В нашей компании заказать сайт по невысоким ценам.

Песнь о крестовом походе против альбигойцев. Лесса 181

Лесса 181

 

Вернувшись из Испании Раймон VI держит совет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Раймон VI со своими рыцарями отправляется в Тулузу

 

 

 

 

 

5

 

 

 

 

10

 

 

 

 

15

 

 

 

 

20

 

 

 

 

25

 

 

 

 

30

 

 

 

 

35

 

 

 

 

40

 

 

 

 

45

 

 

 

 

50

 

 

 

 

55

 

 

 

 

60

 

 

 

 

65

 

 

 

 

70

 

 

 

 

75

 

 

 

 

80

 

 

 

 

85

 

 

 

Клянусь, у рыцаря Комменж достоинств не отнять,

Он щедр и полон доброты, ему не занимать

И добродетелей иных. И граф, кому ломоть

Не раз пришлось ломать в пути1, укрыв от бури плоть,

Под кровом родственным обрел покой и благодать.

Однажды граф собрал друзей и стал совет держать,

К ним обратив такую речь: «Сеньоры, как не знать,

Что Спесь, стремящаяся днесь весь мир перевернуть,

Твориг насилие и грех, мне заступая путь

К моим владеньям родовым. Но, как учил Господь,

В свой срок смирению дано гордыню побороть,

И ныне этот срок настал. Святая Дева-мать

Не хочет долее терпеть, что я гоним, как тать.

Не так давно гонца с письмом решился я послать

В Тулузу, ибо в том краю и рыцари, и знать

С любовью помнят обо мне. В том заключалась суть

Письма, что люди, коль хотят, вольны мне присягнуть.

Так я узнал, что магистрат готов меня принять,

Хоть взял заложников Монфор, чтоб горожан унять.

Но легче родичей своих тулузцам потерять,

Чем видеть явный произвол и нищету терпеть».

«Сеньор! — воскликнул граф Комменж2. - Должны мы преуспеть,

С Тулузой заключив союз. Гоня насилье вспять,

Вновь смогут Рыцарство и Честь во всем величье встать

И, обретая прежний блеск, путь к славе осветить,

И тем, кто злобою гоним, владенья возвратить».

«О граф, — сказал Рожер Бернар, — готов я повторить

Вослед сим пламенным речам: Тулуза — ключ! Открыть

Все двери можно тем ключом. Мы сможем проторить

Путь к славе, Рыцарство и Честь из праха возродить,

И всё, чем ни владел ваш род, вам в руки передать.

Клянусь, тулузцы город свой сумеют отстоять,

Вновь вас в сеньоры получив! Ведь лучше жизнь отдать

За отчий край, чем в нищете позорно прозябать».

«Любезный граф! — вскричал Монто. - Позвольте мне сказать:

Хоть важно дело завершить, еще важней — начать;

Кто начинает хорошо, тому успех встречать.

Коль до спасительной черты осталось лишь чуть-чуть,

Не поворачивайте вспять, впустив тревогу в грудь.

Идите к цели прямиком, стремясь врага попрать!

Тогда и люди до конца вам будут доверять

И смогут доблестью своей сеньору угодить».

«Сеньоры, — рек сеньор Комменж, — клянусь, не мне судить,

Зачем Бог веру и любовь вложил мне в грудь, но впредь

Ни пяди собственной земли я не хочу иметь,

Пока не сможет старый граф Тулузой завладеть.

Но если пожелает Бог ему сей город дать,

Тулузу следует беречь и зорко охранять,

Чтоб землю дедов и отцов не смог никто отнять».

«Раймон! — воскликнул граф Комменж. — Я вам не стану лгать: Вы мной и воинством моим вольны располагать,

Но прежде графство от врагов я должен оградить,

Нельзя позволить им врасплох владенья захватить».

«Пора, сеньор, — сказал Монто, — в Тулузу вам вступить,

А мы способны, я скажу, успех поторопить!

И горожане город свой сумеют защитить,

От нас поддержку получив. Но если страх явить,

Едва ли можно горожан на подвиг вдохновить».

«Сеньоры, — рек Гильем Юно, — здесь всяк, к чему скрывать,

Готов, рискуя головой, врага атаковать.

Пора все бросить на весы, пора все стяги взвить!»

«Тулузцам, — молвил Аймерик, — должны мы объявить

Ту весть, что есть у них друзья. Им нужно нас впустить

В Тулузу через тайный вход. Вновь обретая стать,

Тулузцы смогут, страх забыв, стеной за город встать».

«Сию услугу, — рек Раймон, — прошу мне оказать».

Сказали все: «Достойный граф! Уж мы устали ждать.

И если б вы, поверив нам, решились город взять,

То не нашлось бы никого, кто стал бы вам пенять:

Ведь лучше кануть без следа, прервав несчастий нить,

Чем не иметь, где головы спокойно преклонить».

«Друзья, мне ясно, — молвил граф, — что, слава Богу, снедь Готова, вряд ли за нее придется нам краснеть.

Суть ваших помыслов и чувств стремился я узнать.

Теперь же вижу, что никто не склонен отступать.

Скорей в Тулузу поспешим, дабы ее занять!»

И, соглашение скрепив, граф приложил печать,

Тому начало положив, что мог бы я назвать

Пожаром, коему дано рассеять мрак опять.

А граф, ни дня не потеряв, велел коней седлать

И через горы и леса повел в Тулузу рать.

Недолго резвому коню копытом землю рыть!

Уж из Гаронны, сняв свой шлем, граф мог воды испить,

Осталось только и всего, что реку переплыть.

Но что за маленький отряд смог всех опередить?

То три Рожера3 и Фуа, о ком нельзя забыть,

Пустились прямо в Сальветат, там полагая быть

Еще при свете дня.

  

1 ...в пути... — По дороге во владения Рожера де Комменжа.

2 Граф Коллменж — Бернар IV, граф де Комменж. Хотя он и принес присягу на верность Церкви, принятую папским легатом 18 апреля 1214 г., тем не менее, чувствуя угрозу своим владениям со стороны Монфора, захватившего графства Тулузское и Бигор, был готов поддержать юного Раймона, как уже поддерживал Раймона VI (см.: лессы 87, 88).

3 ...три Рожера... — Рожер де Комменж, Рожер де Монто и Рожер д’Аспель, племянник графа де Комменжа.

Рубрика: Альбигойцы.