласть,

И так ему сказал Комменж: «Сеньор, столь удалась

Та битва, ибо грозный враг бежал, как жалкий пес,

Что, полагаю, нас ведет сам Иисус Христос.

Победа в первом же бою — да это Божий глас!»

Бароны, веруя в успех и духом укрепясь,

К Тулузе гнали скакунов1, к ней всей душой стремясь.

Когда же наступила ночь, блистая светом звезд,

Велел граф двум своим гонцам идти тропою коз

И, верных отыскав друзей, им передать приказ

Быть наготове, на врага ударив в добрый час.

Когда ж под солнечным лучом блеснул росы алмаз,

Внезапно испугался граф, узрев, что напоказ

Он в спешке выставил вчера коней и коновязь

И можно с башни смотровой увидеть лагерь весь.

Однако долго не пришлось Господних ждать чудес:

На землю пал густой туман2, стал темен лик небес,

И, не замечены никем, ушли бароны в лес.

Меж тем уж солнце поднялось, настало время месс;

Тут к графу, коему пришлось бежать из отчих мест,

Пришли из города гонцы, неся благую весть.

Граф к их рассказу проявил немалый интерес,

Едва лишь вестников благих укрыл листвы навес.

«Сеньор! — воскликнул добрый Юк. — Спешу уверить вас,

Что у тулузских горожан пыл сердца не угас,

Они за счастие почтут исполнить ваш наказ.

Пусть в город воины войдут. И будь их только горсть,

И то врагу несдобровать, столь путь к победе прост.

Мы верх над недругом возьмем! Однако через мост

Отнюдь не следует идти, ведь там — французский пост».

«Нет лжи, — воскликнул Беленгьер, — в рассказе Юка. Пусть Господь меня низринет в ад, коль в том я обманусь,

Что чтут тулузцы святость клятв и неразрывность уз.

Сеньор, для них вы — Дух святой, с небес слетевший вниз!»  Тулузе правя лошадей, бароны поклялись,

Что будут биться до конца, коль за мечи взялись.

Но что увидели они, встав на крутой откос?

В руинах город их лежал, что был прекрасней роз...

И каждый к Господу воззвал и тихо произнес:

«Вернусь ли вновь под отчий кров, где я ребенком рос?» —

И долго плакали они, сдержать не в силах слез.

Бароны, реку перейдя, на берег поднялись,

Их стяги, рея на ветру, глядели в небо, ввысь,

И горожане, на гербах узрев тулузский крест,

Сеньору радовались так, как будто он воскрес.

Лишь в арке показался граф, свой совершая въезд,

К нему сбежался весь народ, толпились все окрест,

Весь люд, и знатный, и простой, и плача, и смеясь,

Одежды графа целовал, коленопреклонясь.

То жизнь над мертвою землей свою простерла власть!

То влага сердца, взор омыв, слезами пролилась!

То радость вспыхнула в сердцах, цветя, как майский куст!

Один другому говорил: «Вновь с нами Иисус,

Гордыня вновь посрамлена, теряет силу спесь,

Из гроба Рыцарство встает, жива как прежде Честь,

И светом утренней зари все осветилось здесь.

Ведь граф, кому мы целиком, от пяток до волос,

Навеки все принадлежим; кого злой ветр унес,

Отныне воцарился здесь надолго и всерьез».

Теперь о бойне и резне я поведу рассказ,

Ведь горожане, страх уняв, собравши сил запас,

На палки насадив ножи, обломки лезвий, кос,

Напав на рыцарей Креста, врагу утерли нос.

Повсюду слышался призыв: «Тулуза! Бог за нас!

В куски изрубим чужаков, чтоб весь их род угас!»

И так как Бог на небесах не судит вкривь и вкось,

То граф, что бедствия терпел среди громов и гроз,

Тулузу получил. 

1 К Тулузе гнали скакунов... — От Сальветата, места сражения, до Тулузы не более 40 км.

2 На зелллю пал густой туман... — Описываемые события случились в середине сентября, когда в тех краях нередки утренние туманы.

Рубрика: Альбигойцы.