вузы Великобритании

Песнь о крестовом походе против альбигойцев. Лесса 144

Лесса 144

   

 

 

 

5

 

 

 

 

10

 

 

 

15

 

 

 

 

20

 

 

 

 

25

 

 

 

 

30

 

 

 

 

35

 

 

 

 

40

 

 

 

 

45

Граф знал, что следует сказать, и был красноречив.

Клянусь, весь клир ему внимал, дыханье затаив.

Пленял граф свежестью лица, был вежлив и учтив,

И статность облика всего, и скромность сочетав...

«Святейший! — Папе молвил граф, перед собраньем встав. —

Я понимаю: твой престол сулит немало прав.

На Церковь уповает мир, в пучину бед попав.

Должны вы правый суд творить, сорвав со лжи покров,

Заблудшим овцам ваших стад давать приют и кров,

И нас от гибели спасать, храня завет Христов.

Должны вы правильно понять суть этих горьких слов:

Я справедливости прошу, и довод мой таков,

Что я неверных не любил, не чтил еретиков.

Я заверяю и клянусь, пред Богом клятву дав,

Что в них опору не искал, Зло сердцем угадав.

Ни в чем я им не доверял, желаньям Церкви вняв.

Свернули с ложного пути, сей Кривды прах поправ,

И я, и добрый мой сеньор, самой Тулузы граф!

А юный и невинный сын, уж он-то в чем не прав?

Он чист и телом, и душой, да и лицом красив,

Он жил, проступком никаким души не замутив,

И не был уличен во лжи, столь мало лет прожив.

И если нет на нем вины и путь его не крив,

Как ты, владыка христиан, в ком голос правды жив,

Решился покарать дитя, наследных прав лишив?

В опеку Церкви пресвятой, добро и зло смешав,

Прованс, Тулузу, Монтобан, весь отчий край отдав,

На вас надеялся Раймон1, о ближних порадев...

Но видим мы, что злобный враг, казня и жен, и дев,

На мирных жителей напал, как разъяренный лев,

А ты, Святейший, на убийц свой не обрушил гнев.

Тулузцы вверились тебе, защиту попросив,

Но кровь рекою потекла, всю землю оросив.

Я сам по слову твоему, ничуть не возразив,

Легату замок передал2, свое чело склонив.

Враги вовек бы мой Фуа не взяли, осадив.

Я, верно, глупость совершил, легату замок сдав

Со всем оружьем и людьми, у коих смелый нрав,

С запасом снеди и вина, с дарами тучных нив

И родниками, что текут, скалу насквозь пробив.

Прочны кольчуги у бойцов, меч ни один не ржав...

Любой бы оказался глуп, владений сих взалкав.

И коль мне замок не вернут таким же, был каков,

То явным станет для меня источник тайных ков!»

И Папе так сказал легат: «Сеньор, рассказ не лжив.

Граф замок в целости отдал, упрек не заслужив.

Там наблюдателем теперь, свой пыл в дела вложив,

Аббат Сен-Тибери»3.

  

1 На вас надеялся Раймон... — В апреле 1214 г. в Нарбонне Раймон VI от своего имени и от имени сына вручил себя и свои земли под покровительство Церкви и Папы, чьим представителем выступал легат, Петр Беневентский.

2 Я сам ~ Легату замок передал... — По примеру графа Тулузского, в апреле 1214 г. граф де Фуа в Нарбонне принес клятву на верность Церкви и дал обещание не препятствовать преследованию еретиков в своих владениях, за что получил отпущение своих прошлых прегрешений. В залог соблюдения клятвы граф передал легату свой замок Фуа, и тот обязался охранять его именем Церкви и содержать за счет графа. Однако в мае 1215 г. кардинал Петр Беневентский, уезжая в Италию, отдал замок Монфору, и тот разместил в нем свой гарнизон. Иннокентий Ш признал жалобы графа де Фуа справедливыми; в послании от 21 декабря 1215 г. он приказал Монфору передать замок аббату Сен-Тибери, которому кардинал еще ранее поручил охранять его, а также предписал Монфору не предпринимать враждебных действий против графа де Фуа и его племянника Рожера де Комменжа, виконта Кузерана.

3 Там наблюдателем теперь, свой пыл в дела вложив, | Аббат Сен-Тибери». — После захвата замка Монфором настоятель бенедиктинского аббатства Сен-Тибери разместил в замке гарнизон и поручил командовать им своему племяннику Беренгеру.

Рубрика: Альбигойцы.